А.Бобков (Феодосия)

Виленцы. Краткий исторический очерк 52-го пехотного Виленского полка

Зимой 2003 года в старой части города Феодосии компанией «Консоль» началось строительство нового квартала. Под застройку были переданы казармы, известные в феодосийцам как «Виленские». Не смотря на то, что 52-й пехотный Виленский полк Императорской Армии перестал существовать, как воинская часть 85 лет назад, за казармами плотно закрепилось это название.

8 октября 1811г.[1] года Император Александр I Высочайше повелел Главнокомандующему в Москве генерал-фельдмаршалу графу Гудовичу И.В. сформировать новую, 27-ю пехотную дивизию, в составе 6 полков, которые 6 ноября того же года получили наименования: Одесский, Виленский, Тарнопольский и Сибирский Пехотные, 49-й и 50-й Егерские.

Назначенный командиром дивизии генерал-майор Неверовский, прибыл в Москву в феврале 1812, а до этого её формированием руководил командир 1-й бригады полковник Княжнин 1-й А.Я..

На формирование Виленского пехотного полка 29 октября были переданы: 3 роты Московского, рота Казанского, 2 роты Архангелогородского гарнизонных и 2 роты Углицкого пехотного полков. Всего более 1100 старых солдат и 600 рекрутов из Смоленской губ. 11 ноября командование над ними принял полковник Губерти 1-й Александр Яковлевич. Началось сколачивание подразделений и обучение рекрутов. Занятия в течении всех семи месяцев прибывания в Москве проводились, за редкими исключениями ежедневно. Офицер 50-го Егерского Андреев Н.И. так характеризует чинов поступивших из Московского гарнизонного полка «Люди были не хуже гвардейских солдат, иные и лучше; но офицеров несколько, Боже упаси, которые в последствии все из полка вышли»[2].

Окончательно полк сформирован  29 октября 1811 г., с которого и считается время его основания, в 3х батальонном составе,  каждый батальон из одной гренадерской и трёх мушкетерских рот. 19 ноября того же года сформирован 4й резервный батальон полка 3х-ротного состава  (559 чел.). В течении трёх месяцев офицерами дивизии под руководством графа Гудовича, была проделана огромная работа. На ряде смотров полки получили отличные оценки. Престарелый генерал-фельдмаршал, восхищенный на одном из смотров качеством строевой подготовки, назвал 27-ю пехотную дивизию «Московской гвардией». Создание 27-й пехотной было его последним деянием на военном поприще. В феврале того же года, 71 года от роду, граф Гудович вышел в отставку( ск. 22.01.1820)  

В начале февраля 1812 года в Москву прибыл, назначенный Государем командиром дивизии, недавно произведенный в генерал-майоры Неверовский Д.П. В течении двух месяцев, он продолжал обучение дивизии: Уже 14 марта из состава полка были изъяты 2-й (запасный) и 4-й (резервный) батальоны на формирование полков 37-й и 45-й пехотных дивизий, а вместо них начали формироваться новые.

В  начале весны, посланный Императором для инспекции полковник Л.Г. Семеновского полка Лихачев, признал дивизии. Вполне готовой. По результатам его доклада Государю , 27 апреля 1812 г. было объявлено Высочайшее Благоволение генерал-майору Неверовскому, награжденному орденом Св. Анны 1-й степени, Благоволение бригадным и полковым командирам, которые при этом назначены шефами своих полков[3].

В общем формирование дивизии закончилось, полки укомплектованы и готовы к походу. К концу месяца в полку числилось  6 штаб-офицеров, 58 обер-офицеров и 2300 нижних чинов (три батальона)[4]. Полки в марте выведены из Москвы и расквартированы в подмосковье.

10(22) июня 1812 г., не смотря на миролюбивые предложения Русского Монарха, 600 тысячная армия Императора Франции Наполеона I. начала переправу через Неман. События этой войны явились громадным потрясением для народов России. Впервые за два века неприятель вторгался столь глубоко в пределы Империи. Небывалый патриотизм охватил общество сплотив в его с народом, что не только позволило сломить детище Французской революции – Империю Наполеона, но и установить Российскую гегемонию в Европе на ближайшие 30 лет. Менее, чем через два года,  18(30) марта 1814,  по брусчатке Парижа прошли победным маршем русские полки генерал-лейтенанта Рудзевича А.Я., дворянина Феодосийского уезда Таврической губернии.

Мы не будем вдаваться в подробности этой победоносной кампании и лишь Кратко остановимся на некоторых деталях участия в ней Виленского пехотного полка. В мае 1812 года полк в составе 27й пехотной дивизии, под начальством генерала Неверовского выступил в поход к Западной границе и 21 июля в  г. Новогрудке присоединился к 2-й армии Князя Багратиона. К 5 мая в полку числилось 35 штаб-офицеров и около 1500 нижних чинов[5].

Сражение под с. Красным, где дивизия Неверовского подучила своё боевое крещение, прошло без участия Виленцев, оставленных в гарнизоне Смоленска. Именно при обороне этого города полк, несмотря на расхожие мнения[6] полк и получил своё боевое крещение[7].

