С.Ченнык (Симферополь)

Исторический и военно-исторический туризм, как будущее индустрии туризма Крыма

 

«Крым — изумительная сокровищница,

естественный музей, хранящий

тайны тысячелетий»

А. Грибоедов

В последние годы, особенно после возвращения Крымского полуострова в состав Российской Федерации, не утихают бурные дискуссии о будущем туристической отрасли Республики Крым. Действительно, нужно быть совершенно слепым, чтобы не видеть в ней одну из перспектив экономики региона, явно «заточенного» под перспективное развитие именно этого вида экономики.

Ведутся они на самых высоких уровнях, темы поднимаются различные, но отчетливых достижений пока нет, или мы их просто не видим. Массовые потоки российского туриста мигрируют или в Краснодарский край или в еще более дальние теплые страны.

Государство как-то плавно самоустранилось (о чем мы ниже еще скажем), и уже несколько лет реформирование отрасли остается частным делом туроператоров, отельеров и остальных, чье благополучие в той или иной степени зависит от количества гостей Крыма и которых сама жизнь заставляет искать все новые и новые формы привлечения клиентов. К сожалению, их часто не скоординированные действия более вредят бизнесу, чем помогают общему делу. Глядя на происходящее, приходится с учетом собственного скромного опыта военного эксперта, военного историка, журналиста и просто человека, переживающего за дела в государстве, задавать себе вопрос: а почему так? Неужели мы настолько привыкли забиваться в тупики, что не хотим или не можем найти оптимального выхода из сложившейся ситуации?

На мой взгляд, возможный путь (точнее, один из путей) решения есть. Готов поделиться своим мнением по этому вопросу, тем более, что первое интервью со мной, опубликованное во многих печатных и электронных СМИ получило неожиданно широкий отклик.

Спешу предупредить читателей: эта статья не указание выхода, не панацея от всех болезней, существующих ныне в региональной экономике, а всего лишь попытка осветить проблему и создать повод для ее обсуждения. Я не выступаю с категорическими утверждениями, скорее провоцирую дискуссию, намекая на необходимость большего внимания этой составляющей крымского туризма. 

О туристической составляющей экономики  Республики Крым

Итак, туризм – это одно из главных, наиболее перспективное и без сомнения важное направление экономики Республики Крым (и Севастополя, мы, привычно, не разделяем эти регионы, хотя они административно разные) в ближайшем обозримом будущем. Это аксиома.

Характерная черта крымского туризма — его сезонность, связанная, прежде всего с наличием свободного времени, отпусков основной массы потенциальных посетителей, а также зависимость от климатических условий. Показатели сезонности оказывают важное влияние на степень загрузки материально технической базы туризма и использования персонала. Тем самым сезонность во многом определяет общую экономическую эффективность туризма. Дольше сезон – больше денег в бюджете. Это тоже аксиома.

К сожалению, мы уже не можем не замечать определенные климатические изменения, которые не самым лучшим образом влияют на продолжительность курортного сезона. Вот и в этом году. Лето уже идет, а пляжи приезжий народ оккупировать не торопится. Вода не прогрелась.  В том числе и потому часто российский турист меняет направление «миграции» на более подходящие места, где не самое большое время, отводимое им для отдыха он может потратить с большей для себя пользой.  

По этому поводу говорят много, часто громко, но не всегда правду. В одном из своих последних выступлений с телевизионного министр курортов и туризма РК Сергей Стрельбицкий  сказал, предвещая сезон 2017 г.: «…что сегодня идет борьба за российского туриста, а также о том, что в середине нынешнего лета отдых в Турции будет стоить дороже, чем в Крыму».

Вот насчет дешевого отдыха в Крыму я бы не торопился с заявлениями. Все мы прекрасно знаем, что крымский отельер никогда ничего не удешевляет и если в той же Турции за тот же доллар его местный коллега перед российским туристом «танцевать» будет, то традиционного крымского чванства еще никто не отменял. Сейчас, конечно, меньше, но все равно много.

По всем показателям, в том числе главному — качеству приема туристов, Крым пока еще не самый передовой регион Черного моря (ну, может быть, только медленно, но уверенно отходящая от былых военных потрясений Абхазия уступает ему). Правда, судя по эмоциям вернувшихся из путешествия оттуда крымчан, там перед заезжим гостем «стелятся», бьются за каждого. У нас же, судя по отзывам вернувшихся гостей с материка, пока понятия еще украинского периода: а куда этот турист денется?

Потому я скорее склонен согласиться с точкой зрения, что исключительно пляжно-санаторно-туристическое восприятие Крыма – это наивно привычный и наивно естественный контекст всех обывательских идей его развития уже лет эдак 150.

Государство это понимает и потому основную часть работы по развитию туризма в Крыму отводит самому региону. Спасение утопающих, дело самих утопающих. Тому подтверждение можно увидеть в основных приоритетах развития республики, которые отражены в Федеральной целевой программе «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г.Севастополя до 2020 года» (постановление Правительства Российской Федерации от 11 августа 2014 года №790). Курорты и туризм официально стали лишь предпоследним приоритетом экономической стратегии.

В советское время все было просто и понятно. Стратегия туризма выражалась триединой формулой «Солнце, воздух и вода» и неизбалованного тогда Сейшелами или Антальей советского сталевара или инженера она вполне удовлетворяла.

С 1991 г. все изменилось. Украина не смогла толково распорядиться доставшей ей наследием и туристической «жемчужиной» из полуострова не получилось. В 2005 г. тогдашний спикер Крымского парламента Б.Дейч отметил: «Мы рассчитываем на потоки туристов. Это наша экономическая база». Но уже в 2012 г. он признал если не поражение в этой борьбе, то, по крайней мере, почти проигрываемую ситуацию: «А тем временем бурно развивались  курорты Турции, Египта, Хорватии, Черногории, курорты России. И с нашим сервисом, ценами мы эту борьбу проигрываем не только зарубежным туристам, в том числе и из бывшего Союза, но и собственным соотечественникам».

Господин Дейч  почему-то не сказал, во что превратился его любимый Восточный Крым, в котором быстро стало тесно от невероятного числа «шалманов» и прочих сомнительных учреждений, ставившихся где угодно и как угодно. Разграбление благодатного края стало повальным.  

По сути, с этим грустным багажом в виде разделенного и поделенного между местными и неместными «фазендейро» Южного берега, бессистемно застроенной Ялты и грустного вида не очень чистых пляжей Западного и Восточного Крыма полуостров вернулся в состав России. Вот только к этому времени значительное количество наиболее платежеспособного сегмента туристов из традиционного для Крыма российского рынка переориентировались на курорты Турции, Египта, Болгарии и европейского Средиземноморья.

После Олимпийских игр-2014 серьезный прорыв совершили Сочинские курорты, сильно продвинулась, недорогая, но невероятно красивая Абхазия. Совсем рядом с Крымом ведет  интенсивный подъем новый «туристический монстр» — Краснодарский край.

С 2014 г. Крым стал преимущественно внутренним российским курортом, около 80-85% клиентов которого составляют граждане России, около 15-17% – туристы из Украины и других стран СНГ, около 3% – туристы из дальнего зарубежья

К счастью, пока еще, несмотря на проблемы политические, проблемы глобального снижения туристического потока из России, как бы не стремились нас в этом убедить зарубежные политики, нет. Наших соотечественников политикой не удивить, наоборот им это интересно. Но вот удовлетворять их запросы мы еще не научились . В том числе и потому, что не знаем, чего этот самый гость у нас хочет увидеть и почувствовать.

Что делать? О стереотипах и заблуждениях крымского туризма.

Нынешняя стратегия развития туристической отрасли Крыма напоминает блуждания «ежика в тумане»: вроде даже знаем, куда идти, но жутко и страшно. От этого страха и выдумываются различные, казалось бы, легкие и простые выходы.

Тревожный симптом, однако. Давайте из традиционно русской пары вопросов «Кто виноват?» и «Что делать?» отбросим первый и подробнее попытаемся остановиться на втором.

Итак, чтобы не стать «курортом для бедных» и вернуть репутацию «туристической Мекки», Крым должен пересмотреть свою политику в области развития туризма. Понимаю, что для многих, особенно кормящихся из «государственной кормушки», это не приемлемо. Они живут на проедании ее содержимого и, имея возможность более-менее регулярного удовлетворения своих естественных инстинктов,  не имеют ни малейшего желания изменить ситуацию. Пристроив шашлычную поближе к набережной, обзаведясь чиновной «крышей», любой местный «предприниматель» считает, что жизнь удалась и никаких перспектив, кроме как толп бродящих по набережной приезжих, знать не хочет. Оно ему и не нужно.

Но современное состояние экономики, в том числе и туризма, все равно заставит всех принять другие условия игры на рынке. И только совершенно наивный этого не чувствует. От украинских гостей, приезжавших в Крым с пакетами, забитыми салом, горилкой и овощами с собственных огородов, придется отвыкать. Теперь у нас более частый гость родной российский турист. Он более требователен, но в период санкций сорить деньгами тоже не хочет.   

В сложившихся условиях у РК есть несколько вариантов – первый продолжать строить непомерное число пансионатов, которые так и будут большее время года стоять незаполненными, второй путь – изменить направление развития туристической отрасли.

Первый вариант крымского туризма еще будет актуальным, но конкуренция растет с каждым годом. Притом «беда» часто приходит оттуда, откуда и не ждали. Например, кто мог ожидать что невероятную скорость роста лечебного туризма покажет Белоруссия. Эту страну россияне весьма часто посещают в оздоровительных целях – нет языкового барьера, не нужны визы, демократичные цены. А сами возможности для лечения – весьма широкие, чтобы выбрать здравницу для лечения конкретного заболевания. Для туристов здесь – мягкий климат, чистейший воздух, сапропелевые грязи, минеральные источники с разными составами. 

Повторюсь, как это ни странно, иностранному, да и многим из российских туристов в Крыму не нужно море. Тем более, что у нас оно во многих местах не совсем чистое. Для избалованных чистотой пляжей Черногории, Хорватии, Испании и прочих Майорок заграничных господ важнее всего (согласно статистике) историческое и культурное наследие. А в целом 30-40% туристов называют культурно-исторические достопримечательности полуострова одной из главных причин своего туризма. А мы эти проценты пытаемся переубедить, доказывая, что у нас все-таки  самое лучше – это солнце, воздух и вода.  Вот и получается, что люди к нам уже давно едут не только из-за наличия моря и солнца, а наши туроператоры с упорством,  заслуживающим лучшего применения, стараются загнать их в море или хотя бы на пляж, если они упорно сопротивляется. При этом обязательно окружить «людьми в белых халатах». И снова СМИ тиражируют громкие заявления, что в Крым едут лечиться и купаться в море. Да чушь все это!

В той же Европе даже в не самой богатой Словакии есть курорт Бардеевские купели с ценовой политикой гораздо ниже крымских санаториев, а сервисом несравнимым. Помимо всего, мы как то даже не задумываемся, что «убитое» коммерционализацией медицинское образование в Крыму привело к тому, что сейчас уже нет нужного числе тех медицинских «светил», которые делали Крым той самой пресловутой здравницей во времена СССР.

