С.Ченнык (Симферополь)
«Ярость»: просто глупость или что-то большее?

Я не знаю, что это – глупость или преступление. Месяц назад в Симферополе прошла премьера фильма Н.Михалкова «Солнечный удар». Сложилось впечатление, что его показали в Крыму исключительно, чтобы отдельные должностные лица поцеловались с великим режиссером и на этом посчитали свою миссию исполненной.
Все остальное было скромно и уже через неделю фильм был с экранов снят. Не было ни обсуждения, ничего…
На деле в этом фильме политики мало. Всего лишь один вопрос: как это случилось?
Можно ругать Михалкова, можно хвалить, но уже за сам этот вопрос, который поставлен даже не им, и не сейчас, можно сказать спасибо!
Если бы этот вопрос был поставлен раньше, может быть сегодня не убивали себя два братских народа.
Но буквально через неделю в Симферополе прошла тоже премьера фильма «Ярость» о судьбе американского танкового экипажа в боях в Германии в 1945 г.
Огромные бигборды зазывали на премьеру. И НИКТО, в том числе из тех, кому это по должности не возмутился, не выступил с оценкой и не сказал – давайте сейчас этот фильм не будем показывать.
Показали….

То, что сейчас попытаюсь сказать, никакого отношения к политике не имеет. Просто нам в очередной раз, как индейцам зеркальца, подсунули красиво упакованную глупость. Я критикую еще и потому, что сам долго учил будущих офицеров воевать. А до этого меня учили самого офицеры, прошедшие Великую Отечественную войну.
Как учили, не мое дело судить, но среди моих выпускников один Герой России, один командир бригады морской пехоты, трижды представлявшийся к этому званию, а награжденных боевыми наградами просто неперечесть. Это моя гордость и моя боль, потому что сегодня некоторые из них воюют друг против друга на Юго-Востоке…
Потому, наверное, право имею….