В первый день боя (4  августа)  Виленский полк и несколько сот человек других полков, выписавшихся из разных госпиталей, были размещены по ограде.  Отряд не смотря на громадное превосходство неприятеля сумел удержаться на занятых им позициях. На 5 августа 27-я дивизия заняла Никольское и Раченское предместья. Против них были направлены две пехотные дивизии Понятовского,  поддержанные кавалерией Мюрата … Понятовский выдвинул свою пехоту против Никольского предместья и Раченки, правым флангом к Днепру и расположил у самого берега батарею в 60 орудии. От множества гранат, пущенных неприятелем в предместья, последние загорелись в нескольких местах. Пользуясь этим, войска Понятовского ворвались в предместья и , достигнув городских стен, покушались на штурма, но  были отбиты с огромным уроном. Войска эти неоднократно бросались в атаку и всякий раз были отбиваемы с большим уроном. Такой же успех русские имели во всех пунктах атаки и попытки французов овладеть Смоленском в этот день не увенчались успехом. Ночью, получив приказание, отряд отступил по дороге на Москву. Виленский полк с честью вынес первое испытание, в этих первых боях погиб подпоручик Бирюков и 112 нижних чинов, 311 нижних чинов выбыли из строя раненными и пропавшими без вести[8].  В строю осталось 32 офицера и 679 нижних чинов. 

8-го августа полк удостоился Монаршей Милости: в этот день ему пожаловано 6-т знамен (по два на батальон) -одно белое и 5 цветных. Из этих знамен 21-го августа 1814-го года, повелено иметь в батальоне только по одному цветному.

24 и 26 августа на Бородинском поле, солдаты и офицеры Виленского полка, погибнув почти поголовно, во главе со своим командиром полковником Губерти 1-м, покрыли себя бессметной славой на Шевардинском редуте  и  флешах у села Семеновского. Майор Стремухов, единственный уцелевший в огне Шевардинского редута старший офицер, сумел сохранить остатки полка как боевую единицу и в бою 26 августа неоднократно водил виленцев в штыковые атаки.

В 1912 году на Бородинском поле, у левого укрепления Семеновских флешей, открыли памятник воинам 27-й дивизии. На черном полированном граните выбита надпись: «Бессмертной дивизии Неверовского — героям Шевардина и Семеновских флешей». На пьедестале обозначены сведения о потерях каждого полка в боях 24 и 26 августа 1812 года. В Симбирском полку погибло 18 офицеров и 696 нижних чинов, в Одесском — 21 офицер и 491 нижний чин, в Тарнопольском — 30 офицеров и 750 нижних чинов, в Виленском — 18 офицеров и 750 нижних чинов.

Подвиги пехотинцев Неверовского в Бородинском сражении были высоко оценены, а Дмитрию Петровичу присвоено звание генерал-лейтенант.

Принявшему полк после отступления от Москвы командиру 2-го (запасного) батальона майору Федорову, пришлось формировать его фактически заново. С 26 августа по 24 сентября полк был в составе отряда генерала Милорадовича, прикрывавшего фланговое  движение армии. В ряде столкновений с кавалерий противника, 17 и 22 сентября Виленцы понесли тяжелые потери. 25 сентября  1-й,2-й и 3-й батальоны, по значительному в них некомплекту, поступили на пополнение убыли других полков дивизии, из оставшихся затем штаб- и обер-офицеров и 60 нижних чинов сформирован батальон № 1. В таком составе полк участвовал в бою при Тарутине и под Малоярославцем, а по отступлении французов за Березину, в составе той же 27-й дивизии, отправлен в Вильно для укомплектования

5-го декабря 1812 г. сформирован 2-й батальон. В декабре полк переведен в Вильно, где оставлен для несения караулов. Здесь, в Вильно, дивизию смотрел Имератор Александр, сказавший Неверовскому «Дивизия твоя дралась славно, я никогда твоей службы и дивизии не забуду».

13-го апреля 1813 г. последовал Высочайший приказ , по коему за отличие в делах в Отечественной войне 1812 года полк удостоился получить гренадерский бой. Кроме того 3-й батальон — серебрянную трубу с надписью: » За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812г.»[9].

4 апреля 1813 год Виленский полк в составе двух малочисленных батальонов[10] выступил в заграничный поход. Вскоре его возглавил новый командир – майор Ушков.

Виленцы в составе Силезской армии приняли участие в сражениях при д. Кайзервальде (7 августа), Кацбахе (14 августа), Лейпциге (4-7 октября). Здесь, под Лейпцигом в штыковом бою погиб старейший офицер полка полковник Сытин. Здесь же под Лейпцигом был ранен в ногу и принужден покинуть поле битвы Дмитрий Петрович Неверовский. Быстро развивающаяся гангрена 21 октября унесла его жизнь. Неверовский Д.П. был погребен в Галле, а в 1912 прах его был перенсен и захоронен на возвышающейся земляной площадке, под  надгробием из черного полированного гранита, увенчанное крестом. С лицевой стороны надгробия начертаны золотом слова: «Здесь погребен прах генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского, мужественно сражавшегося во главе своей 27-й пехотной дивизии и контуженного в грудь ядром 26 августа 1812 года». С обратной стороны надпись: «Генерал-лейтенант Д. П. Неверовский сражен в 1813 году под Лейпцигом. Прах его покоился в Галле и в 1912 году по Высочайшему повелению Государя Императора Николая Александровича перенесен на родину 8-го июля того же года».