Потому обратим внимание на второй путь, изменение направлений. Притом не кардинально, а только путем координирования приоритетного развития новых ее направлений. То есть никаких революций, потрясений и увольнений, лишь добавление нового, к уже имеющемуся. Этакая прививка от бедности.

Возможно, это и есть то, что сможет дать новый толчок, содействовать спасению всей туристической отрасли Крыма. Попытаюсь в меру своих знаний обосновать  мысли.

Крым уникальнейший регион, который всегда будет привлекать к себе внимание туристов всего мира. Это хорошо. Но вот только между «привлекать» и «завлекать» – разница огромная.

А вот теперь постараюсь ответить на главный вопрос: чем завлекать будем? Только слепой или хронически ленивый не может видеть, что сам полуостров с точки зрения перспектив наполнения бюджета «заточен» под эксплуатацию своей истории, особенно военной. Такое наследство, которое оставили здесь столетия войн, виражи мировой геополитики по своей значимости равняется хорошим залежам полезных ископаемых, с той только разницей, что в отличие от них историческое наследие неиссякаемо. 

Таким образом, путь решения проблемы «чем завлечь» есть – это приоритетная эксплуатация темы истории, военной истории и этнографии, а попутно, в дополнение к ним, этого самого туриста лечить, развлекать и, если получится, купать в море.

История является фундаментальной основой процесса развития, сохранения, укрепления независимости, суверенитета и самобытности народа. В большинстве стран Европы идентичность путей исторической эволюции культуры и туризма предопределила общность новых методов подхода к их дальнейшему развитию.

Кстати, о том, что Крым имеет все шансы стать центром военно-исторического туризма, как и многие страны Европы, говорили еще в начале XX в. В 1905 г. в журнале «Военный сборник» была опубликована статья М.Кияновского «Русские военные памятники». Среди прочего автор писал: «Десятки тысяч людей ездя в Помпею смотреть, как жили люди несколько веков тому назад – те же 10000 людей будут ездить в Севастополь смотреть, как люди умирали, защищая свою родину полвека тому назад, а многие тысячи из них будут не только смотреть, но и учиться».[1] 

В начале XXI в. туризм превратился в феномен мирового масштаба, представляющий собой неотъемлемую часть жизни современного общества — его доля в мировом валовом продукте уже достигла 10%, а география туристских путешествий постоянно расширяется. При этом, по оценкам современных исследователей, «классический туризм уступает место познавательному, в том числе историко-культурному туризму».[2] И это мировая тенденция, к которой нам нужно быть готовым. Точнее быть готовыми использовать ее в своих целях.

Его доля, согласно некоторым данным, уже составляет до 60% общего объема туристских услуг, поэтому можно констатировать, что историко-культурные путешествия стали системообразующим фактором регионального туристского комплекса. В этой связи историко-культурное достояние территорий необходимо рассматривать и как туристский ресурс, вызывающий интерес и мотивацию к путешествию, и как ресурс социально-экономического развития территорий.

И тому есть подтверждение. Статистика туристских приоритетов среди российской молодежи ставит на первые места не валяние на пляжах и даже не мазанье лечебными грязями. Молодые туристы в возрасте до 45 лет, которые как раз и составляют основной сегмент клиентов отрасли, направляясь в Крым, хотят увидеть военно-историческое и историческое наследие.

Более того, после 2014 г. у Крыма в России сложился образ духовно-патриотического центра Отечества и люди едут сюда и за патриотикой в том числе. К сожалению, наши функционеры этого понять не могут толком, или просто не хотят, оставаясь часто теми, которые сидели в этих кабинетах и в этих же креслах много лет назад. Разве что вывески поменяв.   

Потому наберусь наглости утверждать, что именно военно-исторический и исторический туризм то самое, что привлекает соотечественников и иностранцев в Крым о чем, кстати, сам министр говорил год назад: «…«Если в 2015 году это были единицы, то сейчас иностранные туристы активно поехали. Пусть даже это будет небольшое количество, но сам факт их пребывания на территории Крыма уже о многом говорит и свидетельствует о росте интереса у иностранцев», — сообщил г-н Стрельбицкий, передает «ТАСС». Он также отметил, что чаще всего в РК приезжают жители Поднебесной, которые в первую очередь интересуются советским наследием, а также достопримечательностями Крыма. «Прежде всего, это Ливадийский дворец и проходившая в нем в 1945 году Ялтинская конференция лидеров трех стран антигитлеровской коалиции: Иосифа Сталина, Уинстона Черчилля и Франклина Рузвельта. Также интересны Севастополь и его военно-исторические памятники», — пояснил он. Помимо этого, по словам министра, интерес в Крыму есть среди туристов из Великобритании, Италии, Ирана, Иордании, Китая, Франции и Германии.[3]

Британцы нам привычные и мы точно знаем, что ни один из них не желает лезть в море. Когда в марте этого года в Правительстве Республики Крым прошла встреча с известным исследователем военной истории из Англии полковником Патриком Мерсером, которого имею честь знать лично и давно, он четко и ясно сказал, пытавшимся рассказать ему о всех прелестях полуострова, что все наши крымские чудеса английскому туристу не интересны. Для него Крым связан только с двумя словами: Инкерман и Балаклава. И на них он готов смотреть вечно. Так было, та есть и так будет. Равно как и немецкий турист интересуется точно такой же историей, но несколько иного плана. А еще есть русская европейская эмиграция, которая в преддверии 100-летия начала Гражданской войны в России тоже внимательно смотрит в сторону Крыма. Вот только с ней работать нужно много.

Но в Крыму приезжего туриста с упорством, заслуживающим лучшего применения, стараются прежде всего загнать в море. Почему то наш местный чиновник от туризма считает, что именно за этим сюда все едут. Вот только море об этом не совсем информировано и потому не всегда такое чистое или теплое, как хотелось бы.

Как следствие, культурно-исторические туристские ресурсы полуострова, к которым традиционно относят памятники, исторические местности, этнографические достопримечательности, музеи, религиозные центры и т.д.  приобретают не только культурную, но и экономическую ценность. В этом отношении Крым, благодаря многовековой истории, богатой разного рода событиями, обладает уникальным туристским потенциалом. При грамотном использовании данных ресурсов туризм может стать локомотивом социально-экономического развития, способствующим экономическому, социальному и духовному» подъему региона в целом.  Тем самым актуальным становится вопрос о выявлении факторов и принципов повышения туристской аттрактивности региона посредством рационализации эксплуатации историко-культурных объектов. Одним из таких факторов может быть признана региональная военная история.

Военная история, как основа регионального туризма

Военная история в современном ее состоянии имеет не только познавательную, но и мировоззренческую функцию. Являясь эффективным средством совершенствования мышления, она прекрасно выполняет задачу патриотического и гражданского воспитания. Тем самым основной ее целью, применительно к организации туристической деятельности, является содействие военно-патриотическому туризму. Помимо непосредственных преимуществ от данного вида путешествий, заключающихся в развитии туристской инфраструктуры региона (клубов военно-исторической реконструкции, поисковых отрядов и др.) и диверсификации рынка услуг, в том числе ориентированных на молодежь, особое значение имеет и формирование положительного имиджа региона как центра патриотического воспитания. Это создает благоприятные условия для развития всего комплекса туристских ресурсов территории, способствуя привлечению внешних инвестиций и интенсификации туристских потоков за счет увеличения доли участия нерезидентов в региональном туристском рынке.

К сожалению, современные «стратеги от туризма», кажется, кроме глянцевых журналов ничего не читают и потому попытаемся доходчиво объяснить, что в области исторического туризма конкуренции Крыму в обозримом будущем не составит никто. В том числе и близ расположенные пресловутые курорты Краснодарского края, о которых так много пишет российская пресса.

Парадоксально, но с гораздо меньшим финансированием туристической отрасли, опираясь только на собственные силы, полуостров может стать в некотором смысле достойным конкурентом кавказскому побережью Российской Федерации. Можно с уверенностью говорить, что Крым единственное место, или одно из немногих мест в Европе, где на минимальной площади сосредоточены памятники невероятного числа эпох, тысяч событий.  Причем не только на суше, но и под водой… И даже в воздухе, как не удивительно.

Никто же не станет спорить, что до распада СССР Крым был одним из наиболее милитаризованных регионов страны. А до этого, являясь одной из точек мировой геополитики был местом постоянного привлечения сил, в том числе военных, из разных стран, боровшихся за свое влияние в Европе, Азии и Ближнем Востоке.   

Военно-исторический потенциал Крыма выражен в его историческом наследии, связанном с ведением в регионе военных действий. Большинство туристских направлений бережно относится к своей истории как фактору привлечения туристских потоков. Наличие уникальных военно-исторических объектов может предопределить успешное развитие туризма в Крыму. Знакомство с историей и историческими объектами, связанными с боевыми действиями региона, — сильнейший побудительный туристский мотив.

Обидно, что в Крыму, который всегда привлекает туристов во многом за счет обилия памятников истории, по сути ничего не делается для этой самой военной истории популяризации. А то, что делается, лежит на плечах увлеченных энтузиастов: реконструкторов, военных историков, давно привыкших рассчитывать исключительно на свои силы.

У нас есть что посмотреть. У нас есть, что показать. Статистики подсчитали, что на территории Крыма находится тысячи (!!!) памятников военной истории. Здесь можно увидеть историю войн, начиная с римских легионов и заканчивая событиями совсем недавней «холодной войны». Многие шедевры коротают свой век в ожидании реставраторов, а последние – денег. На государство надежда слабая, но инвесторы могли бы ссудить немало под будущие прибыли. Вот только не отработан механизм вовлечения культурных и природных памятников в туристский бизнес…

Определенный импульс эта тема получила в 2003-2004 гг. когда начались мероприятия, связанные со 150-летием Крымской войны.  Казалось, что наконец-то военно-исторические программы займут свое должное место в жизни полуострова. Чего только не было запланировано и презентовано: реконструкции, фестивали и даже молодежные акции. Караваны чиновников потянулись в дальние страны, естественно за государственный счет. В итоге, тот минимум мероприятий, которые удалось осуществить, в основном проводились английской стороной и в основном пели славу британскому оружию. На собственную славу денег не нашлось. На чужие деньги построили мемориал павшим британцам, но по-нашему традиционно часть денег исчезла в неизвестном направлении, а мемориал через год благополучно развалился, символизируя уже не чужую доблесть, а наш позор. В результате спустя 150 лет «битва за Крым» в очередной раз была проиграна. Через 10 лет также незаметно проскочили 160-летие Крымской войны, 100-летие начала Первой мировой….  Похоже, это становится нашей традицией.

На этом фоне удивило то трепетное отношение к своей истории, которое продемонстрировали британцы. Было чему позавидовать. Но никто не задумался: почему у них это так? Чем мы хуже них? И дело тут даже не в менталитете. Просто в мире работает  громадная машина военно-исторического и исторического туризма о существовании которой, не говоря уже о ее структуре, у нас даже не догадываются. Во всяком случае,  в последнее время не догадывались. Десятки иностранных туристических организаций специализируются на теме военной истории, вывозя своих клиентов по самым разным программам в самые разные регионы планеты. Для любителей и организаторов военных и исторических туров издаются специализированные журналы (“Battlefields Review”, например). Неудивительно, что после такого отношения любой британский школьник процитирует вам строки из «Атаки легкой бригады» лорда Теннисона, а наши подростки понятие «Бородино» чаще всего ассоциируют с сортом хлеба.

