С.Ченнык (Симферполь)
Знамя Победы: история, которая закончилась в Крыму…

«…Под старость лет нужно признаться, что я не был комендантом рейхстага — ни первым, ни последним. Я был просто комбатом».
Капитан Степан Неустроев

«Я Берлин штурмовал под отчаянный мат Неустроева»
Василий Субботин

Комбат Победы

Капитан Степан Неустроев. 1945 г.

В России наверное нет ни единого, кто бы не восторгался зрелищем, происходящим в Москве ежегодно 9 мая. Каждого, не зависимо от того, служил он в армии, или нет, завораживает строгая торжественность воинских ритуалов, особенно одного из первых – вынос Знамени Победы, которое 30 апреля 1945 г. было установлено над уже почти поверженной столицей фашистской Германии – на куполе здания, которое было одним из тех, которые всему миру служили олицетворением нацизма – рейхстагом.
Мы не будем говорить о том, кто первый, или не первый установил это знамя. Мы просто упомянем того, чье имя связано с Крымом и чье тело ныне покоится в земле героического Севастополя.
Это — полковник Степан Андреевич Неустроев, тогда капитан, командир 1-го батальона 756-го стрелкового полка 150-й ордена Кутузова 2-й ст. Идрицкой стрелковой дивизии, руководивший взятием Рейхстага.
Его начало пути по жизни похоже не начало жизненного пути обычного человека тогдашнего Советского Союза и неизвестно, каких вершин он смог бы достигнуть, если бы не война. Та, которая судьбы одних кромсала в куски, а других возносила к вершинам славы.
Степан Неустроев родился 12 августа 1922 г. в селе Талица (ныне в черте города Сухой Лог Свердловской области) РСФСР в крестьянской семье. Отец его был человеком известным: «…Мой отец, Андрей Сергеевич, до начала первой мировой войны занимался крестьянским трудом. В 1912 году его призвали на действительную службу. Прошел всю империалистическую на фронтах. Служил исправно, получил два Георгиевских креста и звание унтер-офицера».
С 1930 года жил в поселке Березовский, ныне город Березовский, где окончил 7 классов школы. Жили тяжело, но дружно: «…Мое детство, как и детство многих моих сверстников, было тяжелым. Семья большая, отец зарабатывал мало. Мать была портнихой, шила для семьи рубашонки и штанишки. Иногда она брала шитье у людей. Это давало дополнительные деньги к отцовской зарплате, но и их не хватало».
Закончить образование не получилось, нужно было помогать семье и пришлось идти работать слесарем на шахту. Когда пришло время призываться в армию, на смышленого мальчишку обратили внимание и рекомендовали к поступлению в военное училище. Конечно, как и многим сверстникам, хотелось стать летчиком, но все повернулось иначе : «…В апреле 1941 года меня вызвали в военкомат.
— Неустроев, теперь возраст у тебя подходящий. Но мы предложим тебе не авиационное, а пехотное училище, — сказал военком. — Думай, решай… Пехотное училище готовит общевойсковых командиров, командиров взводов — лейтенантов.
Я думал недолго. На земле ли, в воздухе — не все ли равно, лишь бы быть командиром Красной Армии. И я ответил:
— Согласен, пойду в пехотное.   
Училище, в которое меня направили, было старым и хорошо известным. Располагалось оно в Свердловске, а называлось Черкасским военно-пехотным. Дело в том, что его еще до войны перевели на Урал с Украины».
А через три месяца началась война…
Учили теперь быстро, без лишнего, давали только то, что реально нужно будет на войне.
В ноябре 1941 г. Степан Неустроев окончил военное училище и в звании лейтенанта и возрасте 19 лет получил направление в 423-й стрелковый полк 166-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта.
1 августа 1942 г. первое и сразу тяжелое ранение. Получил его по причине молодости, юношеского азарта и природной ответственной за порученное: «…До войны я видел немало кинокартин и запомнил на всю жизнь правило: командир последним покидает корабль или позицию. Решил поступить так же. Всех направляю в тыл. Сам с Володей Юсуповым остаюсь на высоте с ручным пулеметом, чтобы прикрыть отход. Фашисты не замедлили открыть артиллерийский огонь. Как отошли мои бойцы, я узнал только через несколько месяцев. А тогда…
Мы с Юсуповым находились в полуразрушенном окопе. На высоте снаряды рвались редко. Идти в атаку пехота фашистов не решалась.
Пребывание на высоте стало бессмысленным. Мы спустились вниз и двинулись к своей траншее. Когда до нее оставалось три-четыре метра, между мной и Юсуповым разорвался снаряд. Мы бежали почти рядом. Взрывной волной меня бросило в одну сторону, Юсупова — в другую. Я упал на спину. Дыхание перехватило, на губах появилось что-то теплое и липкое. Я потерял сознание. Уже в медсанбате я узнал, что Володю Юсупова убило. Из семидесяти восьми человек в живых осталось двадцать четыре».
Очнулся Степан на пятые сутки в медсанбате. Пролежав несколько месяцев в госпитале, вернулся в свою часть. Только уже не командиром взвода, а теперь командовал ротой.
В бою за деревню Высотово близ Старой Руссы снова тяжело ранен в ногу.
С апреля 1943 г. и до конца войны воевал в составе 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии.
Командир 1-го стрелкового батальона капитан С. А. Неустроев участвовал в освобождении Прибалтики и Польши, штурме Восточной Померании, в Висло-Одерской операции и боях за Берлин.
Последнее, пятое, ранение получил ноябре 1944 г. Вернувшись из госпиталя, сразу же, как имевший солидный боевой опыт, стал командиром батальона 150-й Идрицкой стрелковой дивизии. А было опытному комбату всего 23 года!
Апофеоз войны – бои в Берлине и штурм здания рейхстага, где бойцы под его командованием штурмовали главный вход.