С января 1814 Виленский полк принял участи во вторжении в пределы Франции. В течении месяца они приняли участие в четырех серьёзных боях, при чем 20 января, на глазах у своего Императора  штурмом взяли д. Ларотьер. Капитан Острежковский и штабс-капитан Курошь, за это  бой были награждены золотыми шпагами с надписью «За храбрость».

31 января, сражением при Монмирале закончилась для Виленцев боевая работа. За этот бой 12 нижних чинов были награждены Георгиевскими крестами.

К июлю полк прибыл в пределы Гродненской губернии, где в сентябре соединился со своим резервным батальоном, сформированным еще в конце 1812 князем Лобановым-Ростовским и действовавшим отдельно от полка, в частности участвовал в осаде  крепости Модлин. Командир резервного батальона майор Космачевский был назначен командующим полком.

В заграничный поход 1815 года полк выступил с новым командиром полковником Бурмином. Единственной баталией, в которой полк успел поучаствовать в компании «ста дней» — это блокада крепости Сарлюи (21-26 июня)

30 августа после смотра перед Европейскими государями, где участвовала вся русская армия бывшая во Франции, Виленский полк выступил на квартиры в Волынскую губернию, куда прибыл в декабре. Началась пятнадцатилетняя служба мирного времени проходившая в разных городах и местечках Виленской и Волынской губернии, причем весь этот период один батальон постоянно нес службу в г. Вильно.  В 1817г. 27-я дивизия вошла в состав Отдельного Литовского Корпуса, 25 сентября, получившего следующее расписание:

27-я Пехот. Дивизия[11]. 1-я Бригада Брестскій и Белостокскій Пехотные.
2-я Литовскій и Виленскій Пехотные.
3-я 47 и 48-й Егерскіе.
28-я Пехот. Дивизия. 1-я Бригада Волынскій и Минскій Пехотные.
2-я Подольскій и Житомірскій Пехотные.
3-я 49 и 50-й Егерскіе

В 1831 году служба мирного времени была прервана восстание в королевстве Польском в усмирении Виленцы приняли участие под командой полковника Аслановича 1-го А.Ф. За отличия в кампании Полковник Асланович 1-й награжден золотой шпагой «За храбрость», 6 офицеров – орденом Св. Владимира с бантом, 9 – другими наградами, 14 нижних чинов произведены в офицеры.

По окончании войны полк был выведен на квартиры в Киевскую губернию. 14 февраля 1831 февраля 3-й батальон виленцев отделён на формирование Прагского пехотного полка[12], куда поступило белое знамя и серебрянная труба, пожалованные этому батальону, а взамен его поступил 3-й батальон Ярославского полка вместе со знаменем, пожалованным этому батальону 7-го октября 1822 года.   Отдельный Литовский корпус со своими сложившимися традициями и униформой перестал существовать, переименованный в 6-й пехотный. Виленские офицеры и солдаты восприняли как наказание за бунт соседей – Польской армии, приказ (9 мая 1831) снять с мундиров белые лацканы, так как обмундирование приказано иметь обще-пехотное. Но несмотря на это еще более 50 лет в полку традиционно служил высокий процент офицеров из литовской и польской шляхты.

В 1831-1839 гг. полк сменил ряд стоянок в Новороссийском крае, приняв участие  в строительстве крепости Севастополь. В январе 1833 г. резервный батальон был впервые переброшен в Феодосию, где квартировал несколько месяцев., а затем в Херсоне, Николаеве  и Очакове.

1833 г. Января 28. С присоединенными 1-мъ и 3-м батальонами 48-го Егерского, полк переименован в Виленский Егерский полк №32 (с 26.03.1835 — №26)  и приведен в состав 6-ти батальонов. В 1839 году полк передвинут был для работ в Севастополь, а оттуда на зиму расквартирован в городах Феодосии, Керчи и Еникале.

В 1840 году, казалось уже замеренный Кавказ вновь полыхнул восстанием в Чечне и Дагестане. Виленский полк, погруженный на суда в Феодосии высадился в апреле у Анапы. Строительством укреплений Черноморской линии и прикрытием работ началась его первая Кавказская кампания. В апреле 1841 он был переброшен в Севастополь, но уже 26 августа участвовал в десанте у укрепления Св. Духа. Экспедиция против убыхов стала их первым серьёзным  боевым столкновением на Кавказе. Сложная местность, полупартизанский характер войны, мужественный и многочисленный противник, всё это несколько отличалось от того чему их учили последние десятилетия. После успешного похода к укреплению Навагинскому, во время которого было разгромлены ополчения убыхов и взяты штурмом ряд укреплкений, полк принял участие в строительстве укреплений, а в ноябре вновь высадился в Феодосии и расквартирован в Карасубазаре. Таким образом ежегодно полк участвовал в экспедициях на Кавказ,  вкладывая труд и жизни своих людей в покорение этого беспокойного края.

В 1853 году полк снова был переброшен на Кавказ, где пробыв несколько лет к ряду принял участие в Восточной войне и окончательном покорении Кавказа.

24го сентября в виду разрыва с Турцией 1Зя дивизия,  в том числе и полк, в 4х батальонном составе, перевезен на  восточный берег Черного моря, оставив в Севастополе кадры 5-го и 6-го батальонов, всё имущество и архив, и высажен у крепости Анаклии, откуда выступил к Ахалцыху.