Движение исторической реконструкции, особенно такого ее направления, как «живая история» – важнейшая составляющая военно-исторического туризма — в Англии одно из самых мощных в Европе.  Англичане делят лидерство с такими странами, как Россия, Германия, Франция, Польша, Чехия, Италия, США. Мероприятия с участием военно-исторических клубов проходят почти каждую неделю и привлекают все возрастающее число, как участников, так и посетителей.

Британия не исключение. Франция ежегодно принимает более 20 миллионов туристов, которые приезжают в страну для посещения мест воинской славы и памятников истории, так или иначе связанных с военными действиями, говорится на сайте газеты “The Guardian”.

В то время как историки видят среди задач развивающегося туризма, связанного с военными событиями, возможность показать ужасы конфликтов и важность коллективной памяти, французское правительство считает, что туры по местам боевой славы могут приносить стране немалый доход. Как отмечает издание, в уже далеком 2011 г. в стране прошла первая национальная конференция по военному туризму, который во Франции принято называть «туризмом памяти», который представляет из себя, по словам директора архива министерства обороны Франции Сержа Барселлини, «…туризм воспоминаний, паломничества, памяти, поминовения усопших».

Стратегия военного туризма себя полностью оправдала, когда количество туристов кратно вырасло в 2014 г. Тогда отмечалось 100-летие Первой мировой войны и 70-я годовщина стратегической операции союзников по высадке войск в Нормандии.

В ноябре 2011 г. во Франции был открыт Музей первой мировой войны в Мо, число посетителей которого уже через два года превысило ожидаемые показатели. В прошлом году 155 военных музеев, мемориальных памятников и исторических мест этой страны, которые взимают плату за посещение, привлекли внимание 6,2 миллиона человек, а их оборот составил около 45 миллионов евро. Около 45% посетителей приехали из-за рубежа.

Небольшое, по мировым понятием, европейское государство Чехия свою индустрию туризма строит на своей культуре и своем прошлом. Этим же путем весьма успешно идут Бельгия, Австрия, Германия Словакия и многие другие.

В материковой России, например, согласно статистическим данным туристских ведомств Калининградской области, посещаемость региона выросла на 85%. после привлечения культурно-исторических ресурсов к обслуживанию туристов. При этом привлекательность данной категории объектов во многом обусловлена внешними факторами — военно-исторический характер местных ресурсов предопределяет заинтересованность иностранных туристов и экскурсантов в посещении региона как места боевых столкновений вооруженных сил разных государств. Так, учитывая, что на территории Калининградской области протекали сражения Семилетней, Первой мировой и Великой Отечественной войн, данный регион пользуется большой популярностью у туристов из Германии — страны, принимавшей участие в данных конфликтах. Сегодня гости из Германии составляют около 60% всех зарубежных посетителей региона.

Проводимый там фестиваль «Гумбиненский прорыв», посвященный событиям Первой мировой войны, вошел в числе лучших военно-исторических фестивалей России.

Аналогичные тенденции характерны и для других регионов Российской Федерации. К примеру, туристы из Финляндии стремятся посетить Республику Карелия и Ленинградскую область, являвшихся в 1939-1940 гг. главным театром советско-финляндской войны. Нужно сказать, что именно туры по местам Финской войны могут служить для нас своеобразным примером профессионального подхода к делу. Исключительно благодаря упору на профессиональных военных историков и реконструкторов получилось сделать военно-исторический туризм доступным и интересным не только для специалистов, но и для обычных людей, интересующихся историей своей страны.

Большой популярностью у американских и британских туристов пользуются Архангельск и Мурманск — портовые города, служившие в годы Второй мировой войны конечными пунктами союзных поставок по ленд-лизу. Таким образом, объекты туристского показа, связанные с международной военной историей, служат эффективным средством привлечения туристских потоков из-за рубежа. В Мурманске открывается Музей Арктических конвоев, а в Санкт-Петербурге в 2018 г. – Музей Северных конвоев.

Будем объективны и справедливы: трезвомыслящие в Крыму есть. Есть и понимание , что культурно-исторический туризм может стать основой масштабных инвестиций в крымскую экономику и сделать приток отдыхающих на полуостров круглогодичным.

Эксперты Общероссийского народного фронта предлагают систематизировать места и объекты туризма в Республике Крым, связанные с военной историей, решить вопросы реконструкции военных действий, а также создать электронный портал маршрутов с указанием справочной информации по каждому объекту. С таким предложением они выступили на «Форуме действий. Крым» в Ялте, напомнив, что на полуострове находится большое количество объектов, связанных с военно-патриотической историей, в том числе остатки древнего Асандрова оборонительного вала и крепостные укрепления в Керкинитиде (современная Евпатория). По мнению участников форума, министерству курортов и туризма РК необходимо разработать изменения в соответствующее постановление Совета министров Крыма, касающееся развития туризма в регионе, и дополнить перечень целевых показателей пунктом о количестве разработанных всесезонных круглогодичных военно-исторических маршрутов.[4] Вот только по традиции ОНФ в Крыму еще не совсем научились  слушать… А зря….
Трудно не согласиться. Да и аргументы автор приводит убедительные. Действительно, когда директор Института классической археологии Техасского университета профессор Джозеф К.Картер впервые увидел национальный заповедник Херсонес Таврический, он встал на колени и едва не заплакал от восторга. Американский профессор, четверть века занимавшийся изучением следов  античной хоры (земледельческой округи) в Италии, даже не подозревал, что где-то в мире она сохранилась в почти первозданном виде.[5]

 Я несколько лет общаюсь с британскими коллегами – офицерами английской армии. Общение это давно перешло из разряда просто знакомства к дружеским связям. Профессия, объединяющая нас, весьма способствует открытости и откровенности. Так вот, один майор Гвардейского гренадерского полка очень удивлялся, что у нас так ужасно  организован исторический туризм. «Ты не можешь представить! Вы же живете на золотой бочке!», — все время говорил он.

Иностранного туриста действительно наше Черное море интересует мало. Не за тем он сюда едет. Как правило, зарубежных гостей привлекают крымские достопримечательности: дворцы ЮБК, старые крепости и другие памятники истории, а также новые маршруты и неисхоженные тропы вкупе с местной экзотикой».[6]

Почти все туристические операторы в той или иной форме организуют экскурсионные программы по местам, как правило, Крымской  (1854-1856 гг.) и Великой Отечественной войн. При этом число используемых ими объектов показа не так велико как кажется, а  информация гидов в большей степени почерпнута из давно устаревших источников. Мне иногда удается проводить занятия с гидами-переводчиками по Крымской войне и просто потрясен уровнем их готовности к проведению военно-исторических туров. Как раз тут у нас все в порядке. Наши гиды умнейшие и образованнейшие. При этом я не ставлю под сомнение, что все они фанатично преданные своему делу люди.

Из личного опыта знаю, как трудно рассказать, например, о сражении на Черной речке, гиду, который не имеет специальной подготовки. В результате мы имеем уже обозначившуюся проблему: подготовка гидов. Как следствие, то, что гордо именуют военно-историческим туризмом не выходит за рамки уже приевшихся туров с программами, не выходящими за известное со времен СССР из школьных учебников. Исключения, конечно, есть, но их мало.

Не по наслышке знаком с английской туристической фирмой, которая проводит программы по полям сражений в Европе (Нормандия, Испания, Бельгия и т.д.). Там каждый гид разрабатывает свое направление на уровне едва ли не кандидатской диссертации. Все военные программы ведут бывшие военные и не просто военные — многие из них преподавали в военной академии Сандхерст! 

В этом деле наш военно-исторический журнал «Military Крым» может стать (а во многих случаях уже стал!) серьезным помощником для туроператоров, турагентов и просто сотрудников туристической сферы. В первую очередь разработчиков программ и экскурсий. Уже само наше наличие в отдельно взятом регионе России работает на его туристическую слагаемую экономики. Но так думаем, те кто журнал издает. Пока же поддержать наш журнал многие «официальные лица» не сильно торопятся.

А ведь формирование позитивного образа Крыма как центра познавательного туризма посредством осуществления прямого воздействия на эмоционально-ценностную сферу потенциальных туристов особенно эффективно в форме распространения военно-исторических  знаний и представляется перспективным дальнейшим важным направлением работы. Эх, знали бы это наши чиновники «от туризма», выбрасывая кучи денег на совершенно ненужные рекламные акции, особенно в регионах, откуда в Крым почти никто не едет! 

 Итак, товар у нас есть. Это богатейшая история Крыма, памятники которой в невероятном для иных регионов мира количестве до сих пор сохраняются на его территории. Но что бы товар был продан, он должен быть к этому процессу приготовлен, облачен в соответствующую форму туристического продукта. В острие проблемы стал злосчастный сервис, из-за которого  у туристов сформировалось негативное впечатление о крымском туристическом сервисе.

Что делать?

А теперь главное. Что конкретно нужно сделать в Крыму для развития исторического и военно-исторического направлений туризма. Чтобы не стать похожим на известного литературного героя с его лекцией о шахматной столице «Нью-Васюки», скажу сразу, что это долгий и сложный путь, но именно он сможет стать одним из направлений выхода из сложившегося экономического туристического тупика. Но специалисты туристического бизнеса считают, что это направление, которое в ближайшее десятилетие будет бурно развиваться. Его можно реализовывать через программы, включающие в себя:

— военно-исторические фестивали (ВИФ);

— военно-исторические туры (форт-туризм, активные военно-исторические туры и т.п.);

— экскурсионные программы;

— военно-исторические музеи и военно-исторические комплексы; 

У всех перечисленных форм военно-исторических программ есть своя сложившаяся категория потребителей. По опыту коллег, преуспевших на ниве военно-исторического туризма, основными из них являются:

— многочисленные почитатели военной истории России, Украины, Англии, Франции, Германии, Турции и др. стран.

— как профессиональные историки, так и любители, интересующиеся военной фортификацией, военной техникой, оружием, униформологией, наградами и проч. Это, кстати, очень большая по численности группа, учитывая в последнее время невероятно выросший интерес к изучению истории во всем мире и в Европе и России, особенно. Многие из них едут с друзьями, семьями (организуя, как бы, свой «семейно-дружеский тур» в рамках большого тура).

— любители военной генеалогии. Они интересуются воинскими захоронениями, мемориальными комплексами и т.п.[7] 

Путь первый: фестивали

Прежде всего нужно дать развитие тематическим фестивалям. Крым для таковых место идеальное. Тут их можно делать чуть ли не каждой деревне, разрабатывая тему чуть ли не от «буйной махновщины» до «холодной войны». Таковых, но крупных, должно быть как минимум четыре-пять. Это сложно и требует обсуждения всеми заинтересованными сторонами. Что происходит, когда такого не делают, показывает опыт «Крымского военно-исторического фестиваля» (КВИФ). Схема этого фестиваля едва ли не идеальная для нашей республики. Она отработана на московских «Временах и эпохах», которые успешно развиваются и уже «на слуху» многих туроператоров, специально делающих туры для любителей «посмотреть и пощупать» прошлое Государства Российского при весьма и весьма неплохом сервисе. Лучше всего о Фестивале говорит то, что в в 2016 г. Крымский военно-исторический фестиваль признан лучшим событийным мероприятием по патриотическому воспитанию в Российской Федерации. Ну и экономика —  фестиваль привлекает в Севастополь большой поток туристов из разных регионов России, продлевая тем самым туристический сезон.

