М.Преснухин (Москва)
Оксем Олег Николаевич — Мастер

 Родился в городе Ялте в 1964 году. Военной историей и художественным творчеством увлекался с самого раннего детства. Почти с «пеленочного» возраста его любимыми игрушками стали солдатики. Но однажды простые детские забавы вдруг превратились в страстное увлечение. Размеренная жизнь шестилетнего ребенка круто изменилась с того момента, как ему прочитали сказку Ганса (Ханса) Христиана (Кристиана) Андерсена «Стойкий оловянный солдатик». Трагическая судьба крохотного сказочного персонажа настолько потрясла воображение впечатлительного ребенка, что он никак не мог смириться с гибелью стойкого одноногого солдатика. Олег тут же нарисовал, как сумел, и как представлял себе, портрет сказочного героя, а затем и всех его 24-х братьев – «сыновей большой оловянной ложки».
В поисках воплощения полюбившегося образа, Олег стал собирать всех подряд выпускавшихся тогда промышленностью солдатиков. Вскоре у него собралась огромная, по понятиям ребенка, коллекция – свыше 600 фигурок. Солдатики были самых разных размеров и из различных материалов: из металла, пластмассы и дерева, самых разных тематик: рыцари и автоматчики, революционные матросы и мотоциклисты, и многие другие воины. Однако убогость тематики военных игрушек в тогдашнем СССР удручала художественную натуру мальчика, ведь не было среди них того самого «стойкого», с перекрещенными на груди ремнями, в высокой шапке, украшенной перьями.
И тогда Олег решил сам создать свое собственное игрушечное войско. Вскоре по ковру в детской комнате двигались целые армии. Не беда, что они были из картона и бумаги, разрисованные карандашами и красками, в воображении ребенка это были настоящие солдаты, именно такие, какими он их и хотел видеть.
Постоянно совершенствуясь в рисовании, Олег создавал все новые и новые фигурки. Но для того, чтобы добывать исторически достоверную информацию о том, как выглядели реальные солдаты, сил приходилось тратить все больше и больше. По крупицам собирались сведения даже о «разрекламированных» «Героях грозы 1812 года». Отовсюду, откуда было только возможно: со спичечных этикеток, старинных открыток, брошюр и т.п. Олег срисовывал изображения солдат. Вооружившись карандашами и калькой, он целыми днями просиживал в библиотеках в поисках исторического иллюстрированного материала. Знаменитый художественный кинофильм «Гусарская баллада» однажды как-то был им просмотрен пять раз подряд. Рисунки делались Олегом прямо в кинозале, и по памяти уже дома, перерисовываясь по несколько раз. Понемногу воины его армии приобретали все более и более реальные очертания. И вот уже маршировали по ковру стройные колонны гренадер, поскакали кирасиры, полетели «песенным» галопом удалые уланы!
К сожалению, большинством окружающих «дела давно минувших дней» воспринимались тогда лишь как забавная сказка. Герои 1812 года представлялись не более реальными, чем былинные богатыри. Олегу же хотелось «оживить события» — коснуться рукой холодной стали русских штыков и клинков, примерить доспехи и мундиры. Так пришел интерес к материальным следам прошлого, тем более что они буквально «валялись» под ногами. Древняя земля Крыма богата историческими сокровищами. Многие народы оставили в ней следы своего пребывания: скифы, греки, римляне, готы, генуэзцы и многие другие. С теми, кто искренне не равнодушен к истории своей Родины, земля щедро делилась своими богатствами, преподнося время от времени любопытные сюрпризы.
Из случайных находок, буквально пинавшихся ногами недальновидных прохожих, составилась настоящая коллекция, по которой наглядно можно проследить 2000-летнюю историю страны. И пусть это были не сияющие золотым блеском пекторали, а всего лишь маленькие, разъеденные временем наконечники скифских стрел; не булатные рыцарские мечи, а почерневшие, тоненькие средневековые монетки. Зато все это было настоящим, их тех самых «былинных времен».
Осколки античных амфор и римской черепицы, детали оружия, снаряжения и доспехов, украшения, монеты, всевозможные изделия из железа и бронзы, печать турецкого военачальника, пули и многие другие материальные следы истории долгие годы собирались Олегом в самых разных уголках нашей некогда необъятной Родины.
Атрибутация этой массы находок потребовала от пытливого юноши глубокого изучения самых разных исторических дисциплин: фалеристики, оружеведения, истории искусств, не говоря уже про нумизматику и многое другое. Необходимые знания приходилось добывать едва ли не с большим трудом, чем давались сами находки. Только путем долгого самообразования, штудируя все доступные книги, научные статьи, исследуя музейные экспозиции, изучал Олег материальную культуру прошедших времен.
В каждом городе, куда ему удавалось попасть, знакомство с местной историей начиналось с тщательного осмотра экспозиций исторических и краеведческих музеев. Тут же многие вещи зарисовывались, записывались, описывались и измерялись.
Приобретенные исторические знания помогали его реализации в художественном творчестве – Олег рисовал, лепил, вырезал из дерева и поленьев. Закончил с отличием Ялтинскую детскую художественную школу, обучение в которой внесло, как Олег сам выражался, «некоторый профессионализм» в его детские рисунки.
Спустя годы, уже находясь на службе в рядах Вооруженных Сил СССР, Олег случайно наткнулся на статью П.Ф.Космолинского «Стойкий оловянный солдатик», о которой, несмотря на все перипетии армейской жизни, не мог забыть. Вновь сказочный Андеросоновский герой, возникший из далекого детства, перевернул судьбу теперь уже взрослого человека. После демобилизации Олег первым же делом разыскал в библиотеке тот самый журнал (№4 за 1984 год «Наука и жизнь»), следуя советам мастера, стал пробовать свои силы в оловянной миниатюре.