Полк прибыл к Ахалцыху 17-го октября. Здесь Виленский полк принял участие в сражении на памяти о котором воспитывался затем личный состав вплоть до 2-й Отечественной(1-й Мировой)  войны.

В ходе этого сражения Виленских егерей, поддержанной резервами, удалось выбить неприятеля из Суплиских садов одновременно с наступлением Брестского и Белостокского батальонов. Неприятель занял позицию на высотах вблизи селения , но не мог удержатся там и вынужден был отступать далее. Войска наши быстро устремились вслед за неприятелем. Турки отступали безостановочно до селения Малый Памач, где, предполагая выждать свои войска,  заняли позицию, но русские ударили  в штыки и отбросили их от пути отступления, заставив отправится по другой дороге за границу.

Непосредственным последствием этой победы было занятие всего Поцховского округа и введение нашего управления. Войска расположились на зиму в окрестностях Ахалцыха.

В память этого боя в полку составилась песня, которая пелась нижними чинами всю последующую историю полка.

Император Николай  I. , получив донесение победе , 1 января 1854 года Всемилостивейше соизволил пожаловать батальонам 1-му, 2-му, 4-му с Георгиевские знамена с  надписью » За поражение турок 14-го ноября 1853 года при Ахалцыхе.» Всем нижним чина выдано по два рубля на человека, роздано по 10 георгиевских крестов на роты и 9 рядовых произведены за храбрость в офицеры.

Кадры полка оставленные в Севастополе, перед переброской полка на Кавказ были переформированы в 5-й и 6-й резервные батальоны резервной бригады 13-й пехотной дивизии. Под командованием, уже упомянутого, Аслановича 1-го, теперь уже генерал-майора, бригада приняла участие в 11-ти месячной обороне крепости Севастополь.  С 13 сентября 1854г. по 27 августа 1855г. – 5511 солдат бригады выбыли из строя убитыми, раненными и больными.

7 апреля 1856 года полк переименован в пехотный и   23 августа приведен в состав 3-х  батальонов (вместо 8)  с 3-мя стрелковыми ротами, Высочайшим приказом 30 августа за отличие в  Восточной  войне пожалованы знаки отличия на шапки: 1-му и 2-му батальонам:«За отличие в 1854 и 1855 годах», а 3-му батальону: «За отличие в 1853, 1854 и 1855 годах».

Восточная война окончилась, но для Виленского полка почти непрерывная боевая работа продолжалась до 1859. Рубка просек и перестрелки с горцами, сменялись карательными экспедициями в Чечню. В июле 1859 года в результате кровопролитных боёв у аула Шатой, в которых виленцы приняли непосредственное участие,   основные силы Шамиля были разгромлены. 25 августа имам Чечни и Дагестана Шамиль сдался русским войскам. 19 лет проведенных на Кавказе стали для полка, да и всей 13-й пехотной дивизией, не только отличной школой, но и избавило его чинов от ужаса военных поселений и плац-парадной фикции «линейного ученья».

По окончании войны полк   сперва был расквартирован  в ст. Чартугаевской, а затем по выходе с Кавказа, ежегодно менял место квартирования, пока наконец 4 (16) декабря 1873 г. прибыл в Феодосию.

По прибытию полка в ФЕОДОСИЮ Штаб и два батальона были расквартированы в городе и казарме, бывшей 13го стрелкового батальон, и особый дом для командира полка, другие два  батальона квартировали в Керчи. Лагерный сбор полка, был под крепостью Керчь, а общий дивизионный под Севастополем.

. Позднее за казармами закрепилось название «Виленских». Построены они были 1804 году из камня разобранной генуэзской крепости. В 1817-1820 перестроены и в них размещен Феодосийский военный госпиталь, а с 1864 по его расформировании(28.03.1863) , 13-й стрелковый батальон.

Позднее, с окончательным переводом всего полка в Феодосию, им были переданы т.н. «серые казармы» (частные, сначала принадлежали Рожнову, затем Алтунджи О.О.), где размещалось в разное время от 7 до 11 рот полка[13]. Этот комплекс был создан в 90-х годах XVIII и первоначально использовался Таврическим конно-егерским полком(до 1896), а потом как гарнизонная гауптвахта. На сегоднящний день здесь расквартированы подразделения Украинской армии. Виленцам были так же переданы корпуса обанкротившегося «механического заведения инженера Маслянникова», переоборудованные под размещения полкового обоза.

Сразу, по расквартировании полка в Феодосии, встал вопрос о передаче одной из церквей города под полковой храм. Решился он, казалось, сам собой, прямо рядом с со «стрелковыми» казармами находился один из древнейших в городе каменных храмов, отведенный временно под Соборный. Именно он и был передан в 1873 г. под полковую церковь, существующую с 1811 и освящен во имя Святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского.

Время постройки храма не известно. Но построена она была на фундаменте старинной греческой  церкви, и по достоверным сведениям именовалась во имя Св. Николая Чудотворца.  Размеры  её  были  довольно  велики  для того времени: высота-7,3м.,ширина-14,2м.,длина-15м. и вмещала до 600 молящих. По присоединению Крыма к России  и  выселении  греков в Екатеринославскую губернию (1778) служба в церкви продолжалась ещё несколько лет, но затем была прекращена — по недостатку духовенства, сама  церковь  была  превращена  в  склад  казённого  фуража и провианта.

