А.Сакович (Евпатория)

Золотое оружие «За храбрость» за Крымскую войну (1853-1856 гг.)

Отдельным видом индивидуальной награды жалованное за военные подвиги было наградное холодное оружие. Издревле каждый военный дорожил своим индивидуальным оружием, старался иметь его не только надежным, но и красивым. Поэтому логично, что, в конце концов, холодное оружие стали жаловать в качестве личной награды. Правда до 1807 г. в России этот вид награды не имел официального статуса награды и скорей являлся наградным подарком. Только 28 сентября 1807 г. Указам императора Александра I жалованное монархами за военные отличия холодное оружие получило статус государственной награды.
Условно наградное холодное оружие можно разделить на два типа — Золотое оружие с надписью «За храбрость» и Золотое оружие украшенное алмазами (бриллиантами) и надписью «За храбрость» . Первым типом этой награды награждались обер и штаб-офицеры (в армии и гвардии — от первого офицерского чина и до полковника включительно и на флоте — от мичмана и до капитана 1-го ранга включительно). Вторым типом наградного оружия награждались исключительно генералы и адмиралы.
К началу Крымской (Восточной) войны (1853-1856 гг.) официального положения (статута) этой награды еще не существовало, но к этому времени уже сложилась некая практика награждения военнослужащих наградным оружием, которой и придерживались при награждении офицеров, генералов и адмиралов во время Крымской войны. Официальное же положение о награждении золотым оружием было утверждено только 31 июля 1859 г.
Наградное оружие жаловалось императорам, но во время боевых действий Главнокомандующему действующей армии так же было представлено право награждать штаб и обер-офицеров золотым оружием с надписью «За храбрость». Однако, наградная грамота Главнокомандующего должна была быть в обязательном порядке утверждена высочайшим рескриптом. Наградное оружие украшенное алмазами (бриллиантами) жаловалось исключительно указом Императора.
К 1853 г. Золотое оружие с надписью «За храбрость» выдавалось Капитулом Российских Императорских и Царских орденов и изготавливался за счет денежных сумм единовременного сбора за ордена поступающих в Капитул. Изготовлением «бриллиантового оружия» и его выдачей занимался Кабинет Императора.
Наградным оружием могли быть только высочайше установленные образцы военного холодного оружия – сабли, палаши, полусабли, шашки и шпаги (офицерские всех типов). Офицерам и генералам (адмиралам) жаловался только тот тип холодного оружия, который был установлен для того роде оружия, в котором награждаемый проходил службу или состоял при этом роде оружия. В кавалерии это были сабли и палаш, в пехоте, артиллерии и на флоте сабли (полусабли), в казачьих войсках шашки. Шпага жаловалась исключительно генералам и адмиралам. При полковом мундире или мундире флотского экипажа генералы и адмиралы, награжденные золотым оружием, могли носить золотые сабли тех типов, которые были установлены к ношению с полковым или экипажным мундиром. Награжденные золотой саблей флотские офицеры, адмиралы и генералы, при определенной форме одежды могли взамен наградной сабли носить морской кортик с золотой рукоятью и надписью «За храбрость». В случае принятия на вооружение новых образцов холодного оружия хозяин наградного оружия в частном порядке и за свои средства имел право заказать себе золотое оружие нового образца. Как правило, такое оружие имело позолоченные детали.
С 3 апреля 1854 г. эфес золотого оружия полностью, а так же металлические детали ножен наградного оружия должны были изготавливаться из золота 56-й пробы. До этого использовалась золото 72-й пробы.
Надпись «За храбрость» наносилась (гравировалась) на сабле и палаше на дужке эфеса, на шпаге — на чашках эфеса, на шашке – на головке эфеса, на кортика — на крестовине рукояти. До 1856 г. надпись на сабле и палаше наносилась только на одной боковой душке эфеса, а после, ее стали наносить на обеих боковых дужках. Размещение алмазов (бриллиантов) на наградном оружии, предназначенном для награждения генералов и адмиралов, было весьма разнообразным. Они закреплялись на деталях эфеса, но есть экземпляры оружия, на которых кроме эфеса драгоценные камни так же закреплены и на металлических деталях ножен. На шпагах алмазы (бриллианты) так же крепились и на чашках эфеса. Количество и размеры алмазов (бриллиантов), а так же прочих драгоценных камней на разных экземплярах наградном оружии порой значительно различалось. Это влияло на цену награды, а значить и на статус награды – чем больше была стоимость оружия, тем выше был статус этой награды.
Иногда, кроме надпись «За храбрость», на наградном оружии наносились более пространные надписи, указывающие — за какое именно отличие была пожалована данная награда. Такие надписи, как правило, наносились награжденным на клинке уже по личной инициативе. В настоящее время эти надписи значительно помогают идентифицировать наградное оружие.
Надо отметить, что эфесы строевого холодного оружия изготавливались из желтой меди или латуни и при начищенном виде, даже на небольшом расстоянии, они мало отличались от эфесов золотого оружия. В этом случае терялся отличительный признак награды. Это решили исправить и 19 марта 1855 г. именным императорским указом на золотое оружие без бриллиантовых украшений для «более видимых отличий» был установлен темляк из Георгиевской орденской ленты.
