М.Михайлов (Симферополь) Конный поход по морозному Крыму

    Зимы в Крыму особенные, а морозы – явление редкое. И не только в прибрежной зоне, но и в предгорьях центральной части полуострова. Три-четыре раза за зиму опустится температура за минус 10 по Цельсию и снова вверх.
Масштабные военные реконструкции проводятся в нашем регионе в теплый сезон, дабы гостей ублажить, а нам – местным жителям хочется порою и снега глубокого, и мороза трескучего.
У многих ведь не только летний, но и полный комплект обмундирования имеется: и шапка-ушанка и шинелька, а то и полушубок. Так и подмывает проверить все это в экстремальных условиях.
Один мой товарищ (фамилию называть не буду, но он себя по этому тексту точно узнает) профессиональный исследователь партизанского движения, решил испытать холодную ночевку в зимнем степном Крыму, облачившись в шинель и сапоги. Костер жечь не стал из соображений светомаскировки. Еле дотянул до утра, однако не ушел в теплый дом, а прочувствовал все сполна. Сказал, что повторять такого уже не будет никогда.
Мы экспериментов ставить не планировали, но, признаюсь, протестировать солдатское обмундирование Русской Императорской армии хотелось. Тем более, что только месяц как получил от швеи бекешу из сукна, отороченную каракулевым мехом.
Дело было «за малым» — дождаться морозов. Как назло первый мороз минус 12 Сº «ударил» в новогоднюю ночь. Это святое, но была слабая надежда на его затяжной характер. Однако уже через пару дней все растаяло.
И вот, судя по надежным источникам в Интернете, северный циклон должен принести в конце января в незащищенный горами центр полуострова настоящий крымский мороз ниже десяти градусов.
Нужно было подготовить обмундирование, обзвонить единомышленников и выбрать местность для вылазки. Были большие сомнения по обуви. Хромовые сапоги, которые и летом-то удалось натянуть лишь с тонким носком (какие там портянки) были обувью фотогеничной, но далеко не теплой. Исподнее (простите за подробности) также было только летнее хлопчатобумажное. Из головных уборов лишь фуражка и башлык. Внушали доверие уже упомянутая бекеша, да суконные форменные шаровары и рубаха.
Повторились и традиционные организационные проблемы. Всем хотелось участвовать, но у одного бойца был грипп, а другого – отит. Из солдат моей эпохи в конный поход выдвинулся лишь руководитель клуба «Андреевский флаг», щеголяя в длинной шинели и теплой папахе.
Все происходило на лесном клубном месте реконструкторов из «Отечества» за селом Константиновка под Симферополем. Ребята предоставили также лошадей и автомобильную поддержку мероприятия. На время перехода пришлось смешаться нижним чинам Русской армии 1914 года и красноармейцам 1944-го.
К своему стыду я, будучи вахмистром пулеметной команды Крымского конного Её Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны полка, толком не общался ни с лошадьми, ни с пулеметами. Но когда-то нужно было начинать. Устный кавалерийский инструктаж самого пожилого реконструктора и хозяина лошадей дяди Вани был тревожно коротким. Инструктор предпочел не рассусоливать, и заставил взобраться на самого крупного из четырех коней — жеребца Карата, после чего крепко взяться за узду.
Это удалось только после того как Карата подвели к небольшой куче замерзшего песка, существенно облегчившего мой подъем и старт. Животное под всадником вело себя беспокойно и бывалые кавалеристы за моей спиной громко рассуждали о том, что с этим конем будет хлопотно. Нужно было бы сначала погонять его по селу, чтобы он подустал и успокоился. Теперь уже вместе с конем разволновался и я.
Дорога был красивой: несколько километров по чистой, безлесой, покрытой неглубоким снегом равнине на фоне средней Гряды Крымских гор на юг к лесу в сторону заповедника. Но мне было не до красот. Я, конечно, заранее запасся кусковым сахаром и уже угостил им своего боевого коня. Но тот принял лакомство как должное, нисколько не смягчив ко мне своего отношения. Похоже, его интересовали кобылы Рига и Майя, которых седлали рядом. Признаюсь, мой первоначальный боевой пыл немного ослаб, и я не стал обременять себя экипировкой по первому номеру. Передав товарищам из автомобильного охранения шашку и карабин, с которыми прежде намеревался гарцевать перед объективами, я оставил лишь наган в кобуре, да вещмешок «сидор», который совсем не по-кавалерийски болтался у меня за спиной. Уже потом, рассматривая фотоснимки, я обнаружил, что наган у меня на ремне не с правой, а с левой стороны, но поверьте выстрелить так ни разу и не пришлось…
Чтобы отвлечь жеребца от кобыл, я выступил первым и решил сначала немного прибавить в темпе. Переворачивая в памяти все когда-либо услышанные и вычитанные рекомендации по конно-спортивной подготовке, я крепко держал узду, наивно считая, что это поможет урезонить строптивого жеребца. Когда шаг перешел в рысцу, я попытался, привстав в стременах, приседать в такт движениям лошади. И тут длинные ноги, мучающие меня в поездах, автобусах и самолетах напомнили о себе тем, что стремена, отпущенные в регулировке до конца, все-таки были мне не по росту.