Штурмовые флаги в рейхстаге

Фотография корреспондента газеты «Правда» В. А. Тёмина «Знамя Победы над Рейхстагом 1 мая 1945 года в Берлине». Снимок удостоен наград в СССР и за рубежом

Первое упоминание о Знамени Победы датируется 6 ноября 1944 года. Именно в этот день Сталин на торжественном заседании Моссовета призвал советских воинов: «Добить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином Знамя Победы».
16 апреля 1945 года состоялось совещание начальников политотделов всех армий 1-го Белорусского фронта по вопросу, как выполнить указание Сталина. Где и на каком объекте водружать Знамя Победы? Жуков, рассудив, что это вопрос политический, обратился в Главное политическое управление. Был получен ответ — над Рейхстагом!
Предпочтительнее шансы первыми подойти к Рейхстагу были у 3-й ударной армии. Изготовили девять знамен — по числу соединений в армии. Знамя по размеру и форме напоминало Государственный флаг СССР.
В ночь на 22 апреля от имени Военного совета армии знамена распределили между соединениями. Знамя №5 получил командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор Шатилов.
Но в дивизии, штурмовавшей рейхстаг, знамя, назначенное как Знамя Победы, было одно. Остальные знамена, водруженные на здании были так называемыми штурмовыми флагами (флажками).
Нужно сказать, что штурмовые флаги, которые служили в пехоте для определения переднего края и ориентирования по ним артиллерийских наблюдателей на рейхстаге устанавливались многими подразделениями.
Порядок был примерно таким:
1.30 апреля 1945 года Советское информбюро по всесоюзному радио сообщило, что в 14.25 над рейхстагом было водружено Знамя Победы. Его установил красноармеец Григорий Булатов вместе с лейтенантом Рахимжаном Кошкарбаевым.
По воспоминаниям сержанта Виктора Правоторова, знамя было укреплено сначала на втором этаже, а затем на крыше рейхстага. Булатов прикрепил его к шее конной статуи.
2.Еще одно Знамя Победы в 14.30 водрузили воины 674-го стрелкового полка лейтенант Семен Сорокин, старший сержант Иван Лысенко, сержант Виктор Правоторов, красноармейцы Орешко, Брюховецкий, Габидуллин, Пачковский, Санкин.
3.Третий флаг установил на фронтоне рядовой 756-го стрелкового полка Петр Щербина.
4.Самый «высокий» флаг на обрешетке купола рейхстага, который совершенно справедливо стал Знаменем Победы, был водружен в 22.00 младшим сержантом Мелитоном Кантария и сержантом Михаилом Егоровым, которых сопровождал лейтенант Алексей Берест.
К сожалению, когда подвига касаются «профессиональные патриоты», его начинают искажать в пользу официальной политики. И только честность, и человеческая порядочность участников позволяет сохранить правду, что и произошло со Знаменем Победы, которое было, так уж получилось, окружено действительно достойными людьми.
Длительное время официальной, транслировавшейся в учебниках истории, была версия о том, что первыми Знамя Победы над рейхстагом водрузили Егоров и Кантария.