По инициативе Императора Александра Благоверного была предложено создать в Феодосии собор во имя Благоверного Князя Александра Невского, с двумя  пределами:  во имя святителя Николая Чудотворца и преподобной Феодосии, на месте  древней  турецкой  мечети.  До постройки собора для окормления молящих было решено использовать Николаевский храм. 23 декабря 1811  он был освящен как Соборной Александра  Невского. Феодосийский градоначальник Броневский  С.М. пристроил к ней на свои средства с  трёх  сторон  притворы с навесами, а над притвором с западной стороны  деревянную колокольню. В 1820 ремонтом и реконструкцией церкви руководил Таврический архитектор Леммерман Мейстер Иоганн. Еще раз храм был перестроен в 1850 году: колокольня деревянная была разобрана и вместо неё выстроена каменная, под руководством архитектора Черкунова Никифора Никофоровича.

Феодосийский купец Веребрюсов Иван, в  бытность свою  старостою, поднял пол на 1,4 м., потому как прежде, входя в церковь приходилось спускаться несколько ступеней. Наконец новый собор. Св. Александра  Невского  был  построен и  23 ноября 1873 года  освящен.

На средства полка Николаевская церковь была обновлена и по  стенам  в 1888 году были размещены доски с именами павших в боях Виленцев. В последствии к ней  было приписано еще два храма: каменная церковь во имя Вознесения Господня на Феодосийском военном кладбище; построена в 1904-1905 г.г. на средства С.-Петербургского купца Картаева И. И., — и в лагере при г. Феодосии церковь во имя Св. Алексия Митрополита Московского.

Осенью 1914,  в связи с  убытием  полка  на  фронт Николаевская церковь  была  передана  35-му  запасному пехотному батальону (с 1915 -полк) размещенному в Виленских казармах[14].

В 1873 году произошло событие, которое личный состав полка счел лучшей наградой за Кавказскую войну и прежнюю верную службу. Составитель одного из первых вариантов истории полка поручик Гнедич писал об этом следующее:

«С расквартированием частей 13й пехотной дивизии в 1873 г. на Таврическом полуострове на их долю выпала высокая честь занимать поочередно караулы в имении ИХ ВЕЛИЧЕСТВ “Ливадии”, при чем в сентябре 1876 г. караулы эти занимала 1я рота. 30-го сентября в час пополудни в Ливадийскую казарму, занимаемую 1й ротой был прислан ГОСУДАРЁМ ИМПЕРАТОРОМ АЛЕКСАНДРОМ  НИКОЛАЕВИЧЕМ флигель-адъютант и от Имени ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА поздравил Командира роты капитана Махина и всех нижних чинов с назначением полку Августейшего ШЕФА — новорожден-ного Великого Князя  КИРИЛЛА  ВЛАДИМИРОВИЧА*.

Тот час же рота в полном составе была потребована ЕГО ВЕЛИЧЕСТВОМ в дворцовую церковь для слушания благодарственного молебствия о благополучном разрешении от бремени Великой Княгини Марии Павловны и о здравии  новорожденного Шефа. По окончанию молебствия Государь император изволил выйти на паперть, перед которым рота выстроилась развёрнутым строем. Подойдя к правому флангу, и подал руку Командиру полка полковнику Горданову, Его Величество милостиво улыбаясь обратился к последнему со словами: «Я тебе назначил шефом самого старшего своего внука!» Затем Его Величество поздравил офицеров с назначением шефа, обратился к командиру роты капитану Махину и сказал: «ну теперь творя рота будет именоваться ротою Его Величества». Поздоровавшись с нижними чинами Государь обратился к роте со следующими словами:» За отличную вашу службу здесь по отправлению караульной службы и за прежнюю боевую службу полка, назначаю вам Шефом своего внука, новорожденного Великого Князя Кирилла Владимировича». Все офицеры полка в тот день были приглашены к обеденному столу Его Величества. За столом Государь Император предложил тост за здоровье новорожденного Великого Князя Кирилла Владимировича и Виленского полка.

Её Императорское Величество в ознаменование того же дня Всемилостивейше изволила пожаловать полку складень св. Николая Чудотворца, исполненный на серебре, и по бокам иконы : слева — св. Кирилла и св. равноапостольного великого князя Владимира, справа — св. благоверного Александра Невского и св. Марии Магдалины. На обратной стороне складня, на серебрянной пластинке вырезана надпись: «Отъ ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ  52-му пехотному Виленскому Его ИМПЕРАТОРСКАГО  ВЫСОЧЕСТВА ВЕЛИКАГО Князя КИРИЛЛА ВЛАДИМIРОВИЧА полку 30-го сентября 1876 года»[15].

  Образ этот хранится в полковой церкви и во все высокоторжественные дни перед ним совершаются  благодарственные молебствия.[16]»

Во время русско-турецкой войны 1877 и 1878 г.г. полк был  назначен для охраны побережья от  Феодосии до м. Судака, с 12-го апреля 1877 года по 19-е февраля 1878 г.. Несколько раз появлявшиеся у Феодосии и в Двуякорной бухте турецкие суда  вынуждали подразделения полка готовится к отражению десанта, держа людей в постоянном напряжении. Местные жители, почти поголовно оставившие Феодосию в 1854-1855 гг., готовились к подобным бедствиям и многие покидали город, несмотря на приходящие с Балкан реляции о победах.