По понятным причинам наградное оружие не являлось боевым и естественно при повседневной службе и тем более во время участия в боевых действий его старались не носить. В этом случае награжденные заказывали себе за личный счет дубликаты холодного оружия с позолоченными деталями, что значительно уменьшало его стоимость.
Награжденные золотым оружием имели определенные льготы. Так офицеры и генералы сухопутных войск имели право на убавление двух лет из обязательных 25 лет офицерской службы для получения ордена Святого Георгия 4-й степени за выслугу лет, а офицеры и адмиралы флота имели право на убавление одной морской компании из обязательных 18 компаний для получении этого же ордена.
Надо отметить, что в период Крымской войны награждение «бриллиантовым оружием» не было массовым. Так, к примеру, в 1853 г. наградным оружием получил только один генерал, в 1854 г. — 15 генералов, в 1855 г. — 12 генералов и адмиралов.
Первое награждение «бриллиантовым оружием» за участие в Крымской войне состоялось 12 декабря 1853 г. Золотую шпагу, бриллиантами украшенной и с надписью «За храбрость» получил начальник 4-й артиллерийской дивизии генерал-майор Стикстель за успешные действия на Дунае.
Более массовым было награждение «простым» золотым оружием. В 1853 г. наградное оружие получил 10 офицеров, в 1854 г. – 89 офицеров, в 1855 г. – 182 офицера и в 1856 г. – 83 офицера.
По выявленным данным первым офицером, который с начала военных действий Крымской (Восточной) войны был награжден золотой оружие с надписью «За храбрость» стал лейтенант Черноморского флота князь Виктор Иванович Барятинский. Барятинский получил хорошее домашнее образование. В 1841 г. окончил Петербургский университет, после чего поступил на морскую службу на Черноморский флот. Перед началом Крымской войны адмирал В.А. Корнилов взял его к себе флаг-офицером. Вместе с Корниловым Барятинский находился на пароходе «Владимир» во время сражения с египетским пароходом «Перваз-Бахре», а затем на линейном корабле «Императрица Мария» участвовал в Синопском сражении. Участник обороны Севастополя, он постоянно находиться при Корнилове, а после его гибели — при адмирале П.С. Нахимове. Почти все время осады Севастополя князь провел в городе и был вывезен оттуда, только после того как тяжело заболев тифом. Видимо за участие в морских сражениях он 25 ноября 1853 г. был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость».
Кстати его старший брат штабс-капитан артиллерии Анатолий Иванович Барятинский так же был участником обороны Севастополя и так же был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость», но уже 13 апреля 1855 г.

В настоящее время в различных музеях хранится не такое уж и большое количество наградного оружия, пожалованное офицерам, генералам и адмиралам за участие в Крымской войне, а некоторые их экземпляры имеют очень сомнительную атрибуцию.
Так в фондах Музея Черноморского флота (Севастополь) храниться офицерская пехотная шпага образца 1798 г. украшенная бриллиантами и с надписью «За храбрость». Согласно музейным учетным источникам данная шпага принадлежала Командующему Крымской армией светлейшему князю А.С. Меншикову. Однако, по установленным автором данным, А.С. Меншиков не мог иметь данный тип наградного оружия, т.к. не был им награжден. В тоже время известно, что, будучи начальником 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенант П.П. Липранди в декабре 1854 г. «за отличное мужество и распорядительность, оказанные им при атаке 13 октября отдельного неприятельского укрепленного лагеря, прикрывающего дорогу из Севастополя в Балаклаву» был награжден золотой шпагой украшенной бриллиантами и с надписью «За храбрость» стоимостью 1 301 рубль. По частично сохранившемуся перечню предметов находящихся на хранении в «Музее Севастопольской обороны», составленному явно до 1917 г., указана шпага генерала от инфантерии П.П. Липранди. Вероятнее всего это именно его шпага.
Кроме этого в Музее Черноморского флота так же храниться золотая офицерская пехотная сабля образца 1826 г. с надписью на крестовине эфеса «За храбрость» и надписью «Оборона Севастополя 1854-1855г.». По музейным данным данная сабля якобы принадлежала военному инженеру полковнику Э.И. Тотлебину, но дело в том, что свое золотое оружие, положенное офицерским чинам, Э.И. Тотлебин получил еще до начала Крымской войны, в 1849 году. Другого наградного оружия Э.И. Тотлебин не имел.
В Музее Черноморского флота так же хранится Золотое оружие с надписью «За храбрость» — офицерская кавалерийская сабля образца 1827 г. Кроме надписей «За храбрость» на обеих боковых душках, сабля имеет травленную надпись на обеих сторонах клинка: «Севастополь. С 23 октября по 4 декабря 1854 года» и «Инкерман 24 октября 1854 г. Волохова башня 24 ноября 1854 года». Судя по всему, хозяин этой награды был активным участником Крымской компании Восточной войны. Кроме нахождения в осажденном Севастополе, он так же принимал участие в неудачном для Русской армии Инкерманском сражении и участвовал в артиллерийской дуэли русской артиллерии Волоховой башни (расположа на Северной стороне Севастополя) с кораблями англо-французской эскадры. Однако установить хозяина этой сабли пока не удалось.
