С.Ченнык (Симферополь)

Крест Виктории: рождение награды

Учреждение награды.

С Крымом связано введение в английскую наградную систему высшей военной награды Соединенного Королевства – Креста Виктории, единственной, учрежденной во время Крымской войны, награждение которой продолжается до настоящего времени.

Восточная война, начало которой сопровождал мощный духовный подъем масс населения, некоторое время спустя уже не пользовалась такой безграничной популярностью в Англии. Обыватель часто выражал искреннее недоумение, читая совсем не лестные статьи корреспондентов, вроде Уильяма Рассела,  с театров боевых действий: зачем его отечеству вести большую войну вместе со своим бывшим противником против своего недавнего союзника?

Определенной компенсацией за неожиданно большие потери, страдания и лишения могли служить новые награды, дающие их обладателям почет и уважение общества. Тут и возникли проблемы. Зрели они давно. Существовавшая британская наградная система первой половины XIX в. была далека от совершенства. В стране, армия которой вела непрерывные кампании в колониях, не было наград за личное мужество, проявленное на поле боя для верных слуг Ее или Его  Величества.

Сказать, что их не было совсем — нельзя. За  военное отличие вручался орден Бани,[1] официально учрежденный в 1725 г. английским королем Георгом I, но получить его могли только высокопоставленные офицеры. Младшие могли быть отмечены  за храбрость, проявленную на поле сражения, продвижением по службе или очередным чином, но, как правило, такие награды давались немедленно, и, чаще всего доставались чинам из окружения высшего командования, бывшим на виду, а не «труженикам войны» из боевых порядков пехоты. После проявленного английскими офицерами  массового героизма в сражении при Ватерлоо в 1815 г. и в связи с тем, что большинство из них не имело чинов, «достойных» для получения столь высокой награды, были  введены дополнительные степени ордена Бани – золотой и эмалевый знаки, расширившие границы для других категорий награжденных. 

Сержантам и рядовым, равно как и всем остальным военнослужащим,  вручались медали за участие в кампании, но ее выдавали всем, не зависимо от того, был ее обладатель героем или находился за много километров от зоны боевых действий. Так называемые  «кампанейные» медали – это типично британский стиль, продолжаемый до настоящего времени.  

В 1854 г. была установлена «Медаль за доблестную службу», для сержантского состава, в солдатском обиходе именовавшаяся «сержантской медалью».  Это была почетная награда, она высоко ценилась в армии, тем более, что награжденные получали добавку к пенсии.

К началу Крымской войны и союзники, и противники Англии имели свои награды за мужество, вручавшиеся различным категориям военнослужащих. К ним можно отнести французские орден Почетного Легиона (учрежден в 1803 г.) и Военную медаль (учреждена в 1852 г.), русские орден и Знак отличия ордена Св. Георгия. Конечно, это не могло не вызвать зависти у британских коллег, не имевших возможности получить в награду аналогичный знак отличия, подчеркивающий индивидуальные заслуги кавалера.

Когда же в Крыму английские солдаты стали проливать свою кровь за интересы Великобритании, порой находясь в ужасных климатических и бытовых условиях, а информация об этом начала достигать Англии, когда на улицах городов появились первые, искалеченные войной молодые ветераны, необходимость такой награды стала проявляться все более явственно. Это усиливалось общественным резонансом, вызванным тем, что Крымская кампания стала первой в истории войн, ход которой непрерывно комментировался репортерами.

Появившиеся с началом кампании в лондонской «Таймс» сообщения с театра военных действий ее корреспондента Вильяма Рассела, стали первыми объективными свидетельствами проявления фактов экстраординарного мужества солдатами и офицерами армии и флота Ее Величества.  Из них страна узнала о героическом форсировании Альмы солдатами Легкой дивизии, стойкости шотландской пехоты под Кадыкоем и трагедии Легкой бригады при Балаклаве. В тронной речи, произнесенной при открытии работы Парламента в 1854 г., королева Виктория выразила восхищение солдатами английской армии, сражавшимися вдали от Англии за ее интересы. Это было столь необычно для страны, где никогда сильно не задумывались над судьбами собственных солдат, считая, что вполне достаточно того, что они сыты, одеты и имеют крышу над головой.

Вопреки бытующему мнению о повальной «аристократичности» английской армии середины XIX в. большая часть ее личного состава состояла не из самых лучших представителей общества. Социальные условия жизни, внутренняя и внешняя политика, способ комплектования армии, привели к тому, что она превратилась в массе в сборище деклассированных элементов, для которых вступление под знамена Королевы было едва ли не единственным шансом если не выжить, то хотя бы исправить свои жизненные условия: «…в ряды армии вовсе не поступают исключительно такие личности, которые чувствуют в себе призвание к военному делу; напротив того, большинство состоит из праздношатающихся и бродяг, принадлежащих к низшим слоям общества, которых привлекает возможность погулять на полученную денежную премию; самое обязательство дается если не всегда, то большей частью под влиянием винных паров и многообещающих россказней умелого вербовщика. Отсюда становится понятным тот, везде и всегда повторяющийся, факт, что нравственность вербованных войск стоит весьма на низкой степени; отсюда же вытекает необходимость поддерживать дисциплину среди массы людей с грубыми инстинктами и лишенных всякого нравственного воспитания, мерами суровыми по жестокости».[2]

Соответственным было и отношение к армии среди граждан своей страны: «…несмотря на уважение, которое англичанин питает к своему войску вообще, он с пренебрежением относится к солдату, как отдельно взятой личности».[3]  

Только «…отличный корпус унтер-офицеров дает возможность поддерживать порядок в части и преобразовывать малонадежного и бесполезного в гражданском быту новобранца в отличного боевого солдата, обладающего тем хладнокровием, спокойностью и послушанием, которые всегда отличали английские войска».[4]

19 декабря 1854 г. членом парламента, бывшим офицером военно-морского флота  кептеном Томасом Скобеллом был инициирован процесс принятия новой награды, незамедлительно одобренный новым военным министром лордом Пенмуром. Незадолго до этого, прежний военный министр (герцог Ньюкасл) в письме к принцу-консорту Альберту предложил рассмотреть художественное оформление новой награды и обсудить его как в своем ведомстве, так и в парламенте. С этим предложением герцог выступил в палате лордов, обратив внимание, что выдающиеся акты героизма, не имеют никакого знака отличия, только потому, что они совершаются рядовыми или младшими офицерами.   

Идея была воспринята неоднозначно. Если одни поддержали ее безоговорочно, то многие высокие военные чины были категорически против. По их мнению, сила британской армии заключалась в доблести офицеров, а солдаты были лишь инструментом в их руках, для которых вполне хватало медалей за участие в той или ной кампании.  

Как ни странно, но ускорило положительное решение судьбу новой награды именно  ранее состоявшееся учреждение «кампанейной» Крымской медали. В парламенте возмутились: «…Сотни, даже тысячи вовсе даже не участвовавших в битвах получили Крымскую медаль… Предполагая, что десять кораблей приготовлены к бою, и что только пять из них на самом деле сражались с неприятелем, между тем все офицеры и нижние чины пяти, оставшихся праздными кораблей, получают те же знаки отличия, какие получат и оставшиеся в живых люди, бывшие на пяти кораблях, действовавших против неприятеля».[5]

Обсуждение завершилось к 19 марта 1855 г. принятием решения о создании награды и  включении ее в наградную систему Великобритании. В парламенте приняли решение восторженно, считая, что крест: «…будет более ценим как сухопутными, так и морскими чинами, чем орден Бани, потому что для каждого понятно, что тот, кто имеет Крест Виктории получил его за личные военные заслуги, между тем как орден Бани, как всем известно, часто дается людям, которые даже и не нюхали пороха».[6]

 Процесс внедрения  ускорился после встречи в  мае 1855 г. Королевы с ветеранами Крымской войны. Виктория сказала тогда: «…Нужно уважать и любить таких солдат, как они».

Не смотря на конфиденциальность при подготовке к учреждению награды, информация о готовящемся событии проникла в войска, в том числе в Крым. Не сложно догадаться, но первым, к кому просочилась «утечка» сведений из окружения королевы и парламента, был все тот же пронырливый корреспондент «Таймс» Вильям Рассел, писавший из-под Севастополя 13 декабря 1855 г.: «…Если награду утвердят, то есть надежда, что она будет носить имя Королевы…».[7] Он был прав: что новая награда будет носить имя Королевы, было решено ранее.

В разработке внешнего вида и составлении  награды Статута Виктория принимала личное участие. Утверждение, что автором награды является ее супруг, принц Альберт, не подтверждается ни одним из имеющихся на сегодняшний день документов, хотя его роль, несомненно, значительна. При личном участии Королевы была разработана лицевая сторона креста, она же высказала оригинальное пожелание о материале изготовления. Внешний облик награды ассоциировался с Военным золотым крестом (Army Gold Cross) за кампанию в Испании периода наполеоновских войн. Возможно, это связано с тем, что и ту, и эту войны иногда в обиходе называли одинаково: «Война на полуострове»: первая шла на Пиренейском, вторая на Крымском полуостровах. Она предназначалась только для награждения участников Крымской (Восточной) войны, независимо от театра военных действий, на котором они находились.

По желанию Виктории, награда не должна была иметь за собой никакой организации, подобно ордену  Подвязки[8] или ордену Бани. Естественно, она не должна была иметь, как следствие, получение награжденным  рыцарского титула или наличие такового не могло быть условием для награждения. Крест не должен был носить какой-либо религиозный смысл и являлся исключительно свидетельством личной храбрости перед лицом неприятеля. Обязательным  было отсутствие деления награды по  степеням.