Однако еще в 1991 г. Кантария рассказал, что первыми в рейхстаг («мрачное здание с грязно-серыми колоннами и куполом на крыше») проникли разведчики Виктор Правоторов и Булатов, последний и укрепил флаг на фронтоне.
В мае 1945 года за водружение Знамени Победы над рейхстагом было подписано около 30 наградных листов на присвоение звания Героя Советского Союза. В числе представленных к награде были солдаты разведывательной группы лейтенанта Сорокина — рядовые Булатов, Орешко, Брюховецкий, Пачковский, Габидуллин, Санки, Долгих, старшие сержанты Правоторов и Лысенко
В наградном листе Булатова отмечалось, что он «в числе группы разведчиков при поддержке мощного налета нашей артиллерии вплавь переправился на другой берег канала и стремительным броском ворвался в тыл противника, захватив несколько его огневых точек. Используя успех разведчиков, через канал было переброшено еще несколько штурмовых взводов, чем был обеспечен прорыв немцев. Тов. Булатов в группе разведчиков, пользуясь тем, что линия обороны противника нарушена, обошли крупный заданный пункт и открыли путь отхода его гарнизону. При отходе немцы были встречены сильным огнем из пулеметов и загнаны в подвалы каменных зданий. В результате чего подошедшее наше подразделение захватило в плен более 250 немецких солдат и офицеров и иного вооружения. 28.04.1945 года, ведя ожесточенные бои на подступах к рейхстагу, товарищ Булатов был из числа тех, кому было приказано при поддержке артиллерии на подручных форсировать реку Шпрее и прорываться к зданию рейхстага и водрузить над ним Знамя Победы. Беря с боем каждый метр площади, в 14 часов 30.04.1945 года ворвались в здание рейхстага, с ходу захватили выход одного из подвалов, заперев там до 300 немецких солдат гарнизона рейхстага. Пробившись на верхний этаж, тов. Булатов и группа разведчиков в 14 час 25 мин водрузила над рейхстагом Красное Знамя. Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза», — говорится в наградном листе.
Надо сказать, что этого звания Булатов так и не получил, но это уже совсем другая история.
Примечательно, что в кинохронике, снятой известным кинооператором, кинодокументалистом Романом Карменом в рейхстаге уже 2 мая, знамя несет Булатов, а его сопровождает лейтенант Сорокин. Так получилось, что прибыв на место съемок, Кармен поинтересовался у военных, кто первым водрузил Знамя Победы. Те указали на Булатова.
Когда кинодокументалист позвал рядового для съемок, с тем пошли его командир Сорокин и несколько военнослужащих из другой группы (в которую, кстати, входили Егоров и Кантария). По воспоминаниям Сорокина, Егоров и Кантария отказались от участия в съемках под предлогом, что они не первыми водрузили флаг: «Фотограф Рюмкин и кинооператор Кармен прибыли к нам 2 мая и спросили: кто водружал? Пойдемте сниматься. И Егоров с Кантарией не пошли, они сразу сказали: мы не первые».