Думаю, что и Республике Крым нужно к такому проекту присмотреться, прицениться и пообщаться с организаторами не на тему «А как вам в нашем солнечном Крыму?», а с точки зрения опыта и практики проведения. Вдруг что и получится. Единственное, что пожелаю оргам Крымфеста — скорее избавиться от пыли. Но это все дело наживное….

Необходимо добавить отдельные фестивали по периодам Крымской, гражданской и  второй мировой войн. Для опыта нужно обратиться к соседям.  Притом и дальним и близким.

 

Сайт Крымского военно-исторического фестиваля: http://ratobor.com/calendar/voenno-istoricheskij-festival-2/

На  западе, на мой взгляд, лучше всего поучится у американцев. Никакого сомнения, что лучшим примером ВИФ является проводимый в США на поле сражения у Гетитсберга – одного из важнейших событий Гражданской войны 1863-1865 гг. Для США реконструкция занятие неторопливое и респектабельное. Воссозданием событий войны Севера и Юга занимаются тысячи добропорядочных граждан, включая женщин и детей. Орудийная стрельба и атаки пехоты — хоть и основная, но не единственная составляющая действа. Бои перемежаются образовательными семинарами, балами с живой музыкой и благотворительными суаре. 26 отелей работают на ВИФ, несколько музеев, идеальная инфраструктура, отлаженная система торговли обеспечивают безбедное существование региону, который при других условиях был бы банальной тихой провинцией. У американцев свой стиль ВИФ у них зритель может быть не только зрителем, но и участником.  Их Геттисберг вероятно крупнейший из мировых военно-исторических  фестивалей, собирающий рекордное число, как участников, так и зрителей. Его интерес для экономики еще и в том, что именно там идеально пересекаются нити коммерции и истории.

Лучшее из фестивалей, которые имеет Крыма  — это пока еще «Генуэзский Шлем» в Судаке. Как бы и кто бы его не критиковал, на сегодняшний день это единственное мероприятие,  сочетающее в себе «показушность» (в хорошем смысле), привлекающее массы зрителей и живую историю. В итоге – думаю, что Судак не может быть не довольным. Лично знаю как минимум несколько десятков завсегдатаев из России, которые целенаправленно уже несколько лет мотаются в АРК исключительно с целью посетить фестиваль (как зрители). Но, успокоившись и постепенно сместив приоритеты из реконструкции к сборищу поклонников эльфов, гномов, принцесс и прочих персонажей ролевых игр, фестиваль сильно рискует. Да и непонятные конфликты с местным музейным руководством не способствуют его процветанию.

Непрерывный «дележ славы» губит многолетний ВИФ на Сапун-горе. Если несколько лет назад число его участников подходило к 300, то в 2011 г., кажется, и сотни не набралось. А в 2017 г. стал уже совсем местечковым. Но здесь претензии не столько к реконструкторам, сколько к непонятному отношению к ним и вообще к фестивалям со стороны руководства Музея-панорамы.  

В свое время в далеком 2008 г. автором статьи вместе с киевлянином Алексеем Шереметьевым и евпаторийцем Алексеем Цыгановым была начата разработка программы военно-исторического фестиваля «Альминское дело». Проект небольшой, но стабильный и успешный. Даже когда в дело вмешалась политика и перестали приезжать реконструкторы с Украины, он не умер, а продолжает жить, оставаясь примерно в том же числе участников, как и несколько лет назад и имеет все перспективы стать нашим «Крымским Бородино».

Благодаря толерантности и выдержке организаторов удалось удачно преодолеть обиды и интриги «детского» периода роста. Каждый год в нем участвуют все реконструкторы, занимающиеся эпохой Крымской войны, значит нужно лишь думать о популяризации этого направления, а место, куда ехать у них уже есть. К минусам можно отнести неразвитость инфраструктуры региона, администрация которого до сих пор не поняла, какое счастье им «подвалило» и в большей степени лишь обозначает свое участие.

Честно говоря, для местных руководителей «Альминское дело» было и остается сборищем «бродячих актеров», готовых выступать «за еду». Такое чиновное чванство, выразившееся в словах одного из высокопоставленных лиц за него ответственных на вопрос о реконструкторах: «А куда им деваться. Все равно приедут», —  губительно для него.

Для сравнения, как рассказал один из реконструкторов из Севастополя, Илья Давидов, побывавший на аналогичном фестивале в итальянской Мадженте, там все диаметрально наоборот: «…В реконструкции битвы в Мадженте принимали участие более 500 человек, не только пехота, но и артиллерия, и кавалерия. В этот город съезжаются участники из десятка европейских стран. Мероприятие привлекает множество туристов и поэтому организацией зрелища занимается мэрия города. К реконструкторам со всех стран официальные лица Мадженты относятся очень уважительно. К каждому полку в лагерь пришел мэр города Лука де Гоббо, без пафоса и без охраны — просто познакомиться. Организаторы четко определяют место для военного лагеря, там продумано все до мелочей и созданы все условия для походной жизни: прекрасное трехразовое питание (в т.ч. блюда итальянской кухни), подведена горячая вода, установлены уличные туалеты и душевые. Организовано угощение пивом и вином, не говоря уже о питьевой воде, которую в пластиковых бутылках раздавали в особенно жаркое время».[8] 

Крымские реконструкторы стали второй год ездить на военно-исторический фестиваль «Оборона Таганрога» по теме той же Крымской войны в Ростовскую область и отмечают поразительную  разницу между организаторами тамошними, которые просто «бегают» за каждым участником и проводят приемы на самом высоком уровне и нашем местном чванстве….

Один из фестивалей в Крыму проходит уже несколько лет тихо и незаметно, пусть и нерегулярно, хотя может, при помощи местных властей стать очень оригинальным и привлекательным делом. Реконструкторы из нескольких городов России проводят под Бахчисараем несколько дней стиле в «живой истории» из эпохи наполеоновских войн на Пирегнейском полуострове. Константин Горнов, руководитель военно-исторического клуба «8-й легкий полк» (Севастополь) так ответил на вопрос — почему Испанию перенесли на наш полуостров: «…Во-первых, географическая уникальность Крыма, включая природу, топографию – она идеально ложится на северо-испанские провинции Арагон и Каталонию. Более того, мы провели наше мероприятие именно в тех местах, где снимался знаменитый фильм «Приключения королевского стрелка Шарпа» с Шоном Бином в главной роли».[9]

К удачным примерам проведения военно-исторических фестивалей могу отнести несколько лет проходящую в Симферополе реконструкцию сражения в Курцах. При сравнительно небольшом количестве участников, она была настолько тщательно отработана, что часто напоминает хороший спектакль или кино на свежем воздухе. Надеюсь, что незамеченные на мероприятии  представители местной администрации сделают выводы и помогут фанатично увлеченным ребятам из клуба «Отечество». Число зрителей без преувеличения огромное.

ВИФ — самый привлекательный вид военно-исторического туризма. Специалисты констатируют, что в нашей стране опыт проведения их пока невелик. За рубежом это направление исторического туризма и обслуживающая его индустрия, существуя несколько десятилетий, успели приобрести устойчивую культурную репутацию, обрасти соответствующей инфраструктурой. Если населенный пункт не может наглядно продемонстрировать свою историческую особенность, отличающую его от остальных мест, то потока туристов он не получит. Вся Европа сейчас организует фестивали исторической реконструкции. Они проходят даже в таких городах, как Флоренция и Венеция, не нуждающихся ни в какой дополнительной рекламе.

Другой пример: воздушно-десантный ВИФ в Карентане (Франция). Журнал «Military Крым» уже писал о нем. Как и в США, здесь  суть успеха: взаимодействие власти и организаторов. Результат подобен американскому. Загляните в Интернет посмотрите сайты отелей в этом городке и рядом с ним. На каждом найдете упоминание о фестивале и утверждение, что именно в этом отеле вам будет лучше всего при посещении его мероприятий. 

Буквально за последние годы число ВИФ в России выросло в несколько раз. Они идут по всей ее территории. При этом становятся частью имиджа многих городов и регионов. Особенно тех, кто заявляет о себе, как передовых. Так, решила Казань стать одним из ведущих городов страны, сразу же появился там свой фестиваль, связанный с событиями  средневековья. И поддержка ему сразу должная. 

Кроме того, в России начали готовить смену поколений в среде военных реконструкторов. Если раньше подобные мероприятия были уделом забав людей, как правило, взрослых, то появляются фестивали со статусом детских. К примеру — детский праздник «Стойкий оловянный солдатик», который проводит Государственный Бородинский музей-заповедник. Фестиваль на Бородинском поле, привязанный к событиям Отечественной войны 1812 г., стал крупнейшим в Европе. Кстати, его подготовку одно время курировала администрация  Президента РФ.

Районный центр украинской Подолии Каменец-Подольский сумел превратить военную историю в доходный бизнес. Здесь сделали ставку на военно-исторический туризм, и, нужно сказать, весьма в этом деле преуспели. При этом довольны и участники, и гости, и местная власть.

Международный фестиваль военно-исторической реконструкции «Terra Heroica» позволил городу развить собственную индустрию туризма. Он стал первым в Украине, который искушенные российские специалисты военно-исторической реконструкции поставили на первое место в 2006 г. в своей категории, наряду с такими фестивалями как Грюнвальд и Бородино. Более того, большое число гостей из Украины, ближнего и дальнего зарубежья способствовали строительству новых гостиничных комплексов в Каменец-Подольском.  Сейчас в любой публикации СМИ о развитии города поется гимн историческому туризму, изменившему образ бывшего провинциального уголка. Отношения же городской администрации с реконструкторами можно считать едва ли не идеальными. Для поддержки этого и подобных мероприятий в городе создано «Фестивальное агентство «Ратуша» — единственное подобное в Украине.[10] Оно занимается  установлением контактов с предпринимателями, туристическими организациями Украины, ближнего и дальнего зарубежья, проведением круглых столов, выпуском буклетов.