Часто встречающееся в литературе (в том числе профессиональной) наименование награды «орден Крест Виктории» — грубейшая ошибка. Это было воплощение идеи принца Альберта, собственноручно карандашом вычеркнувшего со всех страниц проекта слово «орден», как носителя корпоративного смысла, подразумевавшего наличие за собой какой-либо организации со своей структурой и иерархией, и написавшего вместо него — «крест». Виктория поддержала супруга, считая необходимым иметь награду для поощрения всех категорий военнослужащих армии и флота.[9]

Первенство англичан в создании награды, лишенной классовых предрассудков, под сомнением. Одним из первых крестов «не орденов», стал прусский Железный крест, учрежденный 10 марта 1813 г. Им могли награждаться все – от рядового до фельдмаршала. Награда, хоть и имела большее число награждений, сохраняла высокий статус. До 1945 г. Железный крест оставался высшей военной наградой Германии.

К началу 1856 г. эскиз новой награды был представлен военным секретарем лордом Пенмюром на рассмотрение и утверждение Королеве. 5 января Виктория одобрила проект с единственной поправкой. По ее мнению, девиз награды должен был иметь следующий текст в соответствии с закладываемым в него смыслом: «Доблестному, а не храброму, поскольку это может привести к мнению, что только того можно считать храбрым,  кто имеет этот Крест».  Поэтому точный перевод текста девиза звучит так: «Vor Valour» — «За доблесть». 

29 января 1856 г. королевским Указом была утверждена новая награда Британской империи  — Крест Виктории  (Victoria Cross). Указ, за подписью лорда Пенмюра, состоял из 15 пунктов, каждый из которых лаконично объяснял смысл награды и правила награждения ей. Это был ее первый Статут.[10]

Из представленных трех вариантов внешнего вида, был выбран один, наиболее понравившийся Королеве. 4 марта 1856 г. сделали первый заказ на изготовление 106 экземпляров. Это еще одно отличие Креста Виктории от других наград Великобритании: заказ не стали отдавать на Королевский монетный двор, а передали ювелирной фирме Hancocks (Jewellers) Ltd из Лондона, до того времени обслуживавшей двор Ее Величества. С того времени она является монопольным изготовителем каждого из Крестов и до сегодняшнего не занимается производством никаких иных наград. Ее офис находится на Пикадилли в Лондоне. Там же хранится журнал, где указан владелец каждого изготовленного предприятием Креста Виктории. Закупочная цена награды колебалась от 50 до 170 фунтов в разное время.

Интересна судьба первого образца Креста Виктории, который утвердила Королева, не номерного и не именного, но ставшего эталоном будущих наград. 5 марта 1855 г. в своем письме в лорду Пенмюру Виктория указала, что «…для наших больных и раненых абсолютно необходимы больницы, и сейчас самое подходящее время для их строительства».

Здание первой из них было спроектировано и построено в самые сжатые сроки в Саутгемптоне, на берегу залива. Больница имела собственный причал, позволявший выгружать пострадавших прямо с транспортных судов. 19 мая 1856 г. Виктория присутствовала при открытии больницы и в ее присутствии была замурована под основанием здания и придавлена двухтонной монолитной глыбой коробка, где находились несколько английских монет, Крест Виктории (тот самый) и Крымская медаль с четырьмя планками.

Больница функционировала по своему прямому предназначению почти до 1950 г. В 1967 г. коробку извлекли, содержимое идентифицировали и передали на хранение в Военно-медицинский музей Британской армии.  

Общество в целом позитивно отреагировало на появление награды. Наверное, никому не удалось так емко выразить значение Креста Виктории, как Ридьярду Киплингу, известному английскому исследователю, писателю, поэту и шпиону в его небольшом эссе «Награжденный Крестом Виктории» (Winning the Victoria Cross): «… Крым был лучшим местом для учреждения награды, …никто не мог желать лучших противников, чем русские при Инкермане и Альме».  

Великий английский писатель Чарльз Диккенс в своем сочинении «Путешествие по не торговым делам» писал: «…Всякое живое описание недавних боев, всякое письмо солдата к родным, опубликованное в газетах, любая страница с реляциями о награждении Крестом Виктории, показывают, что в рядах армии, при всем том, что мешает этому, столько же людей с чувством долга, сколько и среди представителей других профессий. Можно ли усомниться, что, исполняя свой долг так же честно, как исполняет его солдат, на свете жилось бы  много легче? Не спорю, нам это бывает порой трудней, чем солдату. Но давайте, по крайней мере, выполним свой долг перед ним…».

В военных кругах учреждение новой награды приняли так же положительно, как в обществе. Во-первых, авторитет Королевы был непререкаем. Во-вторых, привлекала демократичность награды, следовательно, возможность получения ее не только представителями «сливок общества». На флоте считали, что Крест Виктории «…более поощрит офицеров и прочих моряков к геройским подвигам».[11] Полагалось, что он будет «…более ценим как сухопутными, так и морскими чинами, чем орден Бани, потому что для каждого понятно, что тот, кто имеет Крест Виктории получил его за личные военные заслуги, между тем как орден Бани, как всем известно, часто дается людям, которые даже и не нюхали пороха».[12]

Были и несогласные. Появление новой награды спровоцировало некоторую критику в обществе. К примеру, в Глазго местная пресса в лице “The Glasgow Herald” в пух и прах разнесла эстетику награды: «Никогда не видели более скучной, массивной и безвкусной работы. Мы не сомневаемся, что даже если бы ее можно было купить в любом городе Англии по пенни за штуку, едва ли бы даже дюжину удалось продать за год! Имеющиеся лев, крест и лента представляют бесформенную массу. Доблесть необходимо награждать, это несомненно, но Крест Виктории является самой жалкой из всех наград…».

Но критика утонула в море положительных эмоций.

Социальный смысл награды.

Не только почет и уважение давал кавалеру Крест Виктории. Его социальный смысл имел материальное наполнение. По Указу королевы от 26 июня 1856 г. награжденному полагалась пожизненная необлагаемая налогом пенсия. Первоначально ее сумма составляла 10 фунтов, но с июля 1898 г.  была увеличена до 50, затем до 75 фунтов стерлингов. В этом году из-за экономических трудностей в стране сумма пенсионных выплат была сокращена, и ветераны были вынуждены продавать награды. Узнав об этом, правительство вновь повысило пенсии для кавалеров Креста Виктории на 50%.[13]

В 1959 г. она составляла уже 100 фунтов. Сейчас ее размер в Англии 1300 фунтов стерлингов, установленный в 1995 г., когда в живых оставалось еще 33 кавалера награды.

Правда, это не всегда было гарантией от нищеты. Герой Альмы сержант гвардейских фузилеров Маккени, который с помощью револьвера отбил русских пехотинцев, пытавшихся захватить королевское знамя, получил Крест из рук Королевы. Высокая награда не помешала отставному сержанту умереть в полной нищете и забвении в возрасте 60 лет в 1886 г. и быть похороненным в безымянной могиле для бродяг на кладбище в Глазго. Только в наше время полк Шотландской гвардии, сочтя подобное настоящим позором для своей чести, поставил на ней памятник. Его Крест Виктории хранится в полковом музее в Лондоне.

История Маккени лучший пример, насколько английское общество безжалостно и даже с определенной циничностью относится к своим героям, считая, что государство, отметив их заслуги перед страной высокой наградой, вполне с ними рассчиталось, а все, что будет потом – это уже их проблемы.

Спустя 150 лет в 2007 г. в Глазго открыли единственный в Великобритании монумент, посвященный Кресту Виктории. Это произошло, когда выяснилось, что на местном кладбище покоится тот самый сержант Шотландской гвардии Маккени. Когда на его могиле городские власти установили памятник, то выяснилось, что таких же несчастных забытых героев там еще трое или четверо. Поэтому решили сделать общий памятник в память всех шотландцев, удостоенных Креста Виктории. Есть еще два памятника, но они имеют отношение к отдельным людям (лорду Робертсу в Келвинграв Парке или Дж. Стоксу), а не к истории награды в целом.[14]    

Что касается индивидуальных отличий кавалера, то, как особый личный знак отличия он получает право пожизненного добавления к своему имени инициалов V.C. (Victoria Cross).

Внешний вид награды.

Награда представляет собой равноконечный крест-патти (не мальтийский, как упорно утверждают некоторые источники) из темной бронзы размером 1,375 дюйма (38 мм.)  в поперечнике. Вес 27,06 гр. (0,87 тройной унции).

На кресте расположено изображение английской короны Св. Эдварда и льва — главных символов британской империи. Нижняя часть креста обвита лентой  с надписью «Vor Valour» (За доблесть), которая является смысловой частью девиза награды.

Оборотная сторона содержит выгравированную информацию с именем награжденного, номером награды, даты совершения подвига, а также наименованием воинской части, где служил солдат или офицер на момент представления. Содержание гравированной надписи иногда менялось. Часто кресты, врученные во время I-й мировой войны, носили в тексте более полную информацию о владельце. Видоизменялся шрифт, которым делалась надпись, после бурской войны его строгая  регламентация была прекращена. Планка украшена V-образным креплением и лавровыми листьями, что пошло от увлечения в викторианскую эпоху эпосом древних Рима и Греции. 

Каждый экземпляр награды обязательно изготавливается вручную. Это принципиально и, в том числе поэтому, до сих пор в Англии Крест Виктории считается высокохудожественным произведением, удачно сочетающим  символику империи и скромность истинного мужества.

Специалисты фирмы-изготовителя считают, что хотя Крест Виктории сделан из абсолютно бросового металла, сама награда – бесценна. Кстати, куплю или продажу награды можно производить только после смерти кавалера. Однако, именно по своей финансовой стоимости Крест Виктории вошел в Книгу рекордов Гинесса, после того как 27 апреля 1983 г. на аукционе «Глендинг энд Компани» в Лондоне за рекордную сумму  — 110000 фунтов стерлингов эта награда, вместе с несколькими другими, была приобретена одним из коллекционеров.[15]  В 2004 г. рекорд был побит – на аукционе в Лондоне стоимость награды, которой был награжден унтер-офицер британских ВВС Норман Джексон за доблесть, проявленную при налете на Швейфурт  в апреле 1944 г.,  составила 235 тысяч фунтов.  Австралийский Крест Виктории, которым посмертно награжден майор Питер Бэткоу, не раз проявлявший героизм во время вьетнамской войны, в 2007 г. продали на аукционе в Сиднее за 475 тысяч долларов США.