Ранним утром 1 января 1878 г. два турецких броненосца были замечены казачьим разъездом не далеко от Двуякорной бухты.  

 Казак, прискакавший около 10.30 с донесением о появлении неприя­теля, встретил командир 2-й бригады 13-й пехотной дивизии и начальника гарнизона Феодосии генерал-майора Высоцкого по пути в городской Александро-Невский собор, наполненный уже молящимися.

Суда шли довольно быстро, и на ходу еще, не обогнув мыса Феодосийский[17], сделали 6 выстрелов по карантину и городу. Затем броненосцы дали 4 выстрела по небольшому коммерческому судну с грузом масла и муки. Быстро повернув, судно успело пристать к берегу, вовсе не пострадав от огня.

Немедленно войска и артиллерия заняли указанные им места, при чем 1-я полубатарея 13-й артбригады под командой поручика Сазонова расположена была  на горе Сарыголь (Бульварная горка); другая артиллерийская часть осталась на Симферопольском шоссе вне сферы огня противника. Несмотря на частый огонь по местам скопления войск  потерь у виленцев почти не было[18]. Обоз был вывезен из расположенного на открытом берегу завода Маслянникова. В Байбугу (ныне Ближнее Боевое) и Насыпкой вывезены были больные из лазарета Виленскаго полка, войска были выведены в степь, а в городе остались лишь команды для тушения пожаров.

Огонь  броненосцев быль направлен на правую часть берега, где находился обоз и другие части. Затем, когда на Симферопольском шоссе — скопилось много беженцев, в большинстве — женщины и дети, выстрелы были направлены в эти толпы, при чем у одной цыганки оторвана была снарядом нога.

В 11.30 по броненосцам вошедшим с сферу действия полевой артиллерии,—поручик Сазонов открыл огонь, и из выпущенных им 10 гранат—3 попали в борт одного броненосца, при чем было даже видно, как на борту его засуетилась ко­манда, спущена была лестница и начался ремонт. Поврежденный броненосец прекратил огонь.. Другой ко­рабль продолжал пальбу еще в течении часа (до 12.30), а в 4 часа дня на всех парах ушел на запад.

Другой броненосец, поврежденный нашими снарядами, стоял на рейде в бездействии до 7 часов вечера, затем ушел к Керчи. Всего противником по Феодосии было выпущено 132 снаряда, кроме упомянутых жертв сильно контужен был штабс-капитан Чернецкий, командир нестроевой роты, выводивший обоз и своих людей из под огня.

Вспыхнувшие пожары в двух домах были быстро потушены, два дома разрушены и 10 повреждены. Один снаряд пробив две стены разорвался в зале Картинной галереи Айвазовского И.В., и взорвавшись в выставочном зале разбил бюст Пушкина А.С.[19].

В  награду отличного мужества и храбрости, оказанных в этом деле,  Командир полка полковник Горданов  награжден орденом св. Владимира 3 ст. с  мечами,  капитан Махин,  штабс-капитан Чернецкий — св. Анны 3 ст. с мечами, капитан Жукевич и поручик Иванов[20] — св. Станислава 3 ст. с мечами; фельдфебель Вдовиченко Алексий, унт.-оф.  Шумяк Андрей, Винников Дмитрий,  Воронков Мирон и 11 рядовых  -знаками отличия  Военного ордена.  4 ст. 23 июня 1878 года полковник Горданов произведен в генерал-майоры, с назначением  командиром 2-й бригады 13й пехотной  дивизии.

Хотя полк и не участвовал в походе на Балканы, несколько его офицеров, а именно по капитан Минко П.К, поручик Севрюк Д.И. и подпоручики Вержховецкий А.И. и князь Трубецкой служили добровольцами на командных должностях в Восточно-румелийской милиции (Болгарское ополчение).

В 1888 году за выходом окончательно из Керчи, два
батальона поочередно квартируют в  г. Карасубазаре и Старом   Крыму .Лагерный сбор полка в 1889 г. утверждён в г.Феодосии, куда с начала 90-х годов переведены остальные батальоны.

Русскую Революцию 1905 года, о столетнем юбилее которой сейчас глубокомысленно помалкивают, Виленский полк встретил уже достаточно сжившись с городом. Старшие офицеры приобретают здесь дома, младшие берут в жены купеческих и дворянских дочек. Но лишь единицам Феодосийцев, окончивших военные училища удаётся попасть  на службу в родной город. Среди них – сын купца 1-й гильдии Тренин К.Д. встретивший 1905 год капитаном, а к 1912 вышедший в отставку подполковником.

22 июня 1905 г. на рейд Феодосии вышел разукрашенный красными флагами броненосец «князь Потемкин-Таврический»,  взбунтовавшаяся команда которого требовала от городских властей продовольствия и угля. На следующий день матросы попытались силой захватить в порту загруженное углем судно. командир полка, полковник Лубны-Герцык А.А[21]., с ротой солдат залпами остановил пытавшихся высадится матросов. Один из солдат – член «Бунда» Иосиф Могедлобер (Мечлидбобер?) открыл огонь по полковнику Герцыку, ранив нескольких стоящих рядом с ним чинов. Это был первый случай покушения виленца на своего офицера[22].