Еще удачный пример подобного взаимодействия — польский ВИФ «Битва под Грюнвальдом», который собрал для участия более 1000 человек в 2015 г.  За время его существования (с 2003 г.), мощность его так возросла, что  в 2007 г. на него приехало более 100000 туристов.  По мнению организаторов, таких результатов удалось достигнуть только благодаря пониманию и поддержке местной власти. Схема финансирования предельно проста: основные расходы берет на себя власть и общественные организации. Деньги получают за счет арендной платы торговых палаток, продажи сувенирной продукции, размещения рекламы. Для туристов вход на фестиваль бесплатный, платить деньги приходится за проживание, парковки автомобилей, пользование инфраструктурой. Для города прибыль незначительная, большая часть средств закладывается в будущий фестиваль, но перспектива развития города как туристического центра устраивает власти. Более того, именно для поддержания чистоты историчности фестиваля администрация  выдвигает жесткие условия к приглашенным для участия военно-историческим клубам – соответствовать эпохе. Это позволило сделать фестиваль еще более красочным. Фестиваль стал двигателем восстановления городского замка.[11]

Самой серьезной проблемой ВИФ является соблюдение идеальной пропорции между интересами участников (реконструкторы) и местной администрацией. Это очень сложный вопрос. Нельзя считать реконструкторов «бродячими актерами», готовыми за определенную сумму проводить, говоря языком современного шоу-бизнеса, «чес». Многие из них люди не бедные, но и экипировка с вооружением стоит дорого. Более того, в реконструкторское движение идут не для участия в игрищах перед зрительской массовкой. Многие любят просто «повоевать» друг против друга, обменяться опытом, пообщаться, желательно вдали от любопытных глаз. Власть же, совершенно обоснованно заинтересована в придании этому делу максимальной массовости. Каждый гость на ее территории тратит деньги и тем работает на казну. К сожалению, именно в Крыму не всегда получается эту проблему решить обоюдно правильно, но определенный позитив в последнее время все же наметился.

Для Крыма вполне возможны несколько вариантов фестивалей. Конечно, хотелось бы идти по американскому пути, это идеальный вариант привлечения капитала. Но для этого мы еще не созрели. Потому остается совершенствовать то, что уже имеем. Итак, что для нас подходит.

В Симферополе. Очень недорого, но интересно и оригинально может вписаться в городскую жизнь фестивали с названием «Губернский город С». Для него не нужно много места, достаточно провести его на перекрестии улиц Самокиша, Гоголя и Пушкинской. Этакий один день из жизни Симферополя конца XIX – нач. ХХ вв. Изюминкой фестиваля будет смешение гражданского и военного костюма, что расширит существенно круг его участников. Музей Тавриды проводит что то похожее, но его возможности не такие большие, и без помощи и поддержки «сверху» он будет тихонько затухать. В этом году участники собрали сь на него скорее из уважения к руководству музея, чем из желания участвовать.  

В Феодосии. Конечно, «Кафа».  Турки, татары, генуэзцы, казаки, русские стрельцы. Фестиваль должен быть смесью военной и гражданской реконструкций. При наличии определенной доли ума и фантазии город может иметь шикарный фестиваль по теме XVII в. Для древней Кафы это было бы хорошее подспорье в развитии и проводимое в сентябре-октябре продлевало туристический сезон. Удивительно, что до сих пор местная власть за эту идею не ухватилась!

Судак. Конечно же, «Генуэзский шлем». Тяжело сейчас этому фестивалю, он нуждается в обновлении, но свою перспективу сохраняет. Нужно не дать ему окончательно выдохнуться. Его потенциал далеко не исчерпан. Если кто-то из других регионов сможет сделать аналогичное – честь им и хвала!

Ялта. Учитывая близость старинной римской военной дороги, тут тема Древнего Рима просится.  А эта тема сейчас в мире набирает популярность и скоро может стать одной из основных тем военно-исторической реконструкции!  Как ни странно, но именно этот ВИФ может стать настоящей «изюминкой» Крыма. Клубы, которые занимаются этой эпохой, есть в Европе, работают в этом направлении и у нас. Остатки римских военных дорог, Херсонес, Чуфут-кале и прочие древние города при, опять-таки, хорошей поддержке, понимании и умном подходе к проблеме со стороны местных органов власти могут получить великолепнейшее шоу с громадным потенциалом. Не буду развивать тут эту тему, надеюсь, что наши правители удосужатся провести по этому вопросу хотя бы в конце этого года конференцию, наметив пути продвижения проекта (проектов) в следующем году.

Керчь. Конечно же, «Морская душа»! так можно назвать фестиваль по теме морской пехоты, ведь с городом связаны два самых крупных морских десанта Великой Отечественной войны. Тут, можно копировать его с французского фестиваля в Карентане и со временем можно «раскрутить» очень интересный проект. Я кстати, уже лет 10 назад тамошним чиновникам об этом говорил. Но они всегда хотят много, сразу и, желательно, даром.  

Крымские фестивали неотделимы от темы Крымской войны. Сейчас благодаря реконструкторам, удается сохранить созданный в свое время при мощной поддержке Алексея Шереметьева «Альминское дело». Это тот самый формат, который нужен. Постепенно число участников перевалило за сотню, а в и за вторую перешло. В 2014 г. ему предрекали крах, но местные военные историки им настолько дорожат, что дух фестиваля и его популярность пока удается сохранить вопреки даже всеразрушающей политике.

Раздражает, конечно, странная позиция организаторов, в том числе непосредственных, из Бахчисарайского музея-заповедника. Мы об этолм уже говорили. У них уже утвердилась точка зрения, что реконструкторы это «бродячие актеры» и приедут на фестиваль в любом случае. Ну а то, что местные чиновники за три года ни разу не удосужились посетить лагерь участников и поблагодарить их там лично, это не радует совсем.

В свое время Алексей Шереметьев привозил на фестиваль автобусами и посольство Франции, и общественников Франции и Англии и даже членов королевской семьи Великобритании. И все они посещали лагерь, выпивали с реконструкторами по рюмке вина, благодарили их. Кстати, очень даже искренне.    

В целом в Крыму почти каждый город, особенно тот, чье имя стало символом Великой Отечественной войны, как то Симферополь, Керчь, Феодосия, Евпатория, может и должен иметь свой, пусть даже маленький, фестиваль. Мне удалось увидеть, как проводят ВИФ по освобождению маленького городка Бардеев в восточной Словакии. Всего человек 50 участников, но как все продумано! Ну и место действия – центральная площадь города! В Европе стараются фестиваль не «вытолкать в леса и поля», а наоборот, приближают к местам скопления людских масс. У нас на эту тему, кажется, еще не думали даже.

ВИФ по периоду присоединения Крыма к Российской империи. Это может быть очень красивый «дворцовый» фестиваль, проводимый во дворцах Южного берега Крыма. Клубов на эпоху суворовских войн в СНГ совсем немного, народ «застоялся» и, по итогам моих бесед с ними, рвутся в дело. Хочется верить, что мэры Алушты, Ялты, директора дворцов в Алупке, Ливадии, Массандре, Бахчисарае смогут им что-то предложить. Тут в выигрыше будут все: и организаторы, и участники! К нему удачно можно было присоединить популярную в Северной Европе  «дворцовую реконструкцию». Несколько российских клубов просто рвутся в Массандру, Ливадию или Алупку и готовы днями показывать зрителям ружейные приемы, перестроениея и проч. В нынешнем фестивале в Коломенском «Времена и эпохи-2017» это уже получило новое название – «Живой музей». Вот на Южном берегу ему и самое место! Только вот тут это, кажется, никому не нужно.

Военно-исторические туры (форт-туризм, активные военно-исторические туры)

Туристический мир переживает очередной бум — в моду входит форт-туризм. На самом деле все новое, это хорошо забытое старое: форт-туры — это ничто иное, как поездки в страны и города, где проходили знаменитые сражения разных времен и народов. Свои туры вполне может предложить Крым. Приехав сюда, самый искушенный турист может увидеть уникальные фортификационные сооружения как глубокой древности, как Арабатская крепость, периода героической обороны Севастополя в годы Крымской (Константиновская и Михайловская батареи) и Великой Отечественной (35-я береговая батарея) войн и «Холодной» войны – ремонтная база подводных лодок в Балаклаве.

История рассудила так, что практически вся территория Крыма может считаться тематическим военно-историческим парком. Здесь нет места, которое не затронула бы война. С незапамятных времен полуостров был ареной военных действий, воины разных государств проходили здесь по всем направлениям. Война оставила глубокий след на крымской земле. Сохранились крепости и укрепления, множество памятников установленных в них. Путешествуя по Крыму можно проследить всю историю развития фортификация и в этом отношении ему нет равных в России! Где вы еще увидите римские укрепления неподалеку от бетонных укрытий конца ХХ в. 

Для тех, кто всерьез интересуется историей крепостей, Крым — самая настоящая жемчужина. Историческое наследие по-настоящему впечатляет. Сухие страницы учебников и энциклопедий оживают на этой земле, обильно политой кровью, как захватчиков, так и ее защитников.

Вместе тем выявление степени воздействия военной истории на туристский потенциал региона, формирование его культурно-исторических ресурсов и развитие аттрактивности было бы неполным без учета влияния вооруженных конфликтов прошлого на появление разнородных памятников архитектуры и строительства. В частности, военно-оборонительное строительство было широко развернуто в Крыму с времен появления здесь римских легионов. Начавшись с появления деревянных и земляных укреплений, фортификация к XХ в. сделала шаг вперед, результатом чего стало появление уникальнейших сооружений, многие из которых сохранились до наших дней.

Применительно к современным туристским условиям можно говорить о том, что оборонительные архитектурные сооружения, расположенные вблизи природных объектов, способствуют формированию интегрального туристского продукта, потребление которого позволяет максимально полно удовлетворить изменяющиеся потребности отдыхающих и оздоровляющихся. Так военно-исторические памятники прошлых эпох общественного развития оказывают не только прямое, но и опосредованное воздействие на развитие современной туристской индустрии полуострова.

Тут в Крыму раздолье! Но вот только сотни потенциальных объектов показа не то  чтобы не развиваются, они вовсе находятся в состоянии, в котором их показывать просто не рекомендуется. Недавно итальянские коллеги, занимающиеся  историей фортификации второй мировой войны, попросили показать им укрепления Севастопольского оборонительного района 1941-1942 гг. лучше бы этого не видеть совсем, чем видеть то, что там творится сейчас. Уникальные памятники завалены мусором, загажены экскрементами, изуродованы местными вандалами. Легендарный форт Шишков – помойка (без преувеличения), форт Сталин не сильно лучше. Можно продолжать этот список до бесконечности – но вот есть ли смысл? Это как раз то, что я хотел сказать, когда упомянул, что у Севастополя с сохранением военно-исторического наследия на сегодняшний день большие проблемы.

Несколько лучше в этом смысле выглядит у нас Крымская война, одна из трагических страниц российской военной истории и пример славного героического прошлого, которая нашла свое отражение на земле Крыма и в Севастополе в гигантском многообразии различного рода монументальных сооружений.