Международный аукционный дом Bonhams & Goodman установил новый мировой рекорд, продав Крест Виктории по самой высокой в истории аукционных продаж орденов и медалей цене – 491500 долларов США Покупателем знаменитой награды стал медиамагнат Керри Стоукс. Это был Крест Виктории, которым во время I-й мировой войны был награжден австралийский капитан Альфред Джон Шаут за сражение при Галлиполи. Стоукс намеревается передать купленный им набор медалей Австралийскому военному мемориалу в Канберре, отмечая, что награда, имеющая такую большую историческую ценность, ни в коем случае не должна покинуть Австралию.[16]

Самое большое количество Крестов Виктории –100 наград — находится в коллекции англичанина Майкла Эшкрофта. Его собрание оценено в 20 миллионов долларов. При этом у него подробно описана судьба каждого из крестов.

Лента награды.

 Первые варианты креста имели ленту двух видов: темно-красную (малиновую) для армии и синюю для Королевского Военно-Морского Флота. С 20 мая 1920 г. Указом короля Георга V  лента была сделана единой темно-красного цвета. Это было сделано после выделения 1 апреля 1918 г. Военно-Воздушных сил в самостоятельный вид вооруженных сил. В связи с чем,  для того, что бы не создавать ленту еще одного цвета, было решено оставить единственный – темно-красный. Ширина ленты – 1,5 дюйма.

Помимо красной и синей лент, есть неподтвержденные сведения об использовании ленты белого цвета, для награжденных крестом гражданских  лиц.[17]

Правила ношения.

До 1881 г. не было никаких официальных распоряжений о правилах ношения Креста Виктории. В королевском Указе говорилось, что он носится на левой стороне груди.[18] На  портретах кавалеров Крымской войны награду можно увидеть и первой в ряду других, и расположенной в центре, и даже столь оригинально как составляющей центр своеобразного креста из наград.  В одной из частных коллекций в Индии, хранится Крест Виктории с прикрепленной к его ленте пулей, ранившей владельца награды и выполнявшей, по всей видимости, роль талисмана-оберега.

Первая попытка упорядочить ношение Креста была предпринята в 1881 г. Королевский Указ для армии предписал, что Крест Виктории должен располагаться следующим после  Ордена императора Индии, а согласно королевскому Указу о ношении военной формы 1900 г. – после ордена Британской империи, но перед всеми наградами за военные кампании. Наконец, в 1902 г. король Эдвард VII предписал носить Крест Виктории на левой стороне груди перед всеми остальными наградами.[19]  Так он носится и сейчас. На повседневной одежде Крест Виктории заменяется планкой из орденской ленты с прикрепленным к ней миниатюрным бронзовым изображением награды, при повторном награждении к планке прикрепляется еще одна такая же миниатюра. В этом случае второй Крест не выдается.

Конфискация награды.

В соответствии с британским законодательством середины XIX в. в случае осуждения за государственное преступление все награды подлежали конфискации. Крест Виктории не был исключением. Только в 1931 г. этот закон отменили, каким бы серьезным преступление не было. В письме личному секретарю лорду Стемфордхэму, король Георг V писал: «…независимо от преступления совершенного любым награжденным Крестом Виктории, награда не должна быть отобрана. Даже тогда когда кавалер будет приговорен к казни через повешение, ему нужно разрешить иметь Крест Виктории в петлице, стоя на эшафоте».

До этого было произведено 8 официально зарегистрированных случаев конфискации награды, однако все, у кого она была изъята, продолжают оставаться в списках награжденных. В их числе один из героев Крымской войны, мичман Эдвард Дэниел, лишенный награды в 4 сентября 1861 г. за дезертирство. С этим молодым человеком (а он был самым молодым из награжденных Крестом за Крымскую войну) произошла невероятная история, заслуживающая отдельного повествования. Встречу с ним в 1902 г. и его полную приключений жизнь описывает в своих записках Джек Лондон. Дэниел в 14 лет поступил на службу в Королевский военно-морской флот. В 17 лет получил Крест Виктории за первую бомбардировку Севастополя. Умер в Новой Зеландии в 1868 г. в возрасте 33 лет.[20] В его память несколько лет назад в Бристоле на фасаде дома, где он жил, установлена мемориальная доска.   

Но даже когда закон о конфискации действовал, в его нарушение, с 1908 г. до введения запрета на конфискацию, кресты никогда не изымались у владельцев.

Материал изготовления.

Ореол таинственности, породивший просто огромное количество легенд, окружает  материал, используемый для изготовления  награды. Один из представленных на утверждение крестов был сделан из драгоценных металлов, а другой медным. Виктория категорически отвергла оба варианта. Первый — из-за желания сделать награду демократичной и подчеркнуть ее аскетизм. Второй вариант не понравился эстетически: «Крест хорошо смотрится внешне, но металл безобразен. Это медь, а не бронза и поэтому будет выглядеть очень грубо на красном фоне рядом с лентой медали за Крым… Медь в носке со временем станет похожей на старую монету…».  

С радостью ухватились за идею использовать для этой цели стволы трофейных пушек. Специальный инженер был направлен в казармы Вулидж и принял самое разумное решение – делать награды из имевшихся там нескольких русских орудий, доставленных из Крыма.

Какой именно государственной принадлежности должны быть эти пушки официально не указывалось, но метал, из которого были изготовлены первые кресты, без всякого сомнения,  бронза  русских орудий, захваченных в большом числе в Севастополе. Чего-чего, а в этом недостатка не было. Англичане столько их вывезли из Крыма, что снабдили ими для установки, как знаки выдающейся победы, не только крупные (а иногда и не очень) города метрополии, но и колонии. Потому можно с уверенностью говорить, что русский металл в первых Крестах Виктории был как минимум по двум причинам:

1.Награда учреждалась к событиям Крымской войны и естественно, что в ней должен был использоваться материал трофеев, захваченных у нынешнего противника, т.е. у русских.

2.Именно русские пушки, как источник материала, были под руками в нужном количестве. 

В дальнейшем материал потерял национальную прописку. Не смотря на укоренившуюся легенду об  исключительно  «русском» происхождении, часть наград изготовлена из стволов китайских 18-фунтовых пушек, захваченных во время подавления восстания Боксеров в 1900-1901 гг. Изготовители при этом отмечают, что качество «китайского» материала, значительно уступает бронзе российских орудий. Кресты, изготовленные из него, имеют несколько более темный оттенок.

Недавно миф, об исключительно «русском» происхождении металла окончательно развеял британский военный историк Джон Гланфилд. Достаточно посмотреть на те самые пушки, металл которых идет на награды, как все сомнения в их «китайском» происхождении рассеиваются. В принципе, Гланфилд, «не открыл Америку». Но его сообщение о том, что с 1942 по 1945 гг. «драгоценный слиток метала пропал неизвестно куда» и кресты в этот период изготавливались неизвестно из какого материала, можно сказать — сенсация. На сайте фирмы Хенкокс о металле говорится только что это бронза, а ее происхождение им неизвестно: все находится под замком в Министерстве обороны.[21]  

Металл, подлежащий переплавке, действительно хранится в специальном хранилище Королевского корпуса снабжения Британской Армии в Доннингтоне (Шропшир), где находится база 15-го полка Королевского корпуса снабжения, в специальном помещении без доступа естественного освещения, чтобы избежать снижения его качества. Любое перемещение металла может производиться исключительно в сопровождении охраны, точно также, как и хранящихся в сейфе готовых 85 (данные на 2005 г.) Крестов. Фирма Хенкокс последний раз получала материал 23 октября 1959 г. В 1982 г. королева Елизавета II посетила базу, где ей был вручен в память о визите тот самый, напоминающий  сырную дольку, кусок бронзы с выгравированными эмблемой Корпуса снабжения, Крестом Виктории и надписью в честь события.  

Для изготовления крестов используется не весь орудийный металл, а только его тыльной части, так называемого винграда (в англоязычных странах ее называют “cascabel” – гремучая змея, — поскольку она напоминает «погремушку» на хвосте этого пресмыкающегося).[22] Первые орудия, металл которых уже был использован на награды, сегодня стоят у здания офицерской столовой Военной академии артиллерии в Вулвиче.

Кстати, Крест Виктории не единственная награда Великобритании, для изготовления которой используется пушечная бронза. Учрежденная в 1882 г. «Кабул-Кандагарская звезда» для участников экспедиции 1880 г. в Афганистан генерала Робертса, врученная  более 10000 солдат и офицеров британской  армии (англичан и индусов), по инициативе генерала Джона Росса, была также изготовлена  из стволов захваченных в битве при Кандагаре  афганских пушек.

Попутно разрушим еще одну легенду. Не одни британцы использовали трофейный металл для изготовления наград. Учрежденная в 1864 г. австрийская «Памятная медаль за войну 1864 г. против Дании» не только производилась из бронзы  датских пушек, но и имела надпись «Из захваченных пушек» на гурте. Вообще пушки, которые в XIX в. были по значению как трофеи вторыми после знамен, были популярным материалом для всяких памятно-исторических идей. Например, Наполеон из трофейных австрийских пушек возвел колонну на Вандомской площади, а австрийцы спустя пять лет начали из французских клепать наградные кресты. Утвержденный австрийским императором Францем в 1814 г. для награждения солдат за участие в  войне против Наполеона в 1813 -1814 гг.  крест официально именовался «Бронзовый пушечный крест». Он был сделан из бронзы французских пушек и, что интересно, внешне напоминает британскую награду…  

Первые награждения.

В 1856 г. было разослано извещение во все полки британской армии и в Адмиралтейство с предложением представить списки для награждения новой наградой с единственным временным ограничением: только Крымская война. Остальное отдавалось на усмотрение самих начальников. В результате одни командиры выдвинули множество кандидатов (не самый отличившийся в кампании, и едва не ударившийся в бегство на Альме,  77-й Истмидлэссекский  полк подал список из 38 человек), а 6 полков не подали ни одного.