Сразу оговариваюсь – не склонен подвергать уничижению роль американского или английского солдата в победе над Германией в 1945 г. Они свой долг исполняли как и все остальные – иногда совершали подвиги, иногда проявляли слабость, но всегда оставались тем, кем должны были быть в это сложное время – солдатами!
Честь им и слава!
Речь пойдет о недавно вышедшем фильме с названием «Ярость», посвященном танкистам США, ведущим бои на территории Германии буквально в последний месяц это войны. Сами съемки фильма уже вызывали неподдельный интерес и даже зависть – могут же!
Коротко о фильме в рекламных проспектах говорилось примерно следующее:
«Вторая мировая война близится к концу. Весной 1945-го в составе союзнических войск на территории противника, в Германии, оказывается экипаж танка «Шерман» со звучным прозвищем «Ярость», гордо написанным у него на борту. Командир сержант Колер (Брэд Питт), опытный танкист со стажем и бывалый боец, принимает в состав своей команды хилого новобранца Норманна Эллисона — новичка и штабного пацифиста, командированного на фронт явно сгоряча или по большой ошибке. С таким неожиданным «балластом» на борту танк «Ярость» и его экипаж рискуют навсегда остаться в чужой земле. Но все до последнего надеются выжить».
Все по жанру! Самая любимая американская ситуация – закаленные бойцы и сопляк в их рядах. Талантливый командир сержант Колер в течение дня делает из него бойца, попутно научив убивать людей и насиловать немок «по согласию». Извините, про изнасилование совсем оговорился – забыл, что фильм не про Красную Армию, а про цивилизованных представителей свободного мира, решивших быстро привить немцам все ценности радости освобождения от фашистской идеологии. Посмотрев поведение американцев в захваченном городе понял, почему девизом немецких женщин в 1945 г. было «лучше русский на тебе, чем американец над тобой».
Советский солдат был тоже не святой, но по рассказам моего прошедшего с 1942 г. войну деда, подобное было первые три дня, потом начались расстрелы и все быстро стало на свои места.
Дальнейшее пропускаем, в том числе поединок с «Тигром» где остатки танковой роты теряют 3 из 4 оставшихся в строю машин. При это губит их именно Колер. Имея буквально в паре метров за спиной вполне прикрытие в виде густых зарослей, откуда в принципе они и вышли, вместо того, чтобы уйти назад, под их прикрытие, сержант гонит танки вперед, устроив просто автомобильные гонки — как же без них в американском кино. И даже при том, что в «Тигре» сидел такой же «специалист», решивший вместо того, чтобы огнем с места расстрелять четыре обнаглело прущих на него «в психическую» «Шермана», рвануть им на встречу, постепенно теряя свои преимущества, прежде всего в артиллерии.
Потеряв три экипажа и оставшись один, сержант решил, что все-таки задачу нужно выполнять. И вот тут начинается самое интересное!
Командир бравого экипажа принимает решение остаться на перекрестке и огнем и огнем танка остановить продвижение немецкой пехоты, которая движется по тылам (обращаю внимание – именно по тылам) его дивизии и вот-вот начнет этих самых тыловиков давить.
При этом прет толпа немцев исключительно по дорогам. И потому наш «американский Виттман» принимает гениальное решение – встретить врага на дороге, тем более, что мину он гусеницей уже словил.
Понятно, что решение исключительно цивилизованного воина, воюющего с такими же цивилизованными противниками. А как же иначе, он наперед знает, что исключительно цивилизованный командир проведет своих цивилизованных солдат только по цивилизованным дорогам Европейской цивилизации. И наплевать, что там могут быть мины, одну из которых уже поймал «шерман» — главное комфорт и чистая обувь! Бог с ними, минами, упрощаем ситуацию – мин нет
Но и в этом случае засаду сержант организует, мягко говоря, тупо. Все наличные силы он сосредотачивает в танке. Знает шельмец, что враг цивилизованный и попрет прямо на него и никаких тебе обходов. Кажется, немцы имеют единственную задачу – подойти к американскому танку и сделать все, чтобы их пристрелили. В этом не сложно убедиться. Идут они походным строем, еще и с песней.
И это не какие-то там ошметки гитлерюгенда сведенные в батальоны фольксштурма – это закаленные в боях части СС. Вообще, марш подразделения СС-овцев – это отдельная тема. Опытные, даже по меркам последнего месяца войны, солдаты в районе угрозы встречи с противником ведут себя как наряженный в униформу персонал сумасшедшего дома. Их тупые (без преувеличения) командиры, просто поострив наличный состав в колонну ведут на убой, как на праздник – с песней!