Форт-туризм для интересен еще и тем, что с опытом проблем нет. В Европе он переживает настоящий бум: в настоящее время в Польше, Чехии, Германии, Франции, Белоруссии и в других европейских государствах активный интерес вызывают памятники военно-инженерного искусства. Многие страны переживают настоящий бум: изучение и использование фортификационных памятников в туристских и воспитательных целях стало модно. Возникло даже новое направление туризма – военный туризм. В Польше, например, крепость Осовец ежегодно посещают более 47 тыс. туристов. Бывшие советские доты, оказавшиеся после 1945 г. на территории страны, в настоящее время реставрируются и используются как туристские объекты.[12]

По решению управления по туризму Хорватии полуостров Превлака, который не так давно был ареной военных действий, будет превращен в туристский центр. 560 заброшенных военных объектов переоборудуют в комфортабельные отели, а два больших ангара – в конгресс-зал. Для туристов также будет открыта большая крепость на мысе Оштра. Она построена в XIX в., ее внутреннее пространство и террасы очень подходят для различных конгрессов и культурных мероприятий.[13]

Можно много перенять у российских и финских туроператоров успешно несколько лет эксплуатирующих тему «Зимней» советско-финской войны (1939-1940 гг.). Там экскурсии универсальны и подходят одновременно тем, кто едет по маршруту впервые и не подготовлен, и тем, кто «в теме». Их организация отличается разумным балансом и учетом интересов всех — от детей (им интересно все) до «профессионалов» военно-исторического туризма (которых интересуют конкретные частности). Демонстрация формы, амуниции, вооружения и полевой обед — создают атмосферу причастности к тем годам.

В Сестрорецке под Санкт-Петербургом пару лет назад начал работать великолепнейший музей расположенный всего только в одном  артиллерийском ДОТе. Его удалось буквально спасти от местных и заезжих вандалов, успешно делавших то, что не удалось немцам – добивавшим память. Теперь, по мнению посетивших его, это один из лучших военно-исторических музеев России и один из наиболее посещаемых из них. А наши ДОТы, в великом множестве разбросанные вокруг Севастополя, часто в лучшем случае нелепо побелены (уже этим как памятник военной истории уничтожены), в худшем – используются как придорожные мусоросборники и туалеты. Энергия пытающихся следить за ними поисковых организаций не в силах без дополнительной поддержки спасти эти памятники доблести и мужества, обрекая на постепенное уничтожение или бесславную агонию при жизни.

В целом для нас это направление совершенно новое и тем из туристических предприятий, кто изъявит желание на серьезном уровне его «раскрутить» военно-исторический журнал «Military Крым» готов оказать самую большую поддержку. Если нужно – обращайтесь!

Музейно-экскурсионный военно-исторический познавательный туризм.

При рассмотрении военно-исторического туристского потенциала региона необходимо учитывать тот факт, что значительная часть культурного наследия прошлых эпох аккумулируется в музеях, посвященных истории войн и сражений, отдельных воинских частей или выдающихся полководцев, непосредственно связанных с прошлым данного региона. Сохранение и накопление артефактов военных конфликтов на определенной территории способствует ее превращению в самодостаточный культурный комплекс, степень аттрактивности которого находится в прямой зависимости от его военно-исторической ценности. К сожалению, одним из наиболее известных и, пожалуй, единственными комплексами такого рода в Крыму стране являются Музей «Михайловская батарея», Мемориальный комплекс «35-я береговая батарея» в Севастополе и Военно-морской музей в Балаклаве, представляющие ценность как целостное достопримечательное место, благодаря событиям Крымской и Великой Отечественной войны.

Особняком стоят Военно-исторический музей Черноморского флота – один из старейших военно-исторических музеев страны и Музей героической обороны Севастополя, уже готовые органично влиться в комплекс военно-исторических программ едва ли не любой тематики. 

В связи с этим стоит заметить, что одной из главных отличительных особенностей военно-исторических музеев является наличие обширных оружейных коллекций. Оружие, как объект музеефикации, аккумулирует в себе информативную и документальную ценность, обладает высоким потенциалом в сфере репрезентативности, экспрессивности и аттрактивности. Экспонирование предметов военного быта, к которым относятся вооружение и обмундирование солдат, ордена и медали, флаги, письма и т.д., помогает составить наглядное представление о минувшей эпохе, что способствует экстраполяции переживаемых туристами эмоций на конкретные визуализированные предметы. В свою очередь, конечный эффект от данного процесса выражается в переносе образной ценности перечисленных выше движимых объектов познавательно-культурной рекреации на недвижимые центры их хранения — музеи, архивы, библиотеки и территорию их расположения в целом.

Тут уж есть, где фантазии разгуляться. Вот почему бы не договориться и не выведя из состава ЧФ РФ один из старых боевых (или вспомогательных) кораблей поставить его на вечный причал и сделать доступным для посещения туристами. Более чем уверен – поток был бы постоянным. А сколько с его помощью можно других проблем решить хотя бы частично – даже не поддается описание. Кстати, опыт есть у кого перенять.

Недавно в Великобритании случилась суматоха, вызвавшая определенное общественное брожение. Суть истории в том, что в связи со снижением затрат Великобритания решила отказаться от эксплуатации авианосца «Арк Ройял» (HMS Ark Royal). Такое решение вызвало ужас и недоумение на в стране, умеющей не только ценить свои исторические традиции но и продолжать их использовать даже тогда, когда они остаются только традициями. Дело в том, что «Арк Ройал» называют самым знаменитым в истории страны. Авианосец участвовал в кампании на Фолклендах, операциях на Балканах и во времена второй войны в Персидском заливе. Это пятый и последний на сегодняшний день из кораблей Королевского военно-морского флота, носящий такое имя. И потому просто так отправить его не демонтаж британская общественность не могла позволить.

И решение было найдено, притом настолько оригинальное, что может служить примером для тех, кто еще дорожит своим прошлым, а также пытается решать социальные программы для ветеранов.

 «Арк Ройал», после установки на вечный причал,  превращается в коммерческую вертолетную площадку, со всей технической инфраструктурой. Но, сохранив железо, не забыли про людей. Весь персонал, а это почти 150 человек, будет состоять из ветеранов и  инвалидов военно-морского флота, участников тех кампаний, в которых принимал участие авианосец. Ну что ж, нам остается только завидовать умным англичанам. О том чтобы у них учиться, честно говоря, верится с трудом. Но хочется…

Самый перспективный объект, который есть в Крыму и который сейчас не используется полноценно – это крепость в Керчи. Если честно, даже не хочется перечислять что и сколько можно на ее базе сделать. Сейчас вроде бы какие то подвижки есть, но пока все происходит очень медленно.

На сегодняшний день объектов, которые можно без стыда демонстрировать туристу (особенно иностранному) у нас стыдно мало. Это отремонтированный недавно комплекс Константиновская батарея, музей «Михайловская батарея» и Мемориальный комплекс «35-я береговая батарея». Еще можно без стыда показывать Музей-панораму, Малахов курган, Музей Черноморского флота. Вот и все.

Не стоит забывать и о том, что крупные музейные комплексы нередко служат базой для проведения научных конференций по военной истории, неизменно привлекающие исследователей со всего мира, что также является формой использования потенциала местной военной истории для интенсификации туристских потоков. К сожалению, качественных военно-исторических конференция у нас проводится до обидного мало.

В идеале таких музеев должно быть много больше. Назову лишь основные, на мой взгляд, в дополнение к уже имеющимся. Опять-таки, это не догма, а всего лишь информация к размышлению.

Военный музей Крыма

Крым – уникальное место на российской земле. Его прошлое – невероятное переплетение событий, лиц, эпох, которые богатейшая военная история полуострова, неразрывно сплетенная с историей Государства Российского, соединила на минимальном географическом пространстве в максимальном количестве. К сожалению, бытовавшее в последнее время мнение, что исключительно Севастополь имеет право на монополизацию военной истории региона, стало доминирующим. В результате, столица Республики Крым – Симферополь, теряет свою туристическую привлекательность, что совершенно незаслуженно, ибо по количеству памятников военного наследия город может быть если не равен Севастополю, то вполне успешно конкурировать с ним.

Серьезной проблемой стало отсутствие должным образом поставленной системы патриотического и военно-патриотического воспитания – важнейший фактор стабильности после возвращения региона в Российскую Федерацию. Притом для Республики Крым актуально не только военно-патриотическое воспитание молодежи, но и патриотическое воспитание население вообще. Те программы, которые сегодня предлагаются функционерами от культуры Крыма, сменившими украинский «тризуб» в лацкане пиджака на российского двуглавого орла, но ментально не изменившими свое мировоззрение, сегодня «слизаны» с благополучных регионов Российской Федерации без учета реалий Крыма, остающегося передовой линией идеологической борьбы с явным,  видимым и осязаемым противником. 

В «украинский» период истории Крыма никто не удосуживался заниматься патриотическим воспитанием населения полуострова, заменив его идеологической обработкой в «шароварном» стиле. Нужно признать, что некоторая часть российской молодежи за эти годы ментальным «выстрелом» в голову была переделана в украинцев.

К счастью не все попали по агрессивное воздействие украинской пропаганды. И как результат массовая поддержка крымчанами патриотической  инициативы и, в конце концов, возвращение Крыма в Россию.

Но каждая победа, требует закрепления. Поэтому сейчас мы должны не только торжествовать победу, но и учитывать ошибки прошлого, извлекая из них необходимый опыт. Все, что достигнуто нами во многом удалось благодаря патриотизму части населения полуострова. Теперь никто не может усомниться в важности патриотического воспитания, особенно представителей будущих поколений. И ничто не может сравниться в этой работе по эффективности с примерами из военной истории Отечества. Ее концентрированным выражением являются военные (военно-исторические) музеи, сохраняющие героическое наследие прошлого и передающие его из поколения в поколение. 

Наличие подобного музея в Крыму, а точнее в его столице – Симферополе актуально по нескольким причинам.

  1. Экономическая. Помимо идеологической составляющей, подобные проекты имеют еще и экономическую составляющую, работая на повышение туристической индустрии Крыма. Недаром военно-исторический туризм обозначен на ближайшее время как одно из приоритетных направлений этой сферы в Российской Федерации. В 2014 г. Ростуризм и Российское военно-историческое общество (РВИО) подписали соглашение о сотрудничестве в сфере развития военно-исторического туризма. Об этом было заявлено на пресс-конференции в Москве: «Для развития внутреннего туризма нужно использовать те козыри, которыми обладает наша страна. В частности, это ее история и культура. В связи с этим тема военно-исторического туризма возникает не случайно. Важно, чтобы все это сформировалось в конкретный туристический продукт, который был бы востребован на рынке».

В этом направлении многие отечественные и иностранные эксперты отмечают, что на территории России расположено достаточно музеев, связанных с оружием, которые могут стать интересным наполнением программ. Кроме того, в некоторых регионах страны уже разработан ряд маршрутов по военно-исторической тематике. Нет сомнения, что в ближайшие годы в Крыму этот вид туризма будет востребован у путешественников.

В этом контексте благоприятно на имидж Симферополя, как одного из центров военной истории Крыма, его статуса региональной столицы, а также туристического центра, может повлиять создание Военного Музея Крыма (ВМК).

Название «Военный музей Крыма» выбрано не случайно – оно позиционирует ВМК, как один из целого ряда аналогичных в Европе и мире. Например:

The Imperial War Museum (Лондон, Великобритания);

Canadian War Museum (Оттава, Канада);

Latvian War Museum (Latvijas Kara muzejs) (Рига, Латвия) и др.

