С.Ченнык (Симферополь)

Турецкая медаль за защиту Силистрии 1954 г.

Предыстория награды

Восточная война (1853-1856 гг.) была одной из самых «богатых» на награды среди остальных кампаний XIX в. Медали учреждали все ее участники, при этом продолжительность, достигнутые успехи и степень приложенных усилий особого значения не имели. Европейские правители настолько были горды одним лишь только своим участием в коллективной «порке» «жандарма Европы», как любили тогда именовать Россию, что не жалели метал для орденов, медалей и иных знаков отличия, которыми щедро украшали мундиры своих офицеров и солдат, не обделяя, в том числе,  союзников. Повод был: впервые за многие годы Россия была оскорблена и унижена поражением.

Среди этого многоцветия лент, блеска золота, серебра и бронзы турецкие награды обделены вниманием исследователей, хотя их количество значительно. Это соответствует привычному пренебрежительному отношению к турецкой армии, как участнику боевых действий вообще, успешно навязанному европейскими победителями – Францией и, особенно, Англией. Похоже, им казалось, что Османская империя должна быть благодарна лишь за одно участие союзников в войне с Россией.

Участники этой войны совершенно по-разному подходили к проблеме стимулирования своих солдат и офицеров. Англичане вообще считали излишней сентиментальностью награждать военных какими-либо знаками отличия. Недаром известная всем исследователям Фани Дуберли констатировала, что к великому сожалению, солдаты английской армии несущие службу под Севастополем в труднейших условиях не имеют никаких знаком отличия, которые могли бы отметить их храбрость и доблесть.[1]

Военный журналист Рассел написал по этому поводу: «Надеюсь, что если у нас появится «Орден за заслуги», то он будет носить имя королевы Виктории, с которым он был бы столь созвучен по сути. В армии существует твердое мнение, что необходимо учредить бронзовые кресты с указанием числа бомбардировок, чтобы каждый имел на груди отличительный знак длительности траншейной службы. Когда Кеннелли, одного из рядовых 41-го полка, ворвавшихся в Редан вместе с генерал-майором Уиндхемом, спросили, что бы он предпочел: пять фунтов или медаль, он, не задумываясь, выбрал второе. Его чувства разделяют все достойные солдаты, но власти на родине, кажется, полагают, что деньги солдату важнее всего».

Турки оказались первой страной, учредившей награды за Восточную войну. Еще до начала кампании в Крыму ими, опережая европейских коллег,  были учреждены медали за кампанию на Дунае и защиту крепости Силистрия. Общее число медалей, учрежденных турками за кампании Восточной войны, достаточно велико – шесть (за Дунайскую кампанию, за защиту крепости Силистрия и три типа (по количеству союзников) медали за Крымскую кампанию.

Первая из турецких наград, «Мисчани Ифтикар», или медаль «Славы», кроме особо отличившихся турок, была роздана британским саперам и морякам, содействовавшим туркам при переправе через Сулинский пролив Дуная в июле и августе 1854 г. Поэтому англичане называют ее Danube Medal («Дунайская медаль»).[2]

Сейчас мы постараемся рассказать только об одной из них – турецкой медали за защиту крепости Силистрия в 1854 г.   

 

История награды

В мае 1854 г. крепость Силистрия была осаждена русской Дунайской армией под командованием генерал-фельдмаршала И.Ф.Паскевича. Эту мощную турецкую крепость на правом берегу Дуная (ныне болгарский город Силистра) защищал 12-тысячный гарнизон. Силистрия служила для турок опорным пунктом Нижнего Дуная и прикрывала кратчайший путь от этой реки к Константинополю. Расположена она на низменном мысе правого берега Дуная, ниже которого река образует ряд мелких болотистых островов. Ядро крепости состояло из 10 небольших бастионов с короткими фланками, соединенными куртинами от 150 до 200 сажен длиной. Общее протяжение ограды, состоявшей из вала со рвом, достигало 4 верст. Сила крепости базировалась, главным образом, на фортах, сооруженных на окружающих город высотах в расстоянии 700–1200 сажен от главного вала.

Осада началась 4 мая. Штурм крепости 17 мая закончился неудачей из-за недостатка введенных в бой сил и откровенных просчетов русского командования. После этого начались осадные работы. 28 мая 70-летний Паскевич был контужен под стенами Силистрии и уехал в Яссы. Новым командующим стал генерал М.Д. Горчаков.