Списки были собраны 2 февраля 1857 г. лордом Пенмуром и переданы для утверждения и подписания королевой 15 февраля 1857 г. По смыслу первые награждения, связанные с Крымской войной, можно разделить на несколько событийных групп.

Кресты Виктории за сражение на Альме 8(20) сентября 1854 г.

Основной критерий для награждения: личная храбрость, пример, инициатива. За это сражение награду получили 7 человек: Капитан Эдвард Белл, сержант Люк О’Коннор (все 23-й Уэльский Королевский фузилерный полк); сержант Джеймс Маккенни, лейтенант Роберт Линдсей, рядовой Вильям Рейнольдс, рядовой Джон Кнокс (все Гвардейские фузилеры), сержант Джон Парк (77-й полк, получил по совокупности за Альму и за Инкерман).[23]

В британской армии первым награжденным считается сержант 23-го Уэльского фузилерного полка Люк О’Коннор.  Его жизненный путь и военная карьера настолько интересны и так связаны с Крымом, что заслуживают отдельных публикаций. Он родился в Ирландии в 1831 г. Во время сражения на Альме, будучи раненым в грудь, вернулся в строй и заменил убитого знаменщика, лейтенанта Анстротера, одним из первых войдя русскую батарею. В сентябре 1855 г. уже лейтенантом, отличился при штурме 3-го бастиона в Севастополе, где был ранен в оба бедра. Продолжив офицерскую службу в своем полку, участвовал в подавлении восстания в Индии. Стал генералом, получил рыцарство и до 1914 г. командовал Валлийскими стрелками, в рядах которых начал службу рядовым солдатом. Одни говорят, что был очень уважаемым  человеком и командиром. Другие любят упоминать его кличку в солдатской среде: “Dog” и манеру решать сложные педагогические проблемы ударом кулака. Умер в Лондоне в феврале 1915 г., оставаясь пожизненно почетным полковником  Уэльского фузилерного полка.

Первым из офицеров армии, получившим Крест Виктории стал капитан 23-го Уэльского фузилерного полка Эдвард Вильям Деррингтон Белл. Он лично захватил русское орудие, приставив к голове русского ездового свой Кольт «Нейви» без единого заряда в барабане  и остался старшим по званию из оставшихся в строю офицеров полка. Был награжден французским орденом Почетного Легиона и впоследствии также стал генералом. Нынче его крест Виктории выставлен в Музее Королевского Уэльского фузилерного полка в замке Карнарвон (Гвинед, Уэльс).

Капитан Шотландских фузилеров гвардии Роберт Джеймс Линдсей на Альме удерживал строй 1-го батальона Гвардейских фузилеров, «…стоя рядом с символом страны, полка и чести. Его командный вид, его пример и энергия восстановили порядок и люди пошли вперед, как на параде».[24] Линдсей остался единственным невредимым из всей знаменной группы и после того, как было перебито древко знамени, нес его, подняв полотнище на руках над головой.

 Отличился при Инкермане, где, собрав вокруг себя несколько десятков разрозненных солдат, «…атаковал с ними русских, убив лично нескольких солдат противника». Прошел путь до бригадного генерала, получив титул лорда. Был командиром почетной артиллерийской роты. Награжден французским орденом Почетного Легиона. Один из основателей британского общества Красного Креста.

19-летнему Парку награда была вручена за его исключительную храбрость в последующих сражениях  Крымской войны, особенно при двух штурмах 3-го бастиона, во время последнего из которых он был очень тяжело ранен. Сержант Джон Парк умер в Индии  в Аллахабаде  18 мая 1863 г. Смысл награждения Парка расплывчат,[25] в отличие от, к примеру, вышеупомянутого Маккени, спасшего знамя Гвардейских фузилеров. Вообще действия 77-го полка в сражении были на грани катастрофы, и критикуются всеми исследователями Крымской войны.

 Подписывая в 1856 г. представление на награждение Кнокса, его начальник капитан Скарлет сказал ему: «Я многим обязан вам за вашу помощь».

Рейнольдс, награжденный помимо Креста Виктории орденом Почетного Легиона, скончался после оставления службы в звании капрала в Лондоне в 1869 г., едва достигнув сорокалетнего возраста.

Крест Виктории за Балаклаву: не так уж и много…

Основной критерий: взаимопомощь, спасение товарищей. Казалось бы,  тот шум, который был поднят вокруг Балаклавского сражения, и, особенно ее эпической составляющей, вошедшей в военную историю Англии под названием «Атака Легкой бригады», должен был произвести «крестопад». Но этого не произошло. Вспомним, как долго Виктория упиралась, не соглашаясь учредить планку «Балаклава» для Крымской медали. Не сильно желала Королева возвеличивать позор нескольких тупых кавалерийских начальников, облачая его в ореол подвига. Но не наградить было тоже нельзя и Крест Виктории некоторые получили. 

Сержанты Джон Берриман и Джон Фарелл (оба — 17-й уланский полк), лейтенант Александр Данн (11-й гусарский полк),  сержант Джон Грайв (Королевские Шотландские серые), сержант Джозеф Малоун (13-й легкий драгунский полк), Джеймс Муа (хирург 6-го драгунского полка), рядовой Самюэль Паркс (4-й легкий драгунский полк), сержант Генри Рамадж (2-й драгунский полк), сержант Чарльз Вуден (17-й уланский полк). Итого за саму «сумасшедшую» атаку всего лишь 6 награждений.

Судьба «балаклавских» кавалеров была разной. Одни сделали блестящую карьеру, другим лавры героев не помогли. К последним относился сержант Вуден из 17-го уланского. Немец по происхождению, на всю жизнь сохранивший акцент, он стал впоследствии главным полковым сержантом, а потом и лейтенантом в 6-м драгунском Иннисикллингском полку. Был привлечен как свидетель по одному из самых скандальных уголовных дел британской армии, после чего его перевели в сначала в 5-й уланский полк, а затем и, вообще, в пехоту. Прослужив в армии 30 лет, в состоянии нервного срыва, усугубленного алкогольным состоянием, в Дувре пустил себе в голову пулю в 1876 г., не выдержав позора и посчитав свою честь оскорбленной. Ему было 47 лет. Это, в чем-то рок, ибо его награда была противоречивой. Его даже не было в первых списках кавалеров. Но хирург 6-го драгунского полка доктор Муа, с помощью Вудена вынесший с поля боя раненого командира 17-го уланского полка капитана Морриса, будучи представленным к Кресту Виктории сказал, что не будет получать награду, если ее не получит и помогавший ему сержант. Благодаря протекции Муа, имевшему неплохие связи при дворе, Крест сержант Вуден получил, но в судьбе это ему не помогло. Сам же Муа вскоре получил французский орден Почетного Легиона, а впоследствии стал главным хирургом британской армии и удостоился рыцарского титула.

Одним из первых получивших Крест Виктории за доблесть, проявленную в трагическом для британской кавалерии сражении, был сержант Шотландских серых Джон Грайв, ставший затем лейтенантом и умерший в возрасте 43 лет. Примечательно, что его племянник, капитан Роберт Кэтберт Грайв, был награжден Крестом Виктории в 1917 г. в Бельгии во время I-й мировой войны, когда «…под непрерывным огнем двух пулеметов, собрал остатки своей роты, лично уничтожив расчеты обеих вражеских пулеметов и продолжал удерживать позицию пока не был ранен…».[26]

Кроме Вудена и Муа, Крест Виктории «за спасение» получили сержанты Берриман, Фарелл и Малоун, вынесшие раненого капитана Вебба (17-й уланский) с поля боя. При этом Джозефу Малоуну приходилось периодически отбиваться от казаков и русских улан. Он сделал хорошую карьеру: стал лейтенантом и инструктором по верховой езде в  6-м драгунском Иннисикллингском полку, в котором некоторое время служил в Индии вместе с упомянутым Вуденом. Умер в звании капитана в Южной Африке в 1883 г. Был одним из трех кавалеров Креста Виктории в истории своего полка,  в музее которого (правда, теперь это 18-й гусарский) в  Барнсли (Южный Йоркшир) с 1972 г. хранится его награда.[27]

Берриман один из тех военных «типов», которые умудрялись ввязаться в любую драку. Если верить английским источникам, то этого сержанта отметили во всех больших и малых боях Крымской кампании. Там же говорится, что за храбрость при Инкермане он получил к Кресту Виктории еще и дополнительную планку, став неофициально вторым дважды награжденным.[28] Сержант Джон Берриман служил в Индии, принимал участие в войне с зулусами и умер в 1896 г.

Сержант Джон Фаррелл продолжал службу в армии до своей смерти в Индии в 1865 г.

Кстати, со спасением связана и награда Дана, первого канадца – кавалера Креста Виктории. Только в его случае он, офицер, спас сержанта Бентли, атакованного несколькими русскими кавалеристами. Расстреляв все заряды своего револьвера, канадец просто швырнул его в нападавшего и взялся за саблю. Попутно отбил у русских и рядового Леветта из своего полка.[29]

Его награда сейчас хранится в музее колледжа в Торонто, где он учился до поступления на военную службу.[30] В 1977 г. после ряда предупреждений о возможной краже награды, Крест Виктории убрали «от греха подальше» в сейф, а вместо него разместили на стенде копию.

Рамадж из Тяжелой бригады тоже получил награду за то, что отбил раненого товарища у семи русских кавалеристов, уже связавших его и увозивших в плен. Он умер спустя пять лет в Ирландии

Сержант Паркс прикрыл собой трубача, потерявшего саблю, от нападения шести русских и хотя смог сохранить ему и себе жизни, оба попали в плен. Таким образом, Паркс стал первым кавалером награды, побывавшем в плену. По его утверждению, он был в Санкт-Петербурге и чувствовал себя там вполне неплохо. После увольнения из армии устроился на службу констеблем в Гайд-парке. Память о Легкой бригаде и атаке под Балаклавой не давала ему покоя. По непонятной причине он потерял (есть версии, что выбросил или украли) свои награды, вместе с Крестом Виктории, но королева заказала для него копии всех их. В 1863 г. давал показания под присягой в суде Кардигана против офицера штаба командующего Калторпа. Его крест (подлинный) был обнаружен и куплен на аукционе неизвестным, который передал его офицерам полка в 1954 г. в день столетия легендарной атаки. Туда же поступила и приобретенная копия. Умер Паркс в Лондоне сразу после 10-летнего юбилея сражения.