Если кому то не нравится такое сравнение – то могу назвать командиров преступниками, ибо подразделении движется не имея впереди ни головного дозора, на головной походной заставы. Ничего!
И это (уберем наличие психов на «Шермане») – в условиях не полного, а глобального превосходства ВВС союзников в воздухе, когда «Тандерболты», «Темпесты» и «Мустанги» не то, что скопление живой силы атаковать, за одиночными машинами гонялись. И день не самый плохой – видимость вполне себе.
Но задача есть задача. Выполнять ее нужно, тем более экипаж передумал «делать ноги» и решил умереть вместе со своим безграмотным командиром, который продолжает делать все, чтобы эта церемония была обставлена с максимальным эффектом!
Решение пришло гениальное – притвориться мертвыми и как только немцы окажутся радом – перебить их всех к чертовой матери! Для пущей убедительности решили — чтобы уж наверняка не приняли за живых, уложить на броню тело мертвого немца и поджечь, предварительно залив бензином. Гениально! Сержант даже не думает, что горящее тело имеет свойство коптить и наблюдение из танка через оптику станет затруднительным.
Весь экипаж сержант сосредоточил в танке, при этом даже не поставив задачу на бой каждому из его членов. Например – механик-водитель. Зачем он нужен в танке, который обездвижен и не имеет никаких шансов на «выздоровление»?
Как минимум двух членов экипажа, а то и троих можно было использовать более рационально:
— двоих с 12,7 мм. пулеметом выдвинуть метров на 300-400 от дороги, так чтобы она простреливалась продольным огнем.
— еще одного с 7,62 мм. пулеметом аналогично расположить в 200-300 м. от танка, чтобы простреливать противоположную сторону дороги и одновременно не давать неприятельской пехоте подойти на расстояние, позволяющее использовать фаустпатроны. После того, как командир и наводчик расстреляют все ОФ боеприпасы, обеспечить своим огнем им возможность покинуть машину и уже всем после этого, взяв с собой только легкое стрелковое оружие, уходить «огородами» как можно дальше от места боя. Можно считать, что в этом случае они сделали бы ровно столько, что с лихвой хватило бы на Почетную медаль конгресса. Как минимум!
Но Колер недаром опытный танкист и все решил по-другому. Всякий, кто смотрел «фильму» это видел и повторять его замысел еще раз нет смысла. Сразу перейдем к эпизоду, который можно назвать не иначе как «бойня».
Когда подошли немцы, то началось истое безумие. Оживший «Шерман» стал сеять вокруг себя смерть и разрушение! Происходившее напомнило сцену из «Бесславных ублюдков» и похоже в этой части Тарантино, действительно, сделал бы сцену лучше!
Матерые СС-цы оказались действительно «младшей группой фольксштурма» и начали бегать вокруг танка. Иногда, казалось, они сами лезли под пулемет только с одной целью – чтобы их скорее убили храбрые американские солдаты. При этом едва ли не у каждого второго на плече был «фаустпатрон».
Конечно, паника имеет место быть всегда. Но чем опытнее солдаты – тем быстрее она заканчивается. Но не тут-то было. Осыпаемые градом осколков и пулеметных пуль немцы начали крутить «карусель» вокруг танка как бы играясь в игру «попадешь – не попадешь».
Новичок-пулеметчик ложил их десятками, пока оказалось, что опытный сержант забыл, что боезапас резервный у него остался на броне, хотя по логике вещей должен был (если уж такое идиотское решение им принято), а он же опытный парень, перетащен в боевое отделение танка.
Теперь уже и танкисты включаются в забавную игру «ты убей меня скорей». И это у них получается, когда они предприняли вылазку за беприпасами.
Особо отличился немецкий снайпер, который решил в полной снайперской снаряге, даже с тканевой маской на лице, подползти к танку. Сначала казалось у него нет патронов и он решил штыком убить геройствовавшего в это время на башне у крупнокалиберного пулемета сержанта. Оказалось, нет. Вместо того, что бы с безопасного расстояния спокойно и без суматохи прикончить Колера, снайпер долго и нудно ползет и ползет по грязи. Мазохист! Похоже, процесс для него был важнее, чем результат.
Вскоре усиливается ощущение, что немцы просто хотят погибнуть под пулями американцев или в последней сцене просто растоптать американский танк. К тому же известно, что германские солдаты в последние месяцы охотно сдавались американским солдатам в плен, и не оказывали им массово серьезного сопротивления!
Хотя, признаюсь, что как бы мы не ругали этот фильм, но тщательная отработка деталей вызывает уважение команде, над ним работавшей. Вскоре на наши экраны выходит фильм «Битва за Севастополь». Увиденный трейлер уже настораживает….
Я не единственный, кто подвергает фильм критике. К счастью для фильма она чаще всего, все-таки, конструктивная и обоснованная. Вот например эта:

Роман Корнеев
Ярость: три поляка, грузин и собака
Чего специалиста по криминально-уличным боевикам Эйера потянуло на военную тематику, да ещё и такую ускоспециализированную, как танки, понять, конечно, никак не возможно, сколько ни вчитывайся в развесистые словеса пресс-релизов. Побывал человек в танковом музее, впечатлился кинематографичностью этих монстров, и ну сценарий писать. Другое дело, когда танк — не просто стреляюще-ездящий многотонный реквизит за кадром. Будучи главным действующим лицом, он тут же автоматически становится его персонажем, со своим характером и судьбой, а вот оправдать потом эту одушевлённость ещё нужно суметь.
Так в основанном на спектакле израильском «Ливане» танк — это не просто кусок железа, это замкнутый мир, цельная декорация, в рамках которой происходит весь сюжет, и главная проблема фильма была лишь в том, что режиссёра какого-то чёрта понесло вставлять в фильм окружающее пространство. А в сериале советских времён про «Три танкиста и собака» танк по сути был второй такой собакой, с ним ласково обращались и вообще любили. Наконец в «Белом тигре» танки были хтоническими монстрами, пожирающими своих и чужих, не столько воплощениями чего-то, сколько попросту отягощёнными злом.

У Дэвида Эйра танк имеет все формальные признаки одушевлённости — имя, историю, но на деле, увы, всё заканчивается красивым позированием в непролазной военной грязи и очередным проездом с показательно загнутой антенной. К сожалению, он совершенно несамостоятелен, и потому торчит большую часть времени эдаким донельзя громоздким реквизитом. К нему никто не обращается «ну шерманчик, ну фурийчка, ну выдюжи», его даже помыть от останков так показательно оплакиваемого стрелка-радиста доверяют не пойми кому, ни секунды в кадре не отведено его ремонту, заправке-перезарядке, и вообще хоть какому-то уходу, так что под конец танк не бросают с разорванной гусеницей лишь потому, что «эсэс нипрайдёть» и вожжа под хвост командира.

Сам экипаж тоже производит странное впечатление, между красивыми компьютерными рикошетами (постановка танковых боёв из-за них выглядит куда эффектнее) эти ребята если не плачут по поводу убиенного, то постоянно хамят друг другу и называют собачьими кличками. Как с такой субординацией экипаж дожил до конца войны — загадка. А тут ещё зелёный новичок, чуть не писарь штабной, который поминутно истерит, отказывается стрелять и тратит патроны на попорченных белым фосфором фашистов. Всё это не только терпит, но, кажется, вполне одобряет командир Питт, которому главное что? Правильно, чтобы без свального греха. Остальное не возбраняется.
Причём экипаж этот, погружённый в хорошо знакомый нам по михалковским опусам мир квазисолдатских баек про утю и бомбардировку дырявыми ложками (сцена заглядывания под танк вообще чисто Михалков), преподносится нам автором фильма чуть ли не как «лучший экипаж солнечной», разве что не единолично победивший в синопсисе всё коварное «эсэс».
На практике же выходит немного не так. В свете того, что американцы уже в Германии, и немцы вот-вот сдадутся, этот момент в итоге и становится центральным во всей истории — ну чего же вы не сдаётесь, сволочи, жалуется наш доблестный экипаж и едет разносить очередной городок. Со всеми атрибутами — комиссарен (простите, «эсэс»), куры-млеко-яйки, а потом скромный секс с милой фройляйн (чем командиру ейная тётка не угодила, загадка), всё равно потом снаряд башка попадёт, танцуй пока молодой, фройляйн. Здесь Питт вновь форсит выученным у Тарантино немецким.