Но это уже не могло исправить допущенные ошибки, имевшие роковой характер. Полной блокады крепости достичь не удалось. Гарнизон получал помощь извне. К июню он вырос до 20 тыс. чел.

9 июня 1854 г. предполагалось провести новый штурм. Одна­ко из-за позиции Австрии, двинувшей к грани­цам Дунайских княжеств 80-тысячную армию, положение осаждавших стало ненадежным, усугубившееся тем, что в мае в райо­не Варны высадились англо-французские войска. По мнению английского адмирала на турецкой службе Адольфуса Слейда, на Дунае русские попали в хорошо подготовленную ловушку.

Подобный поворот событий вынудил Горчакова отказаться от штурма, снять осаду и отвести 11 июня войска на левый берег. Потери русских за время осады составили 2,2 тыс. чел. К сентябрю Дунайская армия отошла за Прут, на россий­скую территорию.

Умелые действия гарнизона Силистрии заслужили высокую оценку. Когда англичане и французы еще не выпустили ни единого заряда по русским, турки уже продемонстрировали высокую боеспособность, одновременно отличившись невероятной жестокостью по отношению к противнику. После этих событий, по воспоминаниям Дуберли, в лагере союзников заговорили, что «турок с трудом можно удержать от нанесения увечий их павшим врагам. Если они могут остаться незамеченными, то отрежут три-четыре головы и, связав их вместе через губы и щеки, несут за плечами»[3].

После отражения штурма Араб-Табии турки отрезали головы более чем 60 убитым, в надежде получить награду – но перед ними, по приказу английских советников, не одобрявших подобное, закрыли ворота. Грешили этим «промыслом» не только неуправляемые иррегулярные башибузуки, но и солдаты регулярной армии: «турецкий солдат очень любит головы и никак не может понять возможности сражаться, не снимая голов с плеч своих неприятелей».[4]

Медаль

Внешний вид медали был типичным для турецких наград этого типа, входивших в наградную систему Османской империи середины XIX в. Она представляла круг диаметром 36 мм. На реверсе помещалась тугра (вензель) султана Абдул Меджида, которая присутствовала на всех турецких медалях периода Восточной (Крымской) войны (1853-1856 гг.).

На аверсе размещалось изображение крепости Силистрия на берегу реки Дунай. Над одним из фортов флагшток с развевающимся турецким знаменем, за что серди европейцев ее прозвали «медалью с флагом». Рисунок иногда менялся, это касалось в основном размеров башен и флага на изображении.

Ниже крепости надпись на арабском «Силистрия – 1271». Цифры означали дату событий мо мусульманскому летоисчислению – 1854 г.

Еще одной характерной традицией турецкой наградной системы описываемого периода было то, что все награды этой войны имели одинаковую ленту ордена Славы, [5]перешедшую потом к ордену Меджидие:[6] зеленую с красными полосами.[7] Лента крепилась к медали с помощью кольца, изготавливавшегося из стали.[8]

Медаль не имела степеней, но изготавливалась трех видов: из золота, из серебра и из бронзы.

Общее количества награждений всеми вариантами медали 13862.       

 

Награждения медалью

Основные награждения пришлись на 1855 г. и последующие годы. Турки оказались благодарными. Наградив своих, они не забыли о союзниках. Тех, кто им помогал наградами не обделяли и, в том числе, в силу этих причин, медаль оказалась «интернациональной». Турецкую Силистрию защищали представители самых разных народов и религий. В их числе 1-я бригада 1-й египетской дивизии генерала Исмаил-паши Хаки, которая отличилась в боях, в том числе при отражения штурма редута Араб-Табия.

Среди награжденных медалью немало христиан, принимавших участие в боевых действиях на стороне турок. Это пешие и конные «дикие» арнауты (албанцы – и католики мирдиты, и мусульмане геги), боснийцы, отличившиеся при обороне Силистрии (только в Араб-Табии их было около 1000 чел.).

Среди них не мало было славян, входивший в «отдельный легкоконный корпус» Михаила Чайковского. Туда включили валахов, греков и русских дезертиров, а среди офицеров были не только поляки, но и венгры, запорожцы Добруджи, болгарские крестьяне или пастухи, немцы, русские эмигранты и особенно поляки. Среди офицеров были и румыны, венгры, французы и черкесы с турками. Имелись в наличии также цыгане, евреи, армяне и, кажется, татары. Евреев в полк Садык-паши присылали по большей части из числа военнопленных, содержащихся в Англии, и добровольцев-эмигрантов, живущих во Франции и в Британии.