В том, что все награды, полученные чинами Легкой бригады «за спасение», есть свой смысл. Королева явно не собиралась подчеркивать свое восхищение одной из многих военных глупостей, устроенных своими кавалерийскими военачальниками и предпочла отметить доблесть тех, кто спасал своих коллег, рискуя своей жизнью.

Кресты Виктории за сражение при Инкермане 5 ноября 1854 г.

Основной критерий для награждений: личный пример, лидерство, личная храбрость, стойкость.

Инкерман, одно из самых ожесточенных и жестоких сражений Крымской кампании, во многом для англичан знаковое, ставшее одним из немногих и, очевидно, последним, где доминировал ближний бой и, иногда, штык был едва ли не основным оружием, а успех зависел от цепи случайностей. Оно добавило в списки новых кавалеров Креста Виктории.

Наград за него было много. Почти все из них получены в бою за «Батарею из мешков с песком»(Sandbag Battery). Эту схватку и это место французы прозвали «L’Abbatoir» — «Бойня». В числе награжденных солдаты и офицеры как гвардии, так и армии.

Рядовой Томас Бич (55-й полк), рядовой Джон Бирн (68-й полк), капитан Генри Клиффорд (Стрелковая бригада), бреве-майор Джеральд Гудлейк (Колдстримский гвардейский полк), Джеймс Горман (Морская бригада), сержант Эндрю Генри (артиллерия), сержант Эмброуз Медден (41-й полк), лейтенант Фредерик Миллер (артиллерия), рядовой Джон Макдермонд (47-й полк), рядовой Энтони Палмер (полк Гвардейских гренадер), полковник Генри Перси (полк Гвардейских гренадер),  рядовые Джон Преттиджонс, Томас Ривс (оба — Морская бригада), капитан Хью Роландс (41-й полк), капитан Чарльз Рассел Барт (полк Гвардейских гренадер), рядовой Марк Шолефилд (Морская бригада), рядовой Вильям Стенлейк ((Колдстримский гвардейский полк), сержант Джордж Саймон (артиллерия), лейтенант Марк Улокер (30-й полк), сержант Джон Уолтерс (49-й полк).

Большое число солдат и офицеров гвардии объясняется тем, что кульминация и напряженнейший момент боя случился у «Батареи из мешков с песком», которую обороняли гвардейцы. Сержант артиллерии Саймон отличился при Инкермане, но на получение Креста Виктории повлияли и его действия во время первой бомбардировки Севастополя, когда он, не взирая на обстрел русских,  вылез на бруствер батареи и руками разбросал мешки, открыв сектор обстрела для орудия. Бреве-майор Рассел Барт из Гвардейских гренадер, выскочив через амбразуру первым из своих людей, сразу же оказался перед русскими пехотинцами, и только револьверные выстрелы спасали ему жизнь. Хотя, один из неприятелей атаковал капитана со спины, но был сбит с ног ударом прикладом, который нанес рядовой Палмер.[31]

«…Маленький ростом, но отважный боец»[32] Рассел вырвал у противника оружие и продолжал драться штыком, не смотря на полученную колотую рану. В его маленькой группе оказалось знамя полка, защищаемое британцами до последней возможности.

Чарльз Рассел уволился из армии в звании подполковника и стал одним из создателей добровольческого движения в Англии, которое впоследствии стало основой создания Территориальной армии. Умер в Манчестере в возрасте 73 лет.

Капитан Хью Роландс из 41-го Уэльского полка командовал в момент нападения одним из передовых отрядов. Удерживал позицию до тех пор, пока не был вынужден отойти, уступая натиску превосходящего по численности противника. Некоторое время спустя, лично спас раненого командира 47-го полка. Награжден французским орденом Почетного Легиона. За свою карьеру получил рыцарский титул, генеральское звание и некоторое время был лейтенантом в Тауэре.  Умер в 1909 г. в возрасте 81 года. Хью Роландс стал первым валлийцем, получившим Крест Виктории.

 26-лений лейтенант Марк Волкер из 30-го полка остановил дрогнувших солдат и отбил атаку двух батальонов Бородинского полка русской армии. Получил рыцарский титул и прошел путь до генеральского звания.

Полковник Перси собрал вокруг себя 50 солдат, у которых почти полностью были расстреляны патроны, и офицеров разных полков с которыми защищал батарею. Используя как прикрытие туман, он вывел эту группу в тыл, где, пополнив боеприпасы, они вернулись в бой. Вскоре он стал бригадным генералом и в этом звании командовал в Крыму англо-итальянским легионом. Был награжден орденом Почетного легиона. Получил титул лорда и звание генерал-лейтенанта. С 1865 по 1868 гг. – член Парламента от Северного Нортгумберленда. В 1874 г. стал почетным полковником 8-го полка  за три года до своей смерти.

Капитан Гудлейк стал одним из организаторов снайперской стрельбы еще в первый месяц осады.[33]

Рядовой Томас Бич из 55-го полка, находившийся в составе одного из выдвинутых вперед подразделений, спас раненого и добиваемого солдатами противника офицера, вынес его с поля боя. При этом двое нападавших были им убиты.

Рядовой Джон Бирн из 68-го полка, хотя его полк отходил, вернулся, что бы вынести из огня раненого товарища. В ходе боев за Севастополь неоднократно проявлял героизм, во время одной из вылазок русских в рукопашном бою убил одного из нападавших и завладел его оружием. Позже был повышен в звании до капрала.

 Лейтенант сэр Генри Клиффорд, офицер Стрелковой бригады, в критический момент собрал вокруг себя  разрозненных солдат и всех полков, организовал их и сумел отбить атаку русских. При этом только двое  из его подчиненных  были убиты. Лично в схватке холодным оружием убил нескольких нападавших. Был награжден французским орденом Почетного Легиона. Пройдя военный путь до генерала, отличившийся  в войне с бурами Генри Хью Клиффорд, не менее  известен как художник-баталист. Его акварельные рисунки, в отличие от парадных картин Симпсона, показали самую темную и страшную сторону этой войны.

Сержант королевской артиллерии Эндрю Генри, получив двенадцать ран, продолжал защищать свою батарею. Он и стрелок Тейлор, убитый штыком, были последними ее защитниками.  Свою службу в армии Генри закончил в звании капитана.

Рядовой Джон Макдермонд из 47-го полка спас раненого офицера, окруженного русскими пехотинцами.

Сержант Джордж Уолтерс из 49-го полка спас окруженного врагом бригадного генерала Адамса, заколов штыком, одного из пытавшихся взять его в плен русских пехотинцев. После  ухода из армии служил в лондонской полиции и умер в 1872 г.

Лейтенант артиллерии Фредерик Миллер, командир батареи, не оставил своих пушек и последний выстрел картечью произвел в противника, который уже врывался на его позицию. Ему удалось собрать оставшихся на позиции артиллеристов, которые  вступили в рукопашную схватку с русскими, используя как оружие, все, что было возможным, включая  собственные кулаки. Награжденный  французским орденом Почетного Легиона, закончил службу в звании подполковника.

Крест Виктории за Севастополь.

Это самая многочисленная категория награды. Сюда вошли те, кто сражался на батареях, отражал вылазки, дважды ходил на штурм города.

Боцман Генри Кертис (Королевский флот) получил Крест Виктории за спасение солдата 57-го полка 18 июня 1855 г. Последний во время штурма 3-го бастиона был ранен в обе ноги и остался лежать в 70 м. от русской позиции. Кертис совместно с капитаном Генри Джеймсом Реби и капитаном Джеймсом Тейлором бросились к нему и под шквальным огнем вынесли в безопасное место.

Лейтенант Дайнели был ранен в голову и, пытаясь вернуться в траншеи, сбился с пути и зашел в некую впадину под укреплениями русских. Услышав об этом, хирург-ассистент Сильвестр вызвался добровольцем выйти и перевязать его раны, что он успешно выполнил под огнем. За свою храбрость хирург-ассистент Сильвестр и капрал Шилдс, помогавший ему выносить лейтенанта, были награждены крестом Виктории.

Обращает внимание, что большое число Крестов Виктории получали солдаты, выносившие раненых с поля боя, что вызвало неоднозначную реакцию среди английских солдат и особенно офицеров после неудачного штурма Севастополя. По их мнению, хотя спасение товарища, безусловно, заслуживает поощрения, для этого есть специально выделенные солдаты. В тоже время те, кто двигался вперед под шквальным огнем, гораздо больше заслуживали награды, чем те, кто двигался в обратную сторону. Но именно последние часто использовали вынос раненого, как прикрытие возможности покинуть смертельную территорию, а потом обнаруживали себя в списках, опубликованных в “London Gazette”.[34] Адмирал Сеймур предложил, учитывая пожелания офицеров, ввести вторую, более низкую степень Креста Виктории, для награждения отличившихся не под неприятельским огнем или вне столкновения с неприятелем.[35]   

В тоже время английские офицеры недоумевали, когда не награждали тех, кто действительно рисковал своей жизнью, спасая раненых товарищей. Офицер Натаниель Стивенс из 88-го полка «Рейнджеров Коннахта» вспоминал сержанта Келли, который во время неудачного штурма Севастополя, когда английская пехота уже отошла в свои траншеи, по личной инициативе вынес одного из своих раненых сослуживцев с середины расстояния до русских позиций. После войны офицеры полка ходатайствовали о том, чтобы Келли наградили Крестом Виктории. По какой-то причине действия сержанта не сочли доблестными и награжден он не был. В дальнейшем Келли продолжал добросовестно «тянуть лямку» пока не был убит в 1857 г. в Индии.[36]    

Королевский военно-морской флот:  Мичман Эдвард Дениэл (HMS “Diamond”), Вильям Хейт (HMS “Beagle”), капитан Вильям Пиль (HMS “Diamond”), капитан Джон Тейлор, лейтенант Генри Рэби, боцман Джон Шепард, боцман Джон Салливан (все – Морская бригада), бомбардир Томас Уилкинсон (Королевская морская артиллерия).