  1. Идеологическая. Создание подобного музея важно и с точки зрения укрепления государственной идеологии Российской Федерации и Республики Крым. После событий весны 2014 г. Крым был возвращен в состав Российской Федерации. Но хотя это была победа духа крымчан, их единого патриотического порыва, считать, что Крым стал глубоким тылом идеологической войны, ни в коем случае нельзя. Наоборот, Крым остался на передовой и от того, насколько будет упрочен патриотизм населения Крыма, его единство будет зависеть, насколько успешной эта борьба будет далее.
  2. Военная. Из заштатного клуба воинской части музей превращается в объект воспитательной работы с военнослужащими и членами их семей.
  3. Научная. В настоящее время огромный пласт военной истории в Крыму отдан на откуп людей, часто от этой темы далеких. Военный музей Крыма может и должен стать военно-научным центром в Крыму.

Несмотря на кажущуюся амбициозность – проект не настолько сложен в исполнении, как кажется. 

1.Создание Военного Музея Крыма может служить сохранению исторической памяти, объединяющей  славным военным прошлым христианский и мусульманский мир Крыма.  В современных политических условиях для многонационального Крыма это очень важно. ВМК – объединит, сплотит разноконфессиональные народы Крыма, используя самую чувствительную часть прошлого – военную историю.

2.Военный Музей Крыма может стать одним из наиболее популярных и посещаемых объектов туризма Симферополя, в которых так нуждается город и ресапублика в части наполнения бюджета и привлечения гостей. 

3.Создание Военного Музея Крыма станет прекрасным вкладом в возрастание имиджа Республики Крым, как места, где памятники истории не уничтожаются, а сохраняются и получают второе рождение, продолжая работать на экономику региона.

4.Военный музей Крыма может стать уникальным центром патриотического воспитания населения Республики Крым и Российской Федерации. На его базе возможно развертывание центра поисковой работы, военно-исторической реконструкции, а в перспективе – создание военно-патриотического парка.

5.Военный музей Крыма станет комплексом, объединяющим народы Крыма, в первую очередь крымских татар, русских и украинцев, учитывая его историческую преемственность от места дислокации Крымского конного полка.

6.В перспективе, Военный музей Крыма может стать местом трудоустройства военнослужащих запаса и в отставке.

Кроме этого вполне удачными могут стать проекты других музеев. В том числе:

Музей Шумского сражения (Алушта);

Музей Гражданской войны (Севастополь или Красноперекопск);

Музейно-исторический комплекс «Римский лагерь» (Севастополь или Ялта);

Это лишь предварительные проекты. Список можно продолжать до осмысленной бесконечности, но вот если только в этом тот самый смысл?

По зарубежному опыту неплохо силами местных реконструкторских клубов развивать при каждом из таких проектов небольшой милитари-парк, что позволит в самые разные даты, связанные с историей, небольшими силами организовывать военно-исторические экспозиции, позволяющие посетителям «вживую» знакомиться с военной историей.

Военно-мемориальный комплекс «Севастополь», который должен объединить все фортификационные сооружения вокруг Севастополя в единый комплекс. Богатая военная история города, более 2,5 тысячи памятников, связанных с войнами на территории Севастополя, — это существенный потенциал городской туристической отрасли. Памятники, исторические места и культурное наследие города могут задержать туриста в Севастополе только на 2 недели при любой погоде и сделать крымский туризм «всепогодным».

Если этого не сделать в ближайшее время, то вскоре этот вселенский позор будет окончательно уничтожен и Севастополь, как объект военно-исторического туризма почти ликвидирован. Чувствую, как сейчас приготовились наброситься на меня руководители туристической отрасли госгорадминистрации, но прежде чем вцепиться мне в глотку, пожалуйста, посетите хотя бы несколько выше упомянутых объектов: упомянутый выше форт Шишков, 365-ю батарею и т.д. Посмотрите на груды мусора, понюхайте запах экскрементов, которых там более чем достаточно, а потом будем продолжать разговор. Спасти ситуацию реально. По мнению реконструктора И.Давидова: «…Это — реально. Севастополь знают во всем мире и для военно-исторических реконструкторов из любой страны будет почетно приехать к нам. Нужно только создать условия и все правильно организовать! Если Севастопольская администрация станет не на словах, а на деле развивать исторический туризм, наш город прославится не только как место кровопролитных боев, но еще и как город грандиозных зрелищ. Мы уже это делаем, своими силами, как можем. Но этого мало. Имиджевые проекты международного уровня надо готовить совместно с городскими властями».[14]

А теперь еще раз вернемся к статье в «Военном сборнике». Оказывается наши предки еще в 1905 г. прямым текстом завещали нам развивать Севастополь, как объект туризма.

«В сентябре прошлого года в Севастополе предстояли великие торжества празднования 50-летия геройской защиты его; торжества должны были быть соединены с освящением многочисленных памятников, воздвигнутым комитетом.

К 100000-ному братскому кладбищу, к памятникам Лазарева, Хрулева, Корнилова, Нахимова, — к храму четырех адмиралов прибавляется 3,5 версты оборонительной стенки, памятник на Малаховом кургане, великолепная панорама, памятник затопления кораблей и т.д. Комитет под председательством Великого Князя Александра Михайловича задался целью стильно, не упустив чего-либо, и строго обдуманно, увековечить памятную для Россию тяжелую, но славную эпоху. Ничего подобного пока на белом свете не имелось и не имеется: такие поля сражений, как Лейпциг, Кульм, Кенигрец, Плевна, Шипка, усеянные, правда, многочисленными памятниками, все-таки не могут дать того цельного впечатления, как Севастополь».[15]

В Севастополе отношение к военной истории должно стать городской стратегией с самыми жесткими правилами уже даже не сохранения. А спасения города как памятника мирового военно-исторического значения. Ведь почему приморские города по всему миру, особенно те, которые развивают не пляжный, а событийный и культурный туризм, принимают специальные распоряжения, устанавливающие, в какой цвет красить дома, доступные для обозрения с моря, какая должна быть этажность, какие окна и т.д.? Потому, что это дарит туристам впечатления и приносит доход!

Таким образом, тот, кто уродует Севастополь, не только создает неудобства горожанам, но и залазит в карман каждому жителю города, отнимает часть доходов у будущих поколений.[16]

Военно-исторические шоу

Тут разгул для фантазий гигантский. Но, и возможностей для того, чтобы «сказку сделать былью» тоже много.  

  1. Военно-морские шоу. Примером удачного военного шоу может служить День ВМФ РФ в Севастополе, когда массы людей устремляются в город, в том числе и из других стран, чтобы посмотреть на праздник! Лучшим аргументом «за» может быть громадное количество зрителей. Не думаю, что в этот день город жалеет о базировании в нем Черноморского флота. В принципе, можно с определенной натяжкой считать, что оно все-таки есть. Правда проходит оно в разгар туристического сезона и это не совсем хорошо. В смысле что День флота хорошо, но если появится еще одно похожее – будет еще лучше.

2.Авиационные шоу. Это, на мой наивный взгляд одно из самых перспективных направлений. Всем известно, что в Крыму, как бывшем «непотопляемом авианосце» осталось громадное количество объектов, связанных с Военно-воздушными силами и авиацией. Хоть и сильно разрушена, но в целом сохранена инфраструктура этих объектов.

Кто мешает в том же Заводском создать экспозицию раритетной военной техники. Ее сейчас все кто ни лень в Крыму из моря поднимает и в земле находит. Правда, потом она бесследно исчезает, обнаруживаясь, очевидно, уже в европейских или заокеанских экспозициях. У нас есть большое число специалистов, которые только «из любви к искусству» ее восстановят и приведут в порядок. И будет стоять она не такая «маскарадная», как «тридцатьчетверка» в центре Симферополя, а в ее реальном виде. Кстати, экспозиция в Севастополе в Диораме «Штурм Сапун-горы» тоже не самый лучший вариант подобного дела. Пока же, созданная крымским умельцем реальная копия немецкого пикирующего бомбардировщика Ю-87 летает в российском небе. Ее использовали российские реконструкторы во время мероприятий в честь Дня Победы в мае 2007 г. в под Москвой.   В тоже время было интересно узнать, что в соседней Польше в одном из провинциальных городков на заштатаном сельском аэродроме регулярно проводится так называемы «Воздушный уик-энд», на котором в воздух поднимаются такие раритетные самолеты как В25 «Митчел», Р52 «Мустанг» и наш родной МиГ-15. При  этом минимум проблем  с разрешениями, скорее наоборот – поддержка со стороны местных властей. В этом случае становится просто до боли обидно за наших крымских  реконструкторов, вынужденных унижаться перед чиновниками согласовывая место для проведения своих мероприятий, которые по сути дела работают на имидж города, а значит и самих же этих чиновников. Зато на той же реконструкции штурма Сапун-горы в первых рядах на VIP-трибуне мы видели все странно до боли знакомые лица…

В маленьком венгерском городе Кечкемет, кстати, побратиме Симферополя) только за один день ежегодного международного военно-воздушного шоу собирается бралось почти 35 000 зрителей. Всего же за три дня авиашоу посещает около 110 000 человек. Хотя там не летает ничего сверхъестественного: в 2011 г. выступали турецкое и итальянское пилотажные подразделения, показали на земле транспортный самолет США C-17, и свои лётные навыки продемонстрировали пилоты F-16 из Бельгии и пилоты МиГ-29 из Венгрии. Это все. Зато бюджет города чувствовал себя не самым плохим образом. Что мешает нам ежегодно делать тоже самое. Ответ прост: жадность. Ну не хочет никто вкладывать в процветание Крыма, предпочитая зарабатывать быстро и много на сверхприбылях от неимоверно высоких цен в гостиницы во время «высокого сезона». Какая уж тут история, когда деньги «пилят». Ну и конечно, нельзя отрицать и синдром Скниловской трагедии, у нас страхи всех видов долго не проходят. 

К чему это я все? Все просто: в Симферополе на грани выживания находится аэродром ОСОУ «Заводское». В тоже время, его травяное покрытие  может стать основой для проведения военно-исторического авиационного шоу ну, например,  с названием «Небо войны» или что-нибудь в этом роде. Туда же можно подтянуть реконструкторов, занимающихся историей парашютно-десантных войск. А таких клубов не менее десятка в мире. Возможность увидеть, как, допустим, наши десантники вываливаются из исторических Ли-2 в крымском небе – это будет сенсацией. Дроп-зона там не самая плохая.  Два-три года и подобное вызовет большую зависть у тех, кто не додумался. Даже если в первый год будет считанное число техники и участников, то на следующий год, как показывает опыт, число увеличится кратно. Поверьте, приток туристов гарантирован.  Такие шоу в мире чрезвычайно востребованы. Хорошее историческое обоснование можно придумать, а технические детали – дело специалистов. Думаю, что и здесь юридические трудности не станут при поддержке местных властей непреодолимыми преградами. 

Что делаем уже?

Лучшие образцы правильной эксплуатации темы военной истории во благо региона – это Музей «Михайловская батарея» и Мемориальный комплекс «35-я береговая батарея» в Севастополе. И про то, и про другое вы можете прочитать здесь на сайте и в неоднократных публикациях в журнале «Military Крым».  