Это потом я узнал, что привстав в стременах на прямые ноги, всадник должен создать зазор между собственным задом и седлом не более, чем на толщину кулака. В моем же случае получилось, что кулак стал размером с голову, даже в полторы. Карат по-своему интерпретировал мои движения и прибавил скорости. Мне показалось, что уже начинается галоп. Все это длилось секунды, но в голове пронеслась история с боевой лошадью, по старости списанной в обоз. Я услышал ее от товарищей, и, возможно, от многократных пересказов, она немного исказилась. Знатоки русской кавалерии не судите строго.
Так вот, лошадь эта спокойно доживала свой век в обозе, но интенданты продолжали использовать ее для верховой езды, хотя это были спокойные перемещения, ни в какое сравнение не идущие с сабельными атаками. Но однажды молодые боевые кони со своими всадниками промчались мимо обоза да еще под звуки рожка, с лихостью преодолевая земельные сооружения и складки местности. Уже не помню, было это начало атаки, или просто кавалеристы решили побравировать перед пехотинцами, возвращаясь с поля боя.
Услышав звук рожка и увидев своих молодых сотоварищей, старая кляча, которая тихо шла под покачивающимся в седле упитанным майором интендантом, неожиданно преобразилась. Протяжно заржав, она пустилась в галоп, легко преодолела траншеи и присоединилась к кавалеристам. Побелевший майор тщетно пытался остановить это взбунтовавшееся транспортное средство, но так и не смог, примчавшись вместе с хохочущими кавалеристами в их расположение. Вам, наверное, эта история показалась забавной.
Однако вернемся к нашим баранам (точнее лошадям). Я на мгновенье почувствовал себя упитанным майором интендантом, и понял, что если Карата не остановить, то можно в мгновение ока очутиться и на снегу. А ведь падать с лошади без серьезных последствий – это уже искусство. Не сразу, но мне удалось остановить строптивого жеребца и даже перейти на шаг, что добавило внутренней гордости. Однако Карат мне мстил уже в лесу. Он намеренно пытался идти под низкие ветки, заставляя меня уворачиваться от них, неохотно повиновался узде, подходил близко к краю склона, постоянно демонстрируя свою строптивость. Ни ласковые слова с упоминанием его клички, ни попытки угостить сахаром прямо из седла не помогали.
В конце концов, он дважды ухитрился отвязаться от дерева, к которому я привязывал его, уже спешившись, с помощью какого-то дилетантского узла. К моей тихой радости у товарища в папахе были такие же проблемы с коновязью.
Когда подъехала команда красноармейцев из клуба «Отечество», их легендарные предки из эпохи Первой мировой уже почувствовали действие ядреного морозца. Вспомнился Великий сибирский ледяной поход белогвардейцев генерала Владимира Оскаровича Каппеля от Новониколаевска(ныне Новосибирск кто не знает) до Читы зимой 1919-1920гг, экранизированный в сериале «АдмиралЪ», где легендарного генерала сыграл вездесущий Сергей Безруков. Холод в моих хромовых сапогах, почему вырвал из глубин памяти эпизод ампутации нижних конечностей обмороженному генералу, который злые языки назвали: «это где Безруков стал безногим» (простите за черный юмор, рассказываю как есть).
Славные потомки красноармейцы быстро развели костер, и стало веселее. Строптивый Карат, привязанный к дереву не успокоился и каким-то образом сбросил с себя седло. Седлать его уже не стали, а фотосессию пришлось продолжить на спокойной кобылке Майе, которая была не столь внушительна как Карат, но позировала под всадником с удовольствием. Мой товарищ в папахе и с карабином все-таки решил запечатлеть себя рядом Каратом для чего подошел к нему с обнаженной шашкой. Поскольку конь был расседлан, по снимку можно было подумать, что воин собирается казнить несчастное животное.
Старожил этих мест, руководитель Константиновского военно-исторического клуба «Отчество» предложил немного пройтись пешком по живописным окрестностям, а заодно и согреться. Зимний лес действительно впечатлил, а еще и мастер-класс по охотничьему следопытству. Здесь и многочисленные следы зайца (говорят он особенно жирный в этом сезоне) и следы удачной охоты лисы на голубя. Был и кабаний переход дороги. Встретились следы косули (местные называют ее козой). Куница также засветилась, но особенно запомнились следы-борозды крымского оленя, который при передвижении в медленном темпе не поднимает (тянет) ноги. Олень в этих краях редкость, его выгнали из заповедника волки, в последнее время появившиеся в Крыму. Одному из них это стоило жизни, следы ночной браконьерской расправы обнаружили неподалеку мои товарищи.
Не буду раздражать ревностных хранителей исторической правды совместными фото вахмистра царской армии и командира красной армии эпохи Великой Отечественной, но снимок на фоне г. Чатырдаг нам понравился.
Красноармейцев из «Отечества» нам удалось заинтересовать экипировкой нижних чинов Русской Императорской армии. Тем более, что испытание холодом она в целом выдержала. Ноги в сапогах после прогулки согрелись, а башлык на фуражку так ни разу и не набрасывал.
Особое любопытство бойцов из 1944-го вызвали кавалерийская шашка, бекеша и башлык. Дело за малым – «пошиться» и обзавестись всем необходимым. Надеемся, что в следующий сезон «Великий ледяной поход» будет более многолюдным и продолжительным по времени и расстоянию.

Реконструкторская группа «Крым 1914».
Январь 2016 г.

Поиск по сайту