Одна из самых интересных фигур в этом списке Вильям Пиль, командовавших одной из Ланкастерских батарей, сын бывшего премьер-министра Великобритании. Это его матросы построили в Балаклаве Алмазную пристань, которую, как считает «великий» краевед из Севастополя Иванов, англичане назвали так по причине плотности грунта. Пиль командовал кораблем под названием “Diamond” («Алмаз») и его матросы строили эту пристань — отсюда и происхождение названия.   

Гвардия: Рядовой Альфред Альберт (Гвардейские гренадеры), рядовой Джордж Стронг (Колдстримский гвардейский полк) сержант Джеймс Крейг (Гвардейские фузилеры).

Армейские полки:  рядовой Джозеa Проссер (1-й полк), бреве-лейтенант Фредерик Мод, рядовой Джон Коннорс (все — 3-й полк), рядовой Томас Грейди (4-й полк), капитан Генри Джонс, лейтенант Вильм Хоуп, рядовой Метью Хьюгс, рядовой Вильм Норман (все — 7-й полк), капрал Филипп Смит (17-й полк), капитан Томас Эсмонд (18-й полк), рядовой Самюэль Эванс, рядовой Джон Лайонс  (все — 19-й полк),  капрал Роберт Шилдс (23-й полк), рядовой Вильям Коффи, рядовой Джон Симс (все — 34-й полк), сержант Вильям Маквинни (44-й полк), лейтенант Джон Конноли, капрал Джеймс Оуэнс (все — 49-й полк), бреве-майор Фредерик Элтон (55-й полк), рядовой Генри Кертис, сержант Джордж Гарднер, рядовой Чарльз Маккерри (все — 57-й полк),  капитан Томас Гамильтон (68-й полк), рядовой Александр Райт (77-й полк), рядовой Джон Александер, сержант Эндрю Майнхам (все — 90-й полк), капитан Чарльз Лумлей, рядовой Джон Кольман (все — 97-й полк).

Стрелковая бригада: Лейтенант Вильям Монтгомери-Канингхем, Френсис Уитли, лейтенант Клод Арчер, рядовой Родерик Макгрегор.

Королевские инженеры: лейтенант Говард Элфинстон, лейтенант Джеральд Грехэм, сержант Питер Лайч, капрал Питер Лендрим, лейтенант Вилбрахам Леннокс, сержант Генри Макдональд, рядовой Джон Пери, капрал Джон Росс.

Королевская артиллерия: капитан Крон Девис, подполковник Коллингвуд Диксон, капитан Метью Диксон, сержант Дениел Кембридж, Томас Артур.

Помощники хирурга: Томас Халл (7-й полк), Вильям Сильвестр (23-й полк). Что касается  медиков, то с ними возникла проблема. Военное командование иногда считало, что медики это вообще не военные люди и награждать их Крестом Виктории нельзя. В результате медицинская пресса Англии (“The Lancet ”) разразилась скандалом, заявив, что доблесть врачей ничуть не меньше доблести солдат и офицеров, а иногда выше. В пример приводились хирург Вильсон, которому обязан был жизнью герцог Кембриджский, хирург Робинсон из Гвардейских фузилеров, проявивший недюжинную храбрость на Альме и др.[37]  

Нужно сказать, что просто так розданных Крестов Виктории за Севастополь нет. Каждый из кавалеров имел определенные заслуги.

Под Севастополем получили первые Кресты Виктории солдаты и офицеры 7-го Королевского фузилерного полка. В изданной в 2001 г. в Англии брошюре Д.Келлера «Интересные факты — Королевские фузилеры награжденные Крестом Виктории» приводится оригинальное совпадение в истории полка. Первые свои кресты солдаты и офицеры получили за борьбу против Императорской армии России в Крымской войне, а последние два — за помощь армии России в борьбе с большевизмом, когда фузилеры входили в состав Экспедиционных сил Антанты, высадившихся в 1919 г. в Архангельске.

Крест Виктории за Азовское море.

Пиратские набеги на береговые объекты в Азовском море по стилю исполнения походили на флибустьерский разбой и явно содержали желание отомстить за что-то, ранее происшедшее. Если честно, то Кресты Виктории в этом регионе сомнительны по своему значению.

Лейтенант Джон Эдмунд Коммерил (вместе с квартирмейстером Томасом Рикардом). Командуя канонерской лодкой «Весер» 11 октября 1855 г. атаковал Арабат и уничтожил большое число припасов, а также, высадившись на берег с несколькими людьми, сумел сжечь несколько складов.  Квартирмейстер Рикард, бывший вместе с лейтенантом на берегу Сиваша, выполнял задачу по уничтожению русских складов с запасами зерна. Преследуемый казаками помогал товарищам, но, застряв в грязи попал в плен вместе с командиром. Мокрые, грязные с головы до ног, они  оказались  в  руках  у  казаков  и  с ужасом  ожидали  своей  участи  –  быть повешенными.  Такая кара полагалась за пиратство в Англии и именно на этом они попались. Перепуганный  боцман назвался  командиром  канонерки, надеясь, что командира казнить не будут.  Им  дали чистую  сухую  одежду,  их  накормили, угостили  их  пуншем  и  они  несколько успокоились.  Есаул Тарасов на  свой  коляске  (поселок  был  его поместьем) отвез помощника и боцмана-капитана   в Мариуполь, к командиру 66-го  полка  Кострюкову,  от  него,  под конвоем,  на  трёх  почтовых  экипажах доставил  в  Таганрог,  сдав  генералу Краснову.  Через два дня обоих отправили из Таганрога, а после войны они вернулись домой, в Англию. Там  боцман  тоже  много  чего понарассказывал,  да  такого,  что  и  в газеты  попало, и  до  Ее  Величества дошло. Виктория пожелала непременно наградить молодца и он получил  на  грудь  Крест  Виктории.[38]

Другие «диверсанты» оказались удачливее. 27-летний лейтенант Джон Байзеси на Балтике вызвался добровольцем перехватить русского курьера на русской территории. 7 августа 1854 г. капитан Элвертон узнал, что важные депеши от русского царя передавались на остров Валдо для доставки в Бомарзундскую крепость на Аландских островах. Байзеси подошел к капитану и попросил разрешения захватить курьера. Элвертон дал согласие, но рекомендовал провести операцию крупным отрядом. Байзеси убедил его в том, что наиболее вероятно именно немногочисленный отряд не привлечет внимания. Затем он попросил членов экипажа найти напарника, говорящего на шведском языке — вперед вышел Вильям Джонстоун (тоже получивший Крест Виктории).

Вооруженные пистолетами, они устроили засаду на пятерых русских, везущих депеши. Двое скрылись в темноте, остальные трое сдались. Джонстоун должен был быть 63-м на церемонии первого вручения Креста Виктории, но к тому времени находился в командировке и получил свою награду позднее. Байзеси продолжил свою службу на флоте и получил в 1861 г. звание капитана 1-го ранга. Но в 1872 г. его карьера закончилась инцидентом с линейным кораблем HMS “Lord Clyde”, который сел на мель при попытке помочь наскочившему на мель колесному пароходу. Байзеси и его штурман были отданы под трибунал. Обоим объявили строгий выговор, обоих уволили с корабля с запретом выходов в море. Умер в 1906 г.

Первая церемония и судьбы кавалеров.

Первое награждение состоялось уже после окончания Крымской войны. Церемония прошла в пятницу 26 июня 1857 г. в лондонском Гайд-парке. В ней приняли участие Гвардейские части, которыми командовал генерал сэр Колин Кэмпбел, заслуживший достойную славу на полях сражений Альмы, Инкермана, Севастополя и Балаклавы. В строю стояли подразделения артиллерии, кавалерии, саперов и флота. Общее количество задействованных войск насчитывало более 4000 солдат, офицеров и генералов. Церемония в Гайд-парке увековечена на полотне художника Джорджа Томаса (George H. Thomas), хранящемся поныне в одном из музеев Англии.         

Список первых кавалеров, включавший 58 представителей армии, 24 моряка и 3  морских пехотинцев опубликовала впервые «Лондонская газета» 24 февраля 1857 г. Они также были повторены в «Таймс». С этого времени, первая из газет стала официальным печатным органом, в котором публикуются имена награжденных. Фирме Хенкокс приходилось работать круглосуточно, гравируя имена первых награжденных на Крестах.

Для многочисленных зрителей, которые, не смотря на жаркий день, собрались с 7 часов утра, были оборудованы места на 12000 человек. В центре стоял простой стол, на котором лежали сами награды. Начало вручения наград назначили на 10 часов. Королева Виктория выехала на церемонию верхом на лошади чалой масти в алом жакете, черной рубашке и шляпе с плюмажем. Слева от нее, согласно протоколу церемонии, находился муж, принц Альберт, справа – принц Фредерик Вильям Прусский.

За ними следовали леди Черчилль и принц Уэльский, леди Кодрингтон и принц Альфред. Дамы были в открытой карете черного цвета.[39] 

Вся организация церемонии подчеркивала демократичность награды. В одном строю стояли рядовые и офицеры, как, например, бревет-майор Чарльз Рассел Барт и рядовой Энтони Палмер из Гвардейских гренадер, получившие свои награды за  действия возле «Батареи из мешков с песком» при Инкермане.

Командовал награждаемыми полковник сэр Генри Перси, также из этого полка и также награжденный за это сражение, а его адъютантом был лейтенант Джон Симпсон Кнокс, известный всей армии. Этот молодой человек (на момент вербовки ему было 15 лет) из вполне обеспеченной семьи, не имея возможность приобрести офицерский чин, завербовался перед войной в Гвардейские фузилеры и уже сержантом отличился на Альме. За свою доблесть был произведен в офицеры. В связи с неимением у него средств, необходимых для приобретения офицерской должности, это сделал лично принц Альберт, за свой счет купивший, в соответствии с порядком заведенным в армии Великобритании,  должность в части, полковником которой он был сам – Стрелковой бригаде, служба в которой считалась особенно престижной.