Знамя 1-го батальона

Старший лейтенант Алексей Берест — заместитель командира 1-го батальона по политической части

История знамени 1-го батальона вполне вписывается в историю события.
Его командир обеспечил полковым разведчикам Мелитону Кантарии и Михаилу Егорову возможность под руководством офицера 1-го батальона лейтенанта Алексея Береста, водрузить Знамя Победы на куполе рейхстага 30 апреля 1945 г.
Дело в том, что хотя несколько штурмовых флагом уже виднелись на здании, В это время ни одного советского солдата в Рейхстаге не было. Штурмующие батальоны, прижатые к земле плотной огневой завесой противника, находились на Королевской площади, в двухстах метрах от здания. Желаемое за действительное выдал командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор Шатилов.
Когда командование 150–й дивизии разобралось в обстановке и уяснило, что Рейхстаг не взят и победного флага на нем нет, изменить что–либо было сложно. И тогда вспомнили про флаг Военного совета армии…
Вот как оно было по воспоминаниям Неустроева.
«…Часов в десять вечера в рейхстаг пришел полковник Зинченко. Его сопровождали подполковник Ефимов, майор Соколовский и капитан Кондратов. Я обрадовался их приходу.
— Капитан Неустроев, доложите обстановку.
Я обстоятельно изложил суть дела, но полковника интересовало Знамя. Я пытался ему объяснить, что знамен много… Флаг Пятницкого установил Петр Щербина на колонне парадного подъезда, флаг второй роты Ярунов приказал выставить в окне, выходящем на Королевскую площадь. Флаг третьей роты… Одним словом, я объяснил, что флажки ротные, взводные и отделений установлены в расположении их позиций.
— Не то ты говоришь, товарищ комбат, — резко оборвал меня Зинченко. — Я спрашиваю, где Знамя военного совета армии под номером пять?
Знамя военного совета армии находилось на командном пункте полка, в «доме Гиммлера».
Зинченко вызвал к телефону начальника штаба полка майора Казакова и приказал ему:
— Знамя немедленно доставить в рейхстаг!
Через десять — пятнадцать минут майор Казаков позвонил в рейхстаг и доложил командиру полка, что Знамя отправил. Его понесли разведчики полка Михаил Егоров и Милитон Кантария. Мы ждали… На площади зачастила автоматная и пулеметная трескотня.
— Несут! — облегченно выдохнул полковник.
Вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика — сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище — Знамя военного совета 3-й ударной армии под номером 5. Ему суждено было стать Знаменем Победы!
Полковник Зинченко с минуту молчал. Потом заговорил тихо, но торжественно:
— Верховное Главнокомандование Вооруженных Сил Советского Союза от имени Коммунистической партии, нашей социалистической Родины и всего советского народа приказало нам водрузить Знамя Победы над Берлином. Этот исторический момент наступил…
Я с волнением смотрел на знамя. Так вот оно какое! Сейчас его понесут наверх, и оно заполощется на ветру над поверженным Берлином. Тут я перевел взгляд на воинов-разведчиков. Они также были взволнованы. Ведь это им, простым советским парням, солдатам доблестной армии -победительницы, армии Страны Советов выпала высокая честь — водрузить Знамя Победы!
Кто они, эти ребята?
Михаил Егоров родился и вырос на Смоленщине. В 1941 году, когда в его родное село ворвалась война, он семнадцатилетним пареньком ушел в партизанский отряд. Летом и зимой вместе со своими товарищами — народными мстителями он отважно сражался с оккупантами. Когда же Советская Армия освободила Смоленскую область, Михаил стал воином одной из частей.
Несложна биография и Милитона Кантария. Он родился и вырос в солнечной Абхазии. На фронте — с первых дней Великой Отечественной войны. Участвовал в освобождении Советской Латвии и Белоруссии, в составе разведывательного взвода пришел в Берлин.