После этих событий полк неоднократно участвовал в пресечении беспорядков и еврейских в Феодосии и Севастополе. Не избежал беспорядков и сам полк. 17-18 декабря взбунтовались солдаты призыва 1901-1902 гг., требуя демобилизации. Учебная команда виленцев была вынуждена взять штурмом казарму, где заперлись бунтовщики[23].

Пока бушевали страсти в Крыму отряд виленцев (2,3,15,16 роты) принял участие в первой миротворческой акции Европейских государств. С 11 сентября 1904 по 6 ноября 1906 виленцы поддерживали порядок в составе международного отряда на острове Крит. Эта акция проводилась с 1896 по 1909 год, когда союзные войска были выведены с острова окончательно. В течении этого времени воинские части и боевые корабли Австрии, Великобритании, Германии, Италии, Франции и России сдерживали этническую резню на Крите, которая грозила вылиться в полное уничтожение христианского населения турками. Официально Крит был присоединен к Греции лишь в 1913 году в результате балканских войн.

23 июля в 8 часов вечера в здании Городской Думы на чрезвычайное собрание собрались члены самоуправления во главе с Городским Головой Алмалиевым С.Н. Не смотря на грозные события и большое скопление горожан,  пришедших на заседание узнать последние новости, оно   было проведено быстро и по-деловому. На решение всех вопросов ушёл всего час. В самом начале заседания, согласно старой традиции, было решено отправить Таврическому губернатору телеграмму следующего содержания:

«Феодосийская Городская Дума в заседании своём 23 июля чутко переживая со всей родиной важность и ответственность совершающихся событий, единогласно постановила: просить Ваше Превосходительство повергнуть к стопам ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА одушевляющие население города верноподданнические чувства любви и преданности Царю и Отечеству и готовность городского общества на всякие жертвы для защиты отечества»[24].

Еще 18 июля  началась мобилизация, студенты старших курсов Феодосийского учительского института и выпускники-реалисты записывались добровольцами. В середине августа полк убыл на фронт в составе 7-го армейского корпуса, а его казармы занял 35-й запасный батальон (с 1916 полк).

Штаб, уходящего на фронт Виленского полка, имел следующий состав:

Командир полка Полковник Шевцов Александр Александрович,

Старшие офицеры: Полковники Шатковский Николай Владимирович, Воробьёв Андрей Сергеевич

Начальник хозяйственной части: Подполковник Емелин Алексей Александрович

Полковой адъютант Штабс-капитан Руженцев Анатолий Иванович

Полковой казначей Губернский секретарь Кислица Афанасий Иссидорович

Делопроизводитель Коллежский ассессор Рамзайцев Пётр Андреевич

Заведующий оружием Коллежский регистратор Шалагин Владимир Николаевич[25].

Участие 52-го пехотного Виленского полка во 2-й Отечественной (1-й Мировой) войне, а затем Русской смуте, это тема отдельного большого исследования.

Историк Русской Императорской армии Керсновский А.А. писал о боевой работе 7 корпуса: «В VII армейском корпусе старого ветерана генерала Экка 13-я и 34-я пехотные дивизии зарекомендовали себя так, что в продолжение всей войны — с первого боя на Гнилой Липе, знаменитого «генеральского дела» 34-й дивизии генерала Баташева под Янчином до последнего под Марашештами, когда 13-я дивизия ликвидировала прорыв Макензена, — их присутствие неизменно служило залогом верного успеха. Неудач эти дивизии не знали, в самом худшем случае сводя бои вничью».

Каждый день войны приносил новые жертвы, солдатские кладбища Виленского полка появились в Галицийских и Румынских местечках. Лишь тела немногих офицеров были вывезены в Феодосию и погребены на полковом и старом городском кладбищах. Среди них павший в Брусиловском прорыве 9 июня 1916 года, полковой адъютант Руженцев А.И. и 15 июня 1916 года погребёный на Феодосийском военном кладбище.

Мрачным молчанием встретили виленцы отречение Государя на позициях в Румынии. Еще большее впечатление на старых офицеров произвело заигрывание шефа полка Великого Князя Кирилла Владимировича с революционной демократией. Но нужно отдать должное виленцам – в многочисленных сборников документов изданных за 70 лет советской власти, пока не обнаружено ни одного упоминания о разложении и беспорядках в полку.

В ноябре 1917 2-я бригада 13-й пехотной дивизии (51-й Литовский и 52-й Виленский) полки были переданы на формирование 1-го Мусульманского корпуса генерал-лейтенанта Сулькевича М.А. Время официального расформирования полка не известно, но что Литовский полк бригады вернулся в Севастополь 1918, где все старые офицеры из него ушли, а полк переименован в пеший татарский[26]

.Сам мусульманский корпус до июня 1918 находился в районе Тирасполя, а к сентябрю переброшен в Крым, где был сведен в два полка и расквартирован в Бахчисарае. К ноябрю в полках осталось по 30 аскеров[27]. Несмотря на это на 9 марта 1919 корпус еще официально существовал[28].