Лейтенантом стрелков Джон Кнокс  вел первую партию штурмующих при атаке Третьего бастиона летом 1855 г. и не вышел из боя не смотря на то, что его правая рука была раздроблена русской пулей, а затем оторвана ядром. Медицинские исследования, правда, показали, что ядро лишь контузило офицера в руку, а оторвало ее попавшей через секунду картечью. Сам Кнокс вспоминал об этом так: ««Взяв ружье у мертвого стрелка, я сделал несколько выстрелов в неприятеля, все это время разговаривая с капитаном Форманом, командиром снайперов. Мое ружье было нацелено на одного русского, когда я получил удар в левую руку и снаряд упал на землю, после чего бедный Форман заметил: «Ты ранен». Я ответил: «Думаю, да!» Он предложил мне коньяк, от которого я отказался. У него был прочный носовой платок; он взял его и  встал передо мною, перевязывая рану. В этот самый момент пролетел град крупной картечи и смертельно ранил его. Он упал безмолвно у моих ног и испустил дух. Странно, но я продолжал стоять. Получив достаточно ран, я отступил. Пройдя небольшое расстояние, в мою сломанную руку попала крупная картечь, там и осталась. Вскоре доктора удалили мою руку в суставе под хлороформом без какой-либо боли или мук. Спустя семь дней я встал с больничной койки, прошелся пешком ни хуже любого другого солдата, только вот с одной рукой».  

Бывший рядом солдат подобрал ядро и все считали версию с ним настоящей. Дослужившись до майора, Кнокс был уволен из армии с почетом на пенсию в 1872 г. Крест Виктории, принадлежавший ему, несколько раз перепродавался, пока в последний раз не был продан на аукционе «Спинк» в Лондоне со стартовой ценой 120000 фунтов стерлингов за 210000 фунтов стерлингов неизвестному покупателю вместе с Крымской медалью, французским орденом Почетного Легиона, турецкой Крымской медалью  Кнокса.

Оливер Пепис, специалист по военным наградам аукционного дома «Спинк», выставлявший на продажу Крест Виктории, сказал: «Майор Кнокс проявил невероятную отвагу, потеряв свою руку в сражении от пушечного ядра. Лот просто потрясающий, награда продается вместе с русским пушечным ядром, именно тем, что ударил в руку Кнокса. За все годы моей работы с редкими военными наградами и военными артефактами я никогда не встречал более необычного памятного сувенира. Мы исследовали обстоятельства относительно потери руки майора Кнокса и выяснили, что товарищ по оружию подобрал это ядро и отдал его ему в качестве сувенира на память. Эта награда имеет огромное историческое значение, Крест Виктории – по сей день остаётся самой высокой наградой, которую может получить солдат».[40] 

Британская пресса подняла шум по этому поводу, но законодательство не имело ничего против сделки и всем пришлось смириться.

Лейтенанты Кнокс, Хьюитт и капрал Коффи были несколькими, кого Виктория выделила в своих личных записях об этом дне.

Из рук королевы награду получили 62 человека. Иногда называют цифру 61 человек. Это вызвано тем, что лейтенант Люк О’Коннор был в списке под номером 31а, а список армейцев заканчивался 47 номером.[41] Остальные 23 человека получили Кресты по месту службы (как правило, большинство из них находились со своими полками в одной из колоний). 26 июня 1857 г. командирам частей, в которых проходили службу награжденные, было отправлено специальное письмо от Королевы, в котором находился, в том числе, именной Крест Виктории.

Вручали просто. Зачитывался список, после чего названный подходил к месту награждения. Каждый Крест Королеве подавал стоявший рядом лорд Пенмур, а тому награды подавали для моряков лорд Вуд и для армейцев – лорд Уотерхолл.

В своем дневнике королева записала в тот же день: «Это было прекрасное зрелище и великолепно организованное…».

До настоящего времени британцы не определились, кого нужно считать официально первым кавалером Креста Виктории и к таковым относят как минимум троих. Лейтенант шлюпа «Миранда» Сесил Бакли, награжденный за действия под Азовом 25 мая 1855 г., чье имя было первым в официальном списке, напечатанном в «Лондонской газете». Генри Рэби, который получил крест, к которому был представлен за отличие при штурме III-го бастиона в Севастополе 18 июня 1855 г., первым из рук Виктории. Наконец, Чарльз Лукас, лейтенант военного корабля «Хекла» (впоследствии — адмирал)[42], чей подвиг был совершен  задолго до начала кампании в Крыму – 20 июня 1854 г.,[43] но награду из рук королевы он получил лишь четвертым.[44] В тоже время Крест Виктории, выписанный на имя Лукаса, стоит первым в списке фирмы- производителя наград.

Если считать источником «The Book of the Victoria Cross»,[45] где регулярно обновлялась информация об изменениях в действующем законодательстве относительно награды, то первым кавалером является все-таки Бакли. Он первый в списке флота, а флот первый в списке родов войск.

Первым по времени совершения подвига в армии стал О’Коннор из 23-го Королевского Уэльского фузилерного полка. Первым по времени совершения подвига офицером-кавалером Креста Виктории, стал капитан этого же полка Эдвард Белл.

Существует красивая легенда о том, что, будучи верхом на лошади, королева испытывала некоторое неудобство, прикалывая кресты на грудь награждаемым и неоднократно по неосторожности прокалывала их мундиры насквозь, однако ни один из кавалеров не дал понять, что он ощущает боль.

Один из кавалеров был, к удивлению собравшихся, не в военной форме. Бывший сержант 49-го полка Джон Уолтерс вскоре после войны оставил военную карьеру и за хорошую службу был рекомендован в полицию Лондона, поступив в ее 444-й отряд. На церемонии он получал Крест из рук королевы в мундире полицейского.

Каждое вручение награды сопровождалось бурными овациями многочисленных зрителей, которыми они награждали всех, независимо от звания и должности. Едва закончилась церемония, как командовавший ей Колин Кемпбел пригласил кавалеров на торжественный обед в королевский дворец.

Одна из лондонских газет писала на следующий день: «Мы открыли в Гайд-парке новую страницу нашей военной истории… Старые связанные с многочисленными злоупотреблениями награды, уступают место новым, которые отмечают доблесть и честь независимо от чина или титула…».[46]

Интересно еще одна сторона этой награды, о которой мало говорят и никогда не задумываются: ее считают одной из самых «масонских» в мире. По утверждению исследователей этого тайного движения не менее 130 масонов имеют Крест Виктории, то есть почти 10% награждений. В том числе Королевская ложа – не менее 4. Лейтенант 11-го гусарского полка Данн был первым из них. После Крымской войны подполковник Данн служил в Гибралтаре, где занимался формированием 100-го пехотного полка. Там же он вступил в Ложу, а в 1861 г. стал ее мастером. Он погиб при несчастном случае на охоте в Абиссинии и похоронен в Эритрее.

Нужно сказать, что после Крымской войны масоны активно вербовали военных в свои ряды. Это было вызвано тем, что количество лож в армии сократилось до 16, а масонам было нужно сохранить там свое влияние.  

Статистика награды.

Потомки некоторых награжденных за Крым, позднее тоже становились кавалерами Креста Виктории: подполковник Эсмонд (1942 г., Дувр), внучатый племянник капитана Эсмонда (1855 г.); капитан Грайв (1917 г., Бельгия), племянник сержанта Грайв (1854 г.); капитан Мауд  (1857 г., Индия), двоюродный брат подполковника Мауда (1854 г.).           Самым молодым кавалерам по 15 лет (Эндрю Фитцгиббон и Томас Флинн). Самому старшему 61 год (Вильям Рейнор).

Еще одним малоизвестным фактом, делающим награду уникальной, стала ее «географичность». Крестом Виктории награждались по всему земному шару. Нет такого континента или материка, такого океана, где бы не происходило событие с последующим вручением награды.[47] 

В 1902 г. король Эдвард II издал приказ о посмертном награждении Крестом Виктории военнослужащих, которые погибли, совершив выдающийся подвиг, с выдачей награды родственникам награжденного. Это было связано с тем, что многие офицеры и нижние чины были рекомендованы для награждения, однако не дожили до получения награды, поскольку вскоре погибли.

После I-й мировой войны произвели одно из самых необычных награждений, которое имеет хоть и косвенное, но все-таки отношение к Крымской войне. От имени Англии Крестом Виктории был награжден, захороненный на Национальном военном кладбище в Арлингтоне неизвестный солдат армии США. Эту миссию выполнил 11 ноября 1921 г. командующий флотом Великобритании в годы войны адмирал Дэвид Битти во время  визита в Америку. Его сочли самой подходящей персоной для выполнения этой ответственной миссии, «…поскольку он командовал английским флотом, участвовавшим в этой войне», и к тому же в качестве адмирала флота являлся  «особой, приближенной к суверену».

В свою очередь, неизвестный британский солдат, похороненный в Вестминстерском аббатстве, был награжден правительством США Медалью  Конгресса. История этой награды США имеет отношение к Кресту Виктории. В 1861 г. в начале Гражданской войны (1861-1865 гг.) сенатор от штата Айова Джеймс Гримс предложил учредить награду, подобную британской. В тоже время, представители южных штатов по инициативе представителя общественной организации «Дочери Конфедерации» из штата Джорджия Мэри Кэб Эрвин приняли решение наградить ветеранов  армии конфедератов наградой, по статуту аналогичной Кресту Виктории, что и было исполнено спустя несколько десятков лет после окончания Гражданской войны в США. Награда получила название Крест Чести Юга и была учреждена в 1898 г., а первое награждение им состоялось в 1900 г.