Полковник Зинченко снова обратился ко мне:
— Товарищ комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над рейхстагом!
Я приказал лейтенанту Бересту:
— Вы пойдете вместе с разведчиками. Надо выбрать место повыше и там водрузить Знамя.
Сказал я эти слова, и мною овладели чувства гордости за свою Родину.
Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи. Им расчищали путь автоматчики роты Съянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышалась стрельба и грохот разрывов гранат.
Прошло с полчаса. Берест и разведчики все не возвращались. Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле.
Стрельба наверху стихла, но от Бранденбургских ворот и из парка Тиргартен фашисты вели перекрестный пулеметно-автоматный огонь по крыше рейхстага…
Минуты тянулись медленно. Но вот наконец… На лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжелые. Так может ходить только Берест.
Алексей Прокопьевич доложил:
— Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвется. Простоит сотни лет!
Полковник Зинченко, его заместитель по политической части подполковник Ефимов и начальник разведки полка капитан Кондратов ушли на КП полка в «дом Гиммлера».
В рейхстаге за старшего командира остался я».
Все, что происходило на деле в здагнии было наполнено драматизмом и подвигом. Неустроев передал это приказание своему замполиту лейтенанту Алексею Бересту, так как был абсолютно уверен, что он его выполнит успешно. И не ошибся в замполите.
Алексей Берест с отделением автоматчиков Щербины, Егоровым и Кантарией начали пробираться на купол Рейхстага. Тут же на втором этаже раздались автоматные очереди и разрывы гранат. Завязался бой. Позже Алексей Берест вспоминал: «Из-за артиллерийских обстрелов лестница в отдельных местах была разрушена — мы образовывали живую лестницу».
Нижним был могучий Берест, ему на плечи становился один солдат. А на него — другой. На крышу рейхстага Егорова и Кантарию Алексей Берест буквально вынес на своих плечах. Как руководитель операции он и на крышу Рейхстага вышел первым, чтобы выяснить обстановку и обезопасить установку знамени. Только после этого он разрешил разведчикам подняться на купол. После установки Знамени Победы они с крыши Рейхстага трижды салютовали о выполнении почетного задания.
Когда Берест вернулся и доложил, что Знамя Победы установлено на самом видном месте — на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда, Неустроев спросил: «Не оторвется?» — «Сто лет простоит, мы знамя к лошади ремнями привязали». — «А солдаты как?». Смеется: «Ничего. Я их на крышу за шиворот затащил».
Как и все находящиеся в Рейхстаге, лейтенант Берест не очень разбирался в расположении помещений, да еще в темноте. Он вывел Егорова и Кантарию на крышу Рейхстага, но не на западную сторону, видимую начальству со стороны Королевской площади, где уже развевался флаг, водруженный маковцами. Знамя Победы было водружено на противоположной — восточной стороне. Там тоже над подъездом возвышался фронтон, а над ним находилась скульптура конного рыцаря — кайзера Вильгельма.
Рейхстаг горел. Немцы начали контратаку, применяя фаустпатроны. На людях тлела одежда, обгорали волосы, от дыма нечем было дышать…
В горящих залах, на лестницах и переходах вновь завязался кровопролитный рукопашный бой. На исходе ночи 1 мая разведчики Неустроева, осматривая здание, обнаружили в стене дверь на первом этаже. Лестница уходила вниз. Спустившись по ней в подвальное помещение, бойцы оказались в большом бетонном зале. И тут же попали под пулеметный огонь. Пятеро солдат были убиты сразу, троим чудом удалось спастись. Неустроев послал новую группу разведчиков в бункер. Они захватили пленных.
Из 450 солдат батальона Неустроева 180 было ранено или убито. Остальные валились с ног от усталости.