Сейчас к ним добавился маленький возрожденный в Симферопольском художественном музее Музей 51-го пехотного Литовского полка. Проделали колоссальную работу, нашли экспонаты (за некоторыми пришлось даже в Европу ездить), но все исключительно на энтузиазме, все исключительно за личный счет и собственные карманные деньги. Спасибо, меценат Алексей Шереметьев помог с витринами и стендами. Правда новое руководство музея нас не поняла и убрала экспозицию из того зала где она размещалась в коридор. Ну не нужна им российская военная  история, Первая мировая война и патриотизм вообще. Вычеркиваем…

Для обывателя, которому словосочетание 51-й пехотный Литовский полк ничего не говорит, постараюсь объяснить суть проблемы популярно. Это первый в мире музей армейского (не гвардейского) полка, открываемый в его офицерском собрании (здание Симферопольского художественного музея таковым и являлось до 1920 г.) и, более того, в том самом помещении, где этот самый музей и располагался. Для имиджа Симферополя это значит не только появление нового музея, хоть и небольшого, но составляющего вполне самостоятельную часть  хорошей экскурсии по городу, но и отныне все потомки русской эмиграции с превеличайшей благодарностью потянутся сюда. Для тех, кто и сейчас не понял, добавлю: это первый в мире проект подобного рода и если бы наша «руководящая и направляющая» видела немного дальше капота своего «Лексуса», то приложила бы хоть какие усилия для поддержки столь важного для города проекта.

В перспективе хочется спасти еще один уникальнейший объект, который имеет все перспективы стать отдельным туристическим комплексом. Это военный городок на ул. Калинина, знакомый едва ли не каждому симферопольцу. Но мало кому известно, что этот самый военный городок – это бывшие казармы одной из самых уникальных воинских частей Российской императорской армии – Крымского конного Ее Императорского Высочества Императрицы Александры Федоровны полка. Там до торжества Советской власти был самый красивый парк Симферополя – Царская роща (возможно, некоторые из деревьев еще сохранились, а ведь в их закладке участвовал Николай II), полковая мечеть «Валиде Шериф», красивейший фонтан и проч.

Из зданий вполне допустимо к использованию в качестве, например, Военного музея Крыма (а почему нет?) клуб (бывшее офицерское собрание) и одно из одноэтажных зданий (бывшая конюшня). Больше спасти не удастся – почти все еще сохранившиеся здания пребывают в стадии добивания. Чтобы не плодить лишние административные единицы, этот самый новый музей можно было бы сделать, хотя бы для начала, филиалом Центрального Музея Тавриды.         

Так что в крымской столице есть резервы для развития военно-исторического туризма. Еще бывший мэр столицы Г.Бабенко правильно поставил проблему о том, что Симферополь, «…как столица Крыма не может и далее оставаться в стороне и брать лишь посредническое участие в обслуживании туристов».[17] Конечно, на хорошие проекты нужны хорошие деньги. А таковых нет. Но проблема не столько в недостатке финансовых средств. Просто взяться за это нужно с умом. А вот это у нас, к сожалению, действительно в дефиците…

Подводим итоги.

Как всегда оппоненты могут разбить мою теорию единственным вопросом: а где на все это взять деньги? Согласен. Денег не даст никто. Не то время.  Увы, я не могу подсказать выход из этой ситуации. Но и сидеть, сложа руки, и ничего не делать:  во-первых – глупо, во-вторых – не патриотично. Может быть, действительно, вначале нужно хотя бы собраться и поговорить?   

Итак, смотрим выше — первой ступенью должна стать общекрымская (или региональная) конференция (встреча, семинар, совещание) по вопросам развития исторического и военно-исторического туризма. Нужно понять: чем мы располагаем, как это возможно использовать и кто и что будет делать. Участвовать в мероприятии должны и представители не только власти, но и Министерства обороны РФ, которые вполне могут объявить, какие объекты и на каких условиях доступны для посещения в ближайшее время.

Вторым шагом должно быть принятие программы развития этого направления. Ее базис должен строиться на понимании, что никто и ничего не даст и первоначальные проекты нужно реализовывать на личных связях  при хоть какой-то поддержке пресловутого административного ресурса.

Третьим шагом может быть создание информационного центра. Он должен объединиться вокруг какого-либо средства массовой информации (именно для этой цели и создавался журнал «Military Крым»). Обязательно использование сетевых ресурсов (для этого мы и создали этот Интернет-проект).

Это даст возможность выбить почву из под ног «пиратов» от военно-исторического туризма. Наличие такого центра позволит «вырывать» у туристических предприятий пусть и небольшую копейку, которую можно будет направлять целевым путем на поддержку музеям, памятникам и проч. проч. Да и вышеуказанные «корсары» будут вынуждены играть по новым правилам. Честное слово, в большинстве своем они уже просто надоели своей навязчивостью. Особенно неприятно, что они считают, что ежели им удается ездить в Лондон, то они почему-то и должны олицетворять военно-исторический туризм Крыма.

В конечном итоге в Крыму должна появиться некая структура, назовем ее пока центром, которая включает в себя все, что связано с историческим и военно-историческим туризмом, и поворачивая ситуацию на этом рынке так, что тем, кто хочет обойтись без нее, это будет по меньшей мере не выгодно. При этом никакой «силовой» борьбы (имеется ввиду привлечение на свою сторону силовых структур – МВД, налоговой и др, а также просто друзей из этих ведомств или из рядов административного аппарата) быть не должно. Просто должно быть лучше.  По сути  дела в этой структуре объединяются два направления: маркетинг и PR.

Эти рекомендации не мое исключительно частное мнение. Современные маркетологи от туризма рекомендуют при полной реализации возможностей гостинично-номерной базы,  развивать всемерно «…государственно-частное партнерство для создания новых комплексных туристических продуктов с возможностью снижения затрат туристов на отдых в Крыму, а также путем поддержки событийного туризма при стимулировании проведения в Крыму престижных международных спортивных соревнований высшего уровня, фестивалей и конференций».[18]

Подводя итоги, можно заключить, что отечественная военная история является одним из важнейших источников культурно-исторических туристских ресурсов в современном Крыму. Она несет в себе функцию не только формирования соответствующих объектов туристского показа, но и воздействия на образ туристской дестинации в массовом сознании, а также влияния на мотивационную активность рекреантов в выборе места отдыха. Важными функциями военной истории являются содействие героико-патриотическому воспитанию граждан, налаживание международной и межкультурной коммуникации. Тем самым военно-историческое прошлое территории способно оказать позитивное влияние на ее туристское настоящее.

Рынок военно-исторического и исторического туризма  в Крыму велик. К сожалению, его использование началось и продолжается без системы и без общих правил игры на нем. Но шанс остается всегда, и очень хочется верить, что когда-нибудь какая-то светлая голова имеющая власть, деньги и совесть (очень трудно поверить, конечно, в такое сочетание), действительно обратит внимание на этот комплекс. Это не только экономика, это еще и работа по практическому выполнению требований принятой Правительством России «Программы патриотического воспитания граждан Российской федерации на 2017-2020 гг.».

Так может пора прекратить состояние сонного ожидания и надежд что кто-нибудь, когда-нибудь и   что-нибудь для нас сделает. «Хочешь быть богатым – будь им» — прутковский афоризм как нельзя более подходит сейчас к нынешнему состоянию исторического туризма в Крыму. Формирование стратегии развития туризма и курортов в Крыму, должно предусматривать в своем содержании одним из пунктов обеспечение приоритетного развития экскурсионной деятельности и самое главное усиление позитивного туристического имиджа полуострова на международном туристическом рынке.    

Военно-исторический туризм охватывает все аспекты путешествия, посредством которого человек узнает о жизни, культуре, обычаях другого народа, связанных с военной историей. Туризм, таким образом, является важным средством создания культурных связей и международного сотрудничества.

Туризм – это панацея от многих бед современности. Если молодой человек выбирает туризм, значит, он говорит «нет» наркотикам, алкоголю, пассивному образу жизни. Другой аспект туризма – туристский бизнес. Туризм захватывает весь мир. Во многих странах туризм стал ведущей отраслью экономики.

В тоже время настал час, когда все, кто занимается индустрией туризма, должны понять: сладких пирогов оптом больше не будет. Времена, когда самолеты, корабли, паровозы везли в Крым сотни тысяч организованных профсоюзами туристов, прошли. Пришло время бороться за каждого гостя полуострова, завлекая их сюда новыми оригинальными, неожиданными проектами, отличными от предлагаемых другими или хоть и повторяющих их, но на новом, более высоком уровне и за более низкую цену. И в этом случае исторический и военно-исторический туризм может сослужить добрую службу нашему Отечеству.

Мы открыты для сотрудничества для блага нашего Крыма, его процветания и развития. Будем рады найти понимание и союзников в этом нелегком деле.

P.S. очень прошу многочисленных компилянтов, которые перепечатывают этот материал, лишь меняя подпись под ним – имейте совесть. Не умничайте. Делайте исследования самостоятельно.  


[1]Кияновский М. Русские военные памятники//Военный сборник. №1. СПб., 1905 г. С. 31-32.

[2] Боханов В.В. Организационные и экономические аспекты развития историко-культурного туризма в регионе (на примере Смоленской области). Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2007 г. С. 3, 11.

[3] http://www.tourprom.ru/news/33489/

[4] http://crimea.ria.ru/society/20161026/1107793268.html

[5]Волохов С. Не только пляжи//Эксперт. Украинский деловой журнал, № 20 (70) 22-28 мая 2006 г. Киев, С.68

[6]Колмовская Н. Въездной туризм: желаемое и действительное// Новости турбизнеса  №13 (63)  2006 г. Киев, С.9

[7] Голиборда И. Перспективы развития военно-исторического туризма на Львовщине (http://people.polynet.lviv.ua).

[8] http://gazeta.sebastopol.ua/2011/06/28/sevastopolskie-frantsuzy-v-madzhente/

[9] Пархоменко А. «Константин Горнов: то, что мы, реконструируя наполеоновские войны, сделали в Севастополе, в Украине вообще никто не делал… (http://new-sebastopol.com).

[10]Мазурчак К. Каменец-Подольский будет фестивальной столицей Украины//Новости турбизнеса. №8(82). Киев, 2007 г. С.14-15.

[11]Землянская М. Кто за фестиваль берется – тот опыта наберется//Новости турбизнеса, №8 (106) , Киев, 2008 г., С.15

[12] Титова Е. Военный туризм как новое направление на туристском рынке (http://tourlib.net/statti_tourism/titova.htm).

[13] Титова Е. Военный туризм как новое направление на туристском рынке (http://tourlib.net/statti_tourism/titova.htm).

[14] http://gazeta.sebastopol.ua/2011/06/28/sevastopolskie-frantsuzy-v-madzhente/

[15]Кияновский М. Русские военные памятники//Военный сборник. №1. СПб., 1905 г. С. 31-32. 

[16] Дремов А. Перекрасим трубу в сигарету! Или к вопросу о внешнем облике Севастополя (http://www.flot2017.com/show/opinions/37077).

[17] Новикова Д. Симферополь должен стать туристическим центром Крыма//Крымские известия, № 41 (141), 2007 г., Симферополь.

[18] Клименко А., Гучакова Т. Крымская экономика без мифов (http://www.flot2017.com/show/crimea2018/38944).

[18]http://news.liga.net/news/politics/619301-v_krymu_poyavitsya_turisticheskiy_konsultativnyy_sovet.htm

Поиск по сайту