Изображение Креста Виктории неоднократно использовалось британской военной пропагандой. Наиболее интересным представляется выпуск сигарет во время I-й мировой войны, на пачках которых были изображены  рисунки, запечатлевшие подвиги английских солдат, кавалеров этой высокой награды. Среди них и эпизод кампании в Крыму, когда лейтенант Линдсей, своим примером останавливает однополчан во время сражения на Альме.

После II-й мировой войны награждения Крестом Виктории были редкими. До 2012 г. было произведено 1356 награждений. Предпоследним награду получил в 2005 г. капрал (на момент получения награды – рядовой) 1-го батальона полка Принцессы Уэльской Джонсон Бехарри за спасение оказавшихся в опасности сослуживцев во время войны в Ираке. По информации журнала “Soldier”, ему была выдана сама награда и дополнительно (очевидно, для повседневной носки) две ее копии (каждая стоимостью 6000 фунтов. ст.). Подлинник был застрахован на 1 млн. ф.с. и сдан на хранение в банковскую ячейку.[48]  Храбрый солдат видимо настолько проникся значением награды, что сделал ее татуировку у себя во всю спину.

Последним (1536) получил награду капрал Брайан Бадд из 3-го батальона Парашютного полка «за выдающуюся доблесть» во время операции в Южном Афганистане в 2006 г.

Кресты Виктории других стран Соединенного Королевства.

Помимо Великобритании, еще несколько стран имеют свои Кресты Виктории, статут которых близок к английской награде. Это Канада, Австралия и Новая Зеландия. Первой свой Крест Виктории учредила Австралия после получения разрешения и выдачу патента от Королевы Елизаветы II 15 января 1991 г. На сегодняшний день им награждены два человека: рядовой Марк Грегор Дональдсон (в 2009 г.) и капрал Бенджамин Робертс-Смит (2011 г.). Оба из австралийской САС, оба за службу в Афганистане.

2 февраля 1993 г. Елизавета II выдала патент на учреждение канадского Креста Виктории после официального обращения за разрешением премьер-министра Канады. Дизайн незначительно отличается от дизайна оригинала: учитывая официальные языки Канады, слова, которые фигурировали на знаке: «For Valour», были заменены синонимичным по смыслу латинским словосочетанием: «Pro Valore» в соответствии с франко-канадскими традициями,[49] но в металле сохранили преемственность награды. Бронзу для канадского Креста Виктории составили из двух частей «пушечной» британской и бронзы медали Конфедерации − памятной награды, учрежденной в 1867 г. В ее составе присутствуют и другие металлы, извлеченные из недр Канады. На сегодняшний день данных о канадских кавалерах нет.

 Если первые две страны относительно давно награждают Крестом, то Новая Зеландия учредила свой 20 сентября 1999 г. На сегодняшний день он вручен только один раз: капралу Вильяму Генри Эпиту из новозеландской САС за действия в Афганистане. 

Сегодня едва ли не каждый желающий может стать счастливым обладателем Креста Виктории, правда в виде копии. Их выпускает несколько фирм, но только производителям можно выпускать «высочайше утвержденные» за соответствующую (немалую) цену. Для любителей военно-исторической миниатюры имеется предложение в виде фигурок, изображающих награждение королевой Викторией лейтенанта Рэби.  


[1]Орден Бани (Order of the Bath) — третий кавалерский орден в Англии, основанный в 1399 г. Генрихом IV. Новопосвященных рыцарей купали в воде, отчего произошло и название. В 1725 и 1815 гг. орден был утвержден вновь и стал жаловаться и за гражданские заслуги. Он представляет собой крест, в середине которого находится скипетр с розой и репейником и три короны, вокруг надпись: «Trio juncta n uno» и «Ich dien».

[2]Кр-ь А. Иностранное военное обозрение. Англия//Военный сборник. №4. СПб., 1870 г. С.156-157. 

[3]Кр-ь А. Иностранное военное обозрение. Англия//Военный сборник. №4. СПб., 1870 г. С.157.

[4]Кр-ь А. Иностранное военное обозрение. Англия//Военный сборник. №4. СПб., 1870 г. С.159. 

[5]Смесь//Морской сборник. Том XXII. №6. СПб., 1856 г. С.34.  

[6]Смесь//Морской сборник. Том XXII. №6. СПб., 1856 г. С.34.   

[7]T.E.Toomey. Heroes of the Victoria cross. G. Newnes, London. 1895. P.VI.

[8]Благороднейший Орден Подвязки (The Most Noble Order of the Garter) — высший рыцарский орден Великобритании. Является старейшим на сегодняшний день орденом в мире. Всего по уставу рыцарей ордена Подвязки не может быть больше 25 человек, включая королеву.

[9]W.Augustus Steward. War Medals and their History. London. 1915. P.338-339

[10]The Victoria Cross: An official chronicle of the deeds of personal valour achieved in presence of the enemy during the Crimean and Baltic campaigns, the Indian mutinies, and the Persia, China, and New Zealand Wars. London. 1865. P.9-14.

[11]Прения о морском бюджете Великобритании//Морской сборник. Том XXII. №6. СПб., 1856 г. С.32

[12]Прения о морском бюджете Великобритании//Морской сборник. Том XXII. №6. СПб., 1856 г. С.33 

[13]W.Augustus Steward. War Medals and their History. London. 1915. P.339-340

[14]http://www.glasgowsculpture.com/pg_images.php?sub=memorial_vc

[15]Военно-исторический журнал. №5. М., 1991г.  С.97

[16] http://www.chervonez.ru/texts/fal/01.htm

[17]Alec Purves  Collecting Medals & Decorations  London.   1978.  P.56-57.

[18]The Victoria cross; an official chronicle of the deeds of personal valour achieved during the Crimean and Baltic campaigns, the Indian mutinies, and the Persia, China, and New Zealand wars. London. 1865. P.10.

[19]Alec Purves  Collecting Medals & Decorations  London.   1978.  P.56. 

[20]Muir T. Medals and Decorations ton Teenage members of the Naval Brigade//The War Correspondent. Vol.20. N3. Oct. 2002. P.28-31.

[21]http://www.hancocks-london.com/victoria-cross

[22]Винград — выступ шишкообразной формы в торцевой части артиллерийского ствола XV-XIX вв. Использовался для крепления веревок при подъеме ствола на лафет. Часто играл декоративную роль и отливался в разных формах (в виде грозди винограда — отсюда «винград», шишки, морды животного, в виде скобы, лежащего зверя и пр.). Иногда вместо В. крепилось кольцо. В XIX в. В. получил коническую форму с шарообразным завершением. Существовал в основном на дульнозарядных орудиях.

[23]В предыдущих и в этом случаях автор не ставит целью перечислить всех с точностью до последнего человека. Смысл статьи не в изысканиях персоналий, а прослеживании роли награды в их судьбах.    

[24]T.E.Toomey. Heroes of the Victoria cross. G. Newnes, London. 1895. P.23-24. 

[25]В тексте награждения говорилось: «…проявил храбрость в сражениях при Альме и Инкермане…».

[26]Bryan Perrett  “VOR VALOUR”. London. 2003. P.13-42.

[27]Smith R. Pinetown’s Crimean Hero – Capitan Joseph Malone//The War Correspondent. Vol.20. N4. Jan. 2003. P.34-35.

[28]Toomey T. E. Heroes of the Victoria Cross. London. 1895. P.26-28.

[29]Toomey T. E. Heroes of the Victoria Cross. London. 1895. P.26-28. 

[30]Savory T. Lieutenant AR Dunn, VC, 11th //The War Correspondent. Special Balaklava issue. 2004. P.18-19.

[31]Alexander William Kinglake. Inkerman. W. Blackwood and sons, 1875. P.280.

[32]Bryan Perrett  “VOR VALOUR”. London. 2003. P.13-42.  

[33]Springman M. The Development of Sharpshooting & Captain Goodlake//The War Correspondent. Vol.21. N4. Jan. 2004. P.34-39.

[34]Reynell Pack. Sebastopol trenches and five months in them. London.1878. P.170-172.

[35]Edward. H. Seymour. My Naval career and travels. New York. 1911. P.63-64.   

[36]Nathaniel Steevens. Crimean Campaign with “The Connaught Rangers” (1854-55-56). London. 1878. P.279-280.      

[37]The Lancet. Vol.1. London. 1857. P.272.

[38]Дубровин В. Керченские ключи Ростова на Дону (окончание)//Military Крым. №20. Симферополь, 2011 г. С.14-15. 

[39]The Victoria Cross: An official chronicle of the deeds of personal valour achieved in presence of the enemy during the Crimean and Baltic campaigns, the Indian mutinies, and the Persia, China, and New Zealand Wars. London. 1865. P.19-20.  

[40]http://www.dailymail.co.uk/news/article-1260651/First-Victoria-Cross-sold-auction—cannonball-injured-recipient.html

[41]The Victoria Cross: An official chronicle of the deeds of personal valour achieved in presence of the enemy during the Crimean and Baltic campaigns, the Indian mutinies, and the Persia, China, and New Zealand Wars. London. 1865. P.23.  

[42]T.E.Toomey. Heroes of the Victoria cross. G. Newnes, London. 1895. P.VI.

[43]Kingston W.H.G. Our Sailors. London. 1906. P.87.

[44]Чарльз Лукас с корабля «Хекла» награжден за мужество проявленное им на Балтийском море во время операции на Аландских островах. Он выбросил за борт  упавший  на корабельную палубу русский  снаряд, с горящим запалом.

[45]Rupert Stewart, major.  The Book of the Victoria Cross. London. 1916. P.

[46]http://en.wikipedia.org/wiki/George_Walters

[47]Toomey T. E. Heroes of the Victoria Cross. London. 1895. P. VIII-XIX.

[48]Serviceman’s surprise Victoria Cross sacrifice//Soldier. Magazine of the British army. Vol.68.april 2012. P.21.

[49]Чтобы принимать в расчет официальные языки Канады, слова, которые фигурировали на знаке: «For Valour», были заменены синонимичным по смыслу латинским словосочетанием: «Pro Valore».  

Поиск по сайту