Сам Чайковский добавляет к списку наций босняков и сербов, а также упоминает четверых дезертиров из русской армии и примерно 20 поляков. Окончательный состав его полка, согласно мемуарам Садык-паши, – пять сотен «регулярных» казаков, две сотни добруджских казаков, сотня «кубанских» казаков (некрасовцев)[9]. Сколько их участвовало в защите Силистрии – определить сложно.

Конечно, не могли быть обойденными наградой английские военнослужащие,  помогавшие туркам в организации обороны крепости.[10] В их числе полковник Королевской артиллерии (впоследствии генерал-фельдмаршал) Симмонс, награжденный золотой медалью. После Восточной войны к его имени добавили почетный ник “Arabion”. С таким именем он изображен на популярном рисунке Томаса Гибсона Бойла. Симмонс имел обе медали: за защиту Силистрии и за кампанию на Дунае.[11]

Еще 6 британских военных инженеров получили серебряные медали.[12] Среди них, прибывший из Индии и поступивший на турецкую службу в звании подполковника лейтенант Джон Арчибальд Баллард, которого называли в Англии героем Силистрии, за организацию обороны редута Араб-Табия, стоившей русским больших потерь. Турки наградили его за этот бой золотой саблей. В Крыму Баллард продолжал службу на офицерской должности в турецкой армии, принимал участие в обороне Евпатории и экспедиции в Керчь.

Из Индии перевелись в крепость еще два офицера: лейтенант Несмитт (Бомбейская артиллерия) и капитан Баттлер (Цейлонские стрелки).  Несмитт был отправлен на Средиземное море для лечения полученного в 1853 г. в Индии ранения, но, имея неугомонный характер, по собственной воле присоединился к армии и, не дожидаясь открытия Англией военных действий, присоединился к туркам.[13] Баттлер участвовал в кампании в Крыму, сражался при Альме и Инкермане, стал помощником квартирмейстера 1-й дивизии. Он умер в возрасте 42 лет и был похоронен в Портсмуте.[14] Был награжден медалью за защиту Силистрии и медалью за кампанию на Дунае.

Нужно сказать, что все англичане, служившие в Силистрии, были скорее любителями военных приключений, для которых переход на службу к туркам были многообещающей ступенью на карьерной лестнице. Наиболее яркий представитель этой категории – Чарльз Томас Эдвард, переведшийся из Ост-Индской компании и поступивший на турецкую службу в звании подполковника под именем Бейзад-бей. Впоследствии участвовал в кампании в Крыму и сделал успешную военную карьеру. Один из англичан, награжденный как минимум тремя турецкими медалями, в том числе медалями за Дунайскую кампанию и защиту Силистрии.

Бехрам-паша (Behram pasha), он же англичанин полковник (впоследствии генерал) Кенан, занимавшийся обучением стрелков. В 1855 г. у него были все турецкие медали: за кампанию на Дунае, за защиту Силистрии и за Восточную войну.[15] 

Несколько медалей досталось немецким военным инженерам. Прусские фортификаторы были главными учителями турок в инженерном деле. Известен один из них —   лейтенант Грах, «один из самых ученых военных инженеров того времени»[16], ставший в Турции полковником: «В каждой крупной турецкой крепости, поверьте, вы встретите пруссака или немца, инструктирующего, советующего или командующего либо артиллерией, либо инженерами…».[17] Впрочем, английский офицер Вудс полагал, что Грах был хороши специалистом в артиллерийском деле, но как инженер был «бесполезен» и крайне слабо разбирался даже в простейших фортификациях.[18]

Медаль за защиту Силистрии стала самой малой по числу награжденных ею солдат и офицеров союзных армий. Предшествовавшую ей медаль за кампанию на Дунае получили полковник Симмонс и 16 нижних чинов из корпуса Королевских инженеров, а также командир английской канонерской лодки и ее экипаж в числе 30 чел.[19]

Одним из самых «интересных» кавалеров медали был итальянский лейтенант (будущий генерал) Джузеппе Джовоне. Молодой офицер (родился в 1825 г.) уже имел к тому времени солидный боевой опыт, в том числе участия в битве при Новаре (1849 г.). Перед Восточной войной был военным атташе в Вене и Берлине. В 1853 г. добровольно присоединился к турецкой армии в качестве советника. Участвовал в защите Силистрии. В сентябре 1854 г. высаживается с союзными войсками в Крыму, где исполняет роль офицера наблюдателя при штабе союзных войск. Участвует в сражении при Балаклаве, где под ним погибает лошадь.[20] Портрет Джовоне есть на одном из снимков Роджера Фентона, где художник не смог определить его, и подписал «неизвестный». Но это удалось сделать современным итальянским историкам.   