Достаточно быстро Олег приобрел необходимые навыки для самостоятельного производства солдатиков. Лепил фигурки, формовал литейные формы и гравировал их, отливал солдатиков из оловянно-свинцового сплава, и красил их. Что-то стало получаться сразу, что-то нет, но сразу же возникла потребность поделиться творчеством с единомышленниками, которых в родном городе найти так и не удавалось. Олег поехал в Москву. Через музейных работников удалось узнать домашний телефон П.Ф.Космолинского. Набравшись наглости, Олег напросился к нему в гости, чтобы показать свои работы. Эта встреча с уникальным мастером и человеком предопределила судьбу начинающего художника, навсегда увлекшегося миниатюрной скульптурой.
Впрочем, не одному только Олегу Оксёме Петр Федорович подарил «путевку в жизнь». Автор этих строк, также как многие московские, да и не только столичные миниатюристы, многими из своих достижений обязаны этому мастеру. Приходится только сожалеть, что такой человек так рано ушел из жизни. Нам остается только не забывать Петра Федоровича Космолинского, отдавая ему дань уважения, как первому художнику, возродившему в нашей стране жанр военно-исторической миниатюры и выражать бесконечную благодарность, хотя бы в рамках (виде) подобных публикаций.
Для Олега советы старшего опытного мастера, его консультации, «показы и примеры» оказались поистине бесценными. Благодаря наглядной помощи, Олег смог пересмотреть свои, неокрепшие еще, творческие воззрения, подтянув их к самым высоким художественным и историческим требованиям. Уже первые его работы выдавали в нем зрелого мастера – безупречная анатомия, мягкая пластика скульптуры, мужественные образы русских воинов характеризовали его собственный авторский почерк.
Продолжая поддерживать контакты с П.Ф.Космолинским и с Московской секцией Военно-Исторической миниатюры, Олег совершенствовал свое искусство, осваивая новые современные материалы и технологии, с помощью чего он добивался еще больших успехов.
Тяжелая настоящая мужская работа, травмы, сотрясения, переломы – все это не добавляло свободного времени для творчества. Но именно в середине 1990 годов мастер создает свои лучшие творения: серии миниатюр, посвященные Крымской войне 1853-56 г.г., Альпийскому походу, русской армии эпохи Николая I, портретные фигуры русских императоров, политических, государственных и религиозных деятелей; «Обращение князя Владимира к дружине после крещения» (в Херсонесе).
Олег сформировался в зрелого мастера с собственным узнаваемым творческим почерком. Территориально удаленный от «центров цивилизации», Ялтинский художник, тем не менее, оказался признанным во всем мире. Его работы расходились по крупнейшим коллекциям: в Америку, Австралию, Францию, Англию, Швейцарию и Израиль. Да и на Родине дела, вроде бы, налаживались: промышленным способом выпустили серию фигур эпохи Крымской войны, ювелирные и сувенирные предприятия заказывали мастеру модели. В Ливадийском дворце-музее экспонировали композицию «Большая тройка: Сталин, Черчилль и Рузвельт, на Ялтинской конференции в Ливадии». Работы художника снимают на местном телевидении, выходит передача, целиком посвященная его творчеству, которая получает Ш-ю премию на Всеукраинском фестивале детских телевизионных передач в Киеве, продолжаются публикации в прессе. Олег, как историк, консультирует различные кинематографические съемочные группы по вопросам военного дела и истории мундира.
Художник не останавливается на достигнутом, продолжает разрабатывать новые серии фигур, посвященные эллинистическому периоду в истории Крыма, эпохе Римского владычества, средневековью, «вечной» темой для него продолжает оставаться и эпоха Отечественной войны 1812 года.
На сегодняшний день в арсенале мастера около сотни миниатюр, выполненных в разных стилях и масштабах – от плоских «нюрнбегских» до портретных, размером 60-150 мм. Правда они все исключительно пешие, но, за то, какие персонажи – здесь и Сталин, Черчилль, Рузвельт, и Николай П, и Наполеон с Александром I, духовный лидер кришнаитов Харикеши Свами, и Петр I.
Все миниатюры Олега Оксёмы отмечают исключительное знание «предмета». И не только внешне, т.е всяких там «петличек, выпушек», которые мастер изображает с ювелирной точностью так, что непривычные люди могут разглядеть эти детали только под лупой, но и внутреннего мира изображаемого объекта. За всем этим стоит долгая и кропотливая работа мастера по изучению исторического персонажа, его эпохи, взаимоотношений с окружающими. Важен каждый штрих и не только на лице фигуры, чтобы не разрушить ощущение реальности, передать внутренний облик персоны и атмосферу ушедшего времени.
И это художнику блестяще удается. Выставляемые в Крымских музеях восковые персоны скучные и неживые, однозначно проигрывают тонким и глубоким миниатюрам Ялтинского мастера. Жаль, что по экономическим причинам в последние годы он почти лишен возможности выставлять свои работы не только на крупных международных конкурсах, но даже на местных выставках, которые попросту уже много лет не проводятся. Обидно, что соотечественники, для которых и созданы его творения, до сих пор не могут воочию их увидеть и по достоинству оценить.
Будем надеяться, что эта скромная публикация позволит дать хоть какое-то представление о творчестве несправедливо забытого у себя на Родине «нестоличного» художника, потерявшегося где-то на задворках былой империи.

Поиск по сайту