Зачем это в фильме про танкистов? Да потому что больше автору в общем сказать и нечего. «Ужасы войны» в его исполнении выходят не очень, американцы вообще этот момент мало чувствуют, из-за океана-то, экипажу играть, кроме бесконечных неуставных базаров, нечего, вокруг танка постепенно вообще всё вымирает, так что та самая случайная мина — по сути, главный драматургический ход фильма, на одном надрыве особо не вылезешь, а снимать бесконечный «ворлд оф танкс» никакого бюджета не хватит.
А потому начинают лезть наружу всякие белые нитки вроде «притворившегося мёртвым» танка против финальной психологической атаки «матросов на зебрах», бесконечного таскания сюда-туда пулемётов и прохладной истории про вылезшего через чёрный ход Лермана.
В итоге единственным настоящим «богом войны» во всём этом бардаке оказывается вовсе не Питт с его безумным чаепитием, а капитан Ваггонер, который единственный здесь не истерит, поминутно отправляя солдат на верную смерть. Просто потому что давно и прочно сошёл с ума.
Впрочем, если брать не фильм целиком, а отдельные эпизоды, не пытаясь их увязать друг с другом, то тут Эйер более убедителен, но мозаичное сознание, фасеточный взгляд насекомого, что стало главной фишкой «Утомлённых солнцем 2-3», хошь не хошь, а подведёт. Потому что, увы, у фильма нет ни толкового сквозного сюжета, ни полноценных персонажей, а есть только их достаточно абстрактные заменители.
Отсюда: http://www.kinokadr.ru/articles/2014/10/29/fury.shtml

На этом тему «ублюдков-танкистов» закончим и перейдем к тому, как в аналогичных ситуациях действовали советские танкисты. У них, конечно, не было таких фирменных перчаток и вообще одеты они были по скромнее, нежели американские коллеги. Но воевали они, по крайней мере умнее.
За примером из мира киноискусства далеко ходить не будем – есть прекрасный фильм «На войне как на войне». Снят, конечно, проще, ляпов много, но сюжет, психология коллектива – исключительно на высоте. Да и чувствовалось, что консультировали фильм профессионалы, прошедшие войну. Там ситуация наоборот – опытный экипаж и новичок-командир. И оказались они в ситуации намного более сложной, чем американцы в «Ярости».
Вот его бы сейчас переснять, сделать римейк – был бы подарок к Дню Победы!

P.S. Воскресным днем 27 января 2013 года прошла экспедиция «Память» на месте героической гибели в ходе ожесточенных боев 27 января 1943 года экипажа танка Т-34, ровно 70 лет назад на поляне «Гортоп». Экипаж уже подбитого танка героически сражался до последнего патрона, заняв оборону рядом с подбитой машиной. На месте их гибели были обнаружены 12 отстрелянных дисков от станкового пулемета снятого с танка. За этот подвиг весь экипаж танка был посмертно награжден орденами.

P.S. P.S. В 1942 г. «…Танковая рота т. Шмакова поддерживала наступавшую пехоту. Продвигаясь по боевому курсу, танк т. Шмакова наскочил на мину, в результате чего была порвана гусеница. Танк остановился. Танкисты продолжали вести огонь из пушки и пулемета. Посланный в разведку радист Лапыгин сообщил об окружении танка противником со всех сторон. В первую ночь осады командир находился у пушки, а Иванов и Лапыгин с пулеметом залегли у танка. С рассветом танкисты подрыли землю вокруг танка и сделали окоп.
Весь день враг вел огонь по танку, несколько раз его бомбили вражеские бомбардировщики. Во вторую ночь был ранен осколком гранаты Лапыгин, затем был ранен осколком и Иванов. Несмотря на опасность, ни у кого из экипажа танка не было мысли о том, чтобы оставить свой танк. Отважный экипаж отразил все попытки фашистов, стремившихся овладеть танком и осаждавших его в течение 192 часов, пока не подошли наши войска».

P.S. P.S. P.S. Из пособия по боевому опыту для танкистов Красной армии: В том же случае, когда танкистам не удается вызвать артиллерийский огонь, одна часть танков обходит танк противника с флангов, а другая прикрывает огнем их маневр. Выйдя во фланг танку противника, танки уничтожают его прицельным огнем с коротких дистанций (из-за укрытий), при этом атака должна быть стремительной и дерзкой. При отходе в укрытие танкисты не должны подставлять под огонь противника слабые места своего танка. Целесообразнее всего отходить задним ходом. Следует помнить, что противник обычно минирует подступы к своему закопанному танку, вследствие чего наш танк, идущий в атаку, должен атаковать противника с тыла. Ниже приведем один из примеров удачных боевых действий наших танкистов.

Поиск по сайту