Во время Великой отечественной войны музей Черноморского флота в 1942 г. был в спешке эвакуирован из Севастополя и многие учетные документы в этот период были утрачены, что и создает путаницу в музейной атрибуции.
В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург) хранятся две золотые сабли принадлежащие Аркадию Александровичу Панаеву. Одна офицерская кавалерийская сабля образца 1827 г. с позолоченным эфесом и надписями на одной боковой душке эфесе «За храбрость» и на гарде «5/II-1855г. За дело под стенами Евпатории. Аркадию Панаеву». Вторая сабля так же офицерская кавалерийская образца 1827 г. На ней уже надпись «За храбрость» вырезана на обеих боковых душках, а на крестовине и передней душке имеется надпись «Дядя Николай Панаев племяннику. Аркадию Панаеву. Июль 1-го дня 1846 г. ». Кроме этого на одной стороне устье ножен вырезана надпись «За дело 5 февр. 1855–го года под Стенами Евпатории», а на другой «Высочайший указ 5 февраля 1856г.». Подполковник А. А. Панаев находился в Крыму с 1854 года в должности адъютанта командующего Крымской армией генерал-адъютанта князя А. С. Меншикова. 5 февраля 1855 г. во время штурма г. Евпатория отрядом генерал-лейтенанта С.А. Хрулева Панаев командовал двумя ротами греческих легионеров. В ходе сражения, возглавляемые им роты с минимальными потерями смогли первыми подойти к городским стенам укрепленной Евпатории и готовы были перейти к решающей атаке, однако просчеты допущенные командованием при подготовке штурма вынудили русскую армию отступить. В ходе штурма Аркадий Александрович под сильным огнем неприятеля проявил себя храбрым и распорядительным командиром, за что 5 февраля 1856 г. ему и была пожалована золотой саблей с надписью «За храбрость». Видимо в память о данном событии на клинке этой наградной сабли и была сделана памятная надпись. Офицерами так же стали и четыре его сына: Борис, Гурий, Лев — офицеры 12-го гусарского Ахтырского полка и Платон – морской офицер. Лев 11 октября 1914 г. был награжден Георгиевским оружием. В период Первой мировой войне Борис, Гурий и Лев стали посмертно георгиевскими кавалерами.
Во время Крымской войны были случаи награждения наградным оружием и не поданных Российской империи. За отличие в штурме Евпатории 5 февраля 1855 г. золотой саблей с надписью «За храбрость» был награжден командир батальона греческих волонтер греческий капитан Аристид (Аристад) Хрисовери. Такую же саблю получил и еще один офицер Греческого легиона. В ночь с 10 на 11 марта 1855 г. под Севастополем, четыре роты греческих волонтер и 30 русских моряков совершили дерзкое нападение на английскую траншею. В ходе схватки они смоги перебить весь траншейный караул с двумя английскими офицерами и заклепали две мортиры большого калибра. В этой вылазке легионерами командовал князь Панаиоти-Мурузи. 31 мая 1855 г. Панаиоти-Мурузи была пожалована золотая саблей с надписью «За храбрость».
За свои неоднократные бесстрашные и героические вылазки к врагу золотую саблю с надписью «За храбрость» получил и лейтенант Черноморского флота Н.А. Бирюлев (Бирилев).
Во время Крымской войне свое первое наградное оружие получил и будущий «Ташкентский Лев» и Главнокомандующий сербской армии Михаил Григорьевич Черняев. Будучи офицером Генерального штаба, поручик Черняев отправился в Придунайские княжества, где участвовал в кавалерийской схватке у г. Каракал, а затем, осенью 1854 г., прибыл в Крым и участвовал в Инкерманском сражении. В Севастополе он состоял при генерале Хрулеве и постоянно находился на Малаховом кургане. Он один из последних покинул Севастополь. «За отличие, храбрость и примерное мужество при геройской защите Севастополя», а так же за отбитие штурма 27 Августа 1855 г. он был награжден золотою саблею с надписью «За храбрость» и произведен в подполковники. Вторую наградную саблю, но уже украшенную бриллиантами с надписью «За взятие Ташкента» М.Г. Черняев получил уже в 1865 г. за взятие штурмом города Ташкента.
В принципе, согласно положению о наградах, двойное награждение одним и тем же типом награды (степенью) исключалось, но тем не менее случались факты такого двойного награждения. Так помощник начальника штаба Севастопольского гарнизона подполковник А.Э Циммерман 21 июля 1855 г. был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость» и уже 6 июня этого же года ему была повторно пожалована золотая полусабля с надписью «За храбрость», но уже за отличие в делах против горцев на Кавказе, где он участвовал еще до Крымской войны.

Поиск по сайту