Уже в декабре 1917-январе 1918 офицеры-виленцы начали собираться в Феодосии, оставляя окончательно развалившейся фронт. Судя по Метрическим книгам г. Феодосии[29] в это период в городе находилось не менее 40 солдат и офицеров полка. 2-7 января 1918 местные большевики подняли восстание, в результате которого из города был вытеснен 5-й эскадрон 1-го Крымского конного полка и отряд «Ополчения защиты народов Крыма».  Захвативший власть в городе Военно-Революционный комитет и Штаб Красной Гвардии начали активную советизацию. По свидетельству первого председателя ВРК Констансова И. :«Красная гвардия действовала совершенно самостоятельно, не признавая над собой никакой власти и не давая никому отчёта в своей деятельности, производила массовые обыски, аресты, реквизиции, розыски контрреволюционных офицеров и т.д.»[30]. В первые дни восстания были арестованы 6 офицеров-виленцев во главе с генерал-майором Шелковниковым С.И.[31]. По сведениям Мельгунова в первой половине января в Феодосии, только за одну ночь, было расстреляно 60 человек[32]. Лишь вмешательство Комитетов 5-го Кавказского армейского корпуса и Совета крестьянских депутатов остановили кровавую бойню развязанную в Феодосии большевиками и анархистами. Ряду руководителей большевиков, в частности небезызвестному прапорщику Федько И.Ф. пришлось бежать в Севастополь, правда не надолго.

На сторону большевиков перешел и занимающий казармы Виленцев 35-й пехотный запасный полк, переименованный 11 января   1918 года на общем собрании его солдат  в 35-й пехотный Интернациональный Революционный полк, т.к. часть полка была «украинизирована». Но реально продолжал существовать лишь его 4-й батальон, Крымская рота и небольшие кадры остальных подразделений[33].

Исполком 35-го полка некоторое время пытался  сохранить военное имущество от постоянного расхищения, а так же «экспроприировал» имущество 52-го пехотного Виленского полка.  Но как боевая единица так и не сложился. Часть его личного состава постепенно демобилизовалась, а часть дала кадр для отрядов Феодосийской Красной Гвардии и уже в феврале 35-й полк прекратил своё существование. При этом  полк наотрез отказывался подчинятся Военно-Революционному комитету, одновременно, его «командование» косо посматривало и на Штаб Красной Гвардии, требуя сразу от обоих выдачи жалования, продовольствия и прочего снабжения[34].  В то же время огромная библиотека Виленского полка была захвачена Центральным бюро профсоюзов Феодосии и тем самым временно спасена от разграбления. Переименованная в «Народную» библиотека активно функционировала в 1918-1920 гг[35]. До наших дней сохранилось лишь несколько десятков из нескольких книг тысяч, ныне хранящихся в Феодосийском краеведческом музее.

Весной в Феодосию стала возвращаться феодосийская военная молодежь и среди них офицеры-виленцы::  штабс-капитаны Чернопятов Виктор Тимофеевич, из мещан, Колюбинский Анатолий Сильвестрович, сын земского учителя, Буц Виктор Дмитриевич, сын учителя гимназии, Кун Владимир Кириллович, корнет Чураев, сын гласного городской думы , прапорщики братья Каламара и десятки других.

В течении мая — июня , в Феодосии, уже оккупированной германцами, как и в других городах Крыма было создано  «Общество офицеров г. Феодосии», тесно связанное с Военным ведомством Краевого правительства.  Руководящую роль в обществе играли конечно кадровые офицеры, во главе с генерал-майором Ушаковым А.Г., бывшим командиром 103й пехотной дивизии, старшие офицеры Виленского полка: полковники Зинтенис Н.Г., Иванов П.А., Рязанцев Л.П., подполковник Манько  И.П..

Общество ставило своей целью трудоустройство своих членов на временную работу,. А так же помощь нетрудоспособным, получившим тяжкие ранения на фронтах германской войны. По всей видимости особую роль в этом играли отставные полковники Виленского полка Иванов П.А.  и Сипачёв Г. Э., они временно трудоустраивали офицеров в милицию, внутреннюю стражу и «дружины самообороны» в основном в качестве рядовых, находили им жильё, изыскивали средства нуждающимся.

В октябре 1918г. в Феодосии появилась первая русская воинская часть. 3 (16) октября 1918 года приказом № 37 по Военному министерству Крымского краевого правительства было предписано сформировать Феодосийскую караульную команду, с подчинением  Феодосийскому Уездному Воинскому начальнику, которому и было поручено её формирование. О ходе формирования он должен был доносить в Военное министерство  к 7, 15, 21 и 30 числу каждого месяца . В местном казначействе был открыт счёт на имя Воинского начальника для расходов по формированию команды .  Караульные команды формируемые в городах Крыма стали фактические единственной вооружённой силой Краевого правительства и поэтому они формировались на положении строевых частей, в надежде на то , что с уходом немцев их удастся развернуть в полевые воинские подразеления. Посему было приказано не отвлекать их чинов на службу в Управлениях воинских начальников и комендантов .

21 октября (6 ноября) 1918 года Приказом Военмина № 56 в Феодосийскую команду был назначен следующий офицерский состав:

Начальник команды: Подполковник Емалаки, Младшие офицеры: Подполковник Апостолов, Подполковник Козин, Капитаны Шуцкий  Л.С., Севастьянов, Квятковский А.В., Померанцев, Штабс-капитан Бакута Л.Т. Прапорщик Шенснович и того