После Победы

Герой Советского Союза майор Степан Андреевич Неустроев. Кстати, для напоминания нынешним молодым людям — здесь герою еще нет 24 лет. 1946 г.

За успешную операцию по водружению Знамени Победы на куполе рейхстага Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1946 года капитану Неустроеву Степану Андреевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
Кстати, образ Неустроева вошел в советское киноискусства в эпопее Юрия Озерова «Освобождение». На ее премьере Степану Неустроеву удивленные зрители задали вопрос: «Как же так? В фильме Неустроев – красавец, кинозвезда, косая сажень в плечах, а в жизни – щуплый, невысокий, да еще и лицо все в ямочках от оспы».
Степан Андреевич ответил с юмором: «Когда я брал рейхстаг, я и был таким – как кинозвезда!».
На самом деле эффектной внешностью Неустроев не обладал никогда, зато везучесть у него была такая, словно сама судьба вела его к главному делу всей жизни. Те самые оспины на лице появились, когда он – единственный из всех заболевших в деревне – остался жив. Пройдя всю войну – с 1941-го по 1945-й, – он не раз пережил гибель почти всех товарищей из подразделения. Перед самым рейхстагом чудом избежал смерти: споткнулся о торчащий штырь и упал – а пули прошли над головой.
Московский Парад Победы 1945-го года должен был начаться с выноса Знамени Победы, но этого не случилось. И только спустя 30 лет после этого, незадолго до своей кончины Неустроев нашел в себе силы признаться, кем и почему было принято такое решение: «Музыка заиграла военный марш, забили барабаны… Содрогнулся воздух, казалось, весь мир, все люди Земли видят непобедимую силу моей Отчизны! Я шел впереди, высоко неся Знамя Победы. Шел, как мне казалось, четким строевым шагом. Прошел мимо трибун, где было высшее командование во главе с маршалом Жуковым, но бетонная дорожка центрального аэродрома всё не кончалась. Где остановиться или повернуть, мне никто не сказал. Иду и чеканю шаг, особенно левой ногой: правая на фронте была перебита, болела, и ею ступал осторожно. Ассистенты — Егоров, Кантария, Сьянов — идут за мной.
Двигаться ли дальше — сомневаюсь, остановиться — боюсь. Руки больше не держат древко — окостенели, ломит поясницу. Ступня левой ноги горит огнем, правая нога не шагает, а волочится по дороге. Решил остановиться. Посмотрел назад — и кровь ударила в голову: от Карельского сводного полка слишком далеко оторвался. Не успел я еще осознать происшедшего, как по боковой дорожке подъезжает ко мне какой-то полковник и передает: «Маршал Жуков приказал знамя завтра на парад не выставлять. Вам, товарищ капитан, надлежит сейчас же на моей машине отправиться в Музей Вооруженных Сил и передать туда знамя на вечное хранение».
Несостоявшимся участникам знаменитого парада выдали пропуска на гостевую трибуну. Неустроев с горечью вспоминал об этом моменте: «Я не обиделся, что не буду участником Парада Победы, но про себя подумал: «Как в атаку идти, так Неустроев первый, а вот на парад — не гожусь»».
Первый раз Знамя Победы вынесут на Красную площадь только в 1965 году. Эту честь доверят лишь троим из знаменитой «пятерки». Знамя нес Герой Советского Союза полковник Константин Самсонов. Его ассистентами были Герои Советского Союза сержант Михаил Егоров и старший сержант Мелитон Кантария.

Послевоенные годы
После войны хотел поступать в военную академию, но врачи «зарубили».
После войны продолжал службу. Каким то странным стечением обстоятельств оказался в органах МВД на Урале. К чести оперуполномоченного Особого лагеря № 5 МВД СССР, известного как Берлаг, Степану Андреевичу, не сумевшему вписаться в систему охранно-карательных органов, через три месяца такой службы пришлось написать в 1948 г. заявление об откомандировании в другое подразделение, а потом вообще уйти со службы.
В 1953-1957 гг. подполковник Неустроев работал слесарем на Уральском электрохимическом комбинате. В 1957 г. — во внутренних войсках МВД СССР, охранял атомный завод в закрытом городе Новоуральск (Свердловская область).
С 1962 г. окончательно в отставке. Засел за мемуары, очень хотел, чтобы люди узнали правду о событиях в Берлине в апреле 1945 г.
Жил в городе Краснодаре, затем в 1980 г. по рекомендации врачей перебрался в Севастополь. Не смог принять Украинскую власть и в 1995 г. вернулся в Краснодар.
Участник Парада Победы 1985 г., где был ассистентом у Знамени Победы.
Кстати, не единственный Герой в роду. Его двоюродный брат — Герой Советского Союза И.М.Сысолятин.
Умер Неустроев 26 февраля 1998 года, будучи в Севастополе на встрече с моряками-черноморцами. Похоронен на Аллее Героев городского кладбища «Кальфа» в Севастополе.

К сожалению, в столице Республике Крым – Симферополе, у стены Героев, чьи судьбы связаны с Крымом, имени Героя Советского Союза С.А.Неустроева нет. Очень хочется спросить: «Почему?» у авторов этого проекта. Хотя там не только Степана Андреевича нет, но и многих других. Потому, наверное, в Дни водружения Знамени Победы над рейхстагом там никаких акций не проводится…
Печально…

Использованы материалы сайтов:
http://militera.lib.ru/memo/russian/neustroev_sa/03.html
http://www.rkka.ru/memory/reichstag/neustroev.htm
http://www.people.su/79970
http://pomnipro.ru/memorypage6452/biography

Поиск по сайту