После войны делает прекрасную военную карьеру, но терпит полное фиаско на политическом фронте. В 1872 г. после обострения болезни, полученной им во время службы в Крыму и сильного стресса из-за неудач в политике, выстрелом в голову обрывает свою жизнь. Его поныне считают одним из величайших людей Италии.      

Хотя исследователи не часто обращают внимание на наградную систему Османской империи периода Крымской войны, она отличается стройностью и продуманностью. Турки не оставили без внимания ни одно из крупных военных событий (пожалуй, исключая Евпаторию) в которых османский солдат демонстрировал свои высокие боевые качества.


[1] Journal Kept During The Russian War: From The Departure Of The Army From England In April 1854, To The Fall Of Sebastopol. By Frances Isabella Locke Duberly [aka Mrs. Henry Duberly] (1829-1903). London: Longman, Brown, Green, and Longmans, 1856 (Second Edition).

(http://digital.library.upenn.edu/women/duberly/journal/journal.html#IV).

[2] Рихтер В.Г. Русская медалистика с 1839 года до революции. Доклад В. Г. Фон Рихтера, Лондон 13 сентября 1954 г. Часть 2. Русская медалистика от 1839 года до революции. (http://medalirus.ru).

[3] Journal Kept During The Russian War: From The Departure Of The Army From England In April 1854, To The Fall Of Sebastopol. By Frances Isabella Locke Duberly [aka Mrs. Henry Duberly] (1829-1903). London: Longman, Brown, Green, and Longmans, 1856 (Second Edition).

(http://digital.library.upenn.edu/women/duberly/journal/journal.html#IV).

[4]Воспоминания 1855 года. События в Грузии и на Кавказе, майора Осман-бея//Кавказский сборник, Том 2. Тифлис, 1877 г. С.156.

[5] Учрежден в 1831 г. султаном Махмудом II как награда за заслуги. Этот орден имел одну степень – нагрудный знак, крепившийся на булавке (Тип 1) или на ленте (Тип 2). Некоторые источники считают, что орден был упразднен после того, как в 1852 г. был учрежден орден «Меджидие», но известны награждения вторым типом ордена в правление султана Абдулгамида II (1876-1909 г.). (http://www.zasluga.net/Asia/Turkey/Glory/Glory.htm).

[6] Орден Меджидие (Mè djidie) — турецкий орден, учрежденный в 1852 г. султаном Абдул-Меджидом. 

[7] Спасский И.Г. Иностранные и русские ордена до 1917 года. СПб., 1993 г. С.95-96.

[8] Steward, William Augustus. War medals and their history. London. 1915. P.153-154.

[9] Записки Михаила Чайковского (Садык-паши)// Русская старина. 1898. Т. 96. № 10. С. 175-206.

[10] Miller, William. The Ottman Empire and Its Successors, 1801 -1927. Cambridge. 1936. P.215-216.

[11] Carter, Thomas. Long, William H. War medals of the British army, and how they were won. London. 1893. P.509.

[12] Hastings, Irwin. War medals and decorations issued to the British military and naval forces and allies 1588 to 1910. London. 1910. P.96-97.

[13] По другим источникам Несмитт был награжден золотой медалью (Lawson. J. Whalley. Gold war medals awarded to British military & naval forces from Elizabeth to Victoria. Lancaster. 1883. P.15).

[14] Henry Press Wright. The Story of the ‘Domus Dei’ of Portsmouth: Commonly Called the Royal Garrison Church. Cambridge University Press. 2012. P.87.

[15] Nolan. Edward Henry. The illustrated history of the war against Russia. London. 1891. P.590-591.

[16] Astbury Leveson H. The forest and the field / by the old Shekarry. London. 1879. P.216.

[17] Paton A.A. The Bulgarian, the Turk, and the German.  London. 1855. P. 35-36, 70-71, 85-86.

[18] Woods N.A. The Past Campaign: A Sketch of the War in the East, from the Departure of Lord Raglan to the Capture of Sevastopol. Vol. I. London. 1855. P. 81

[19] Steward, William Augustus. War medals and their history. London. 1915. P.153-154.

[20] Crider, Lawrence. In Search of the Light Brigade. Lawrence Crider. 2004. P.2.

Опубликовано в Альманахе №1 военно-исторического журнала «Military Крым»

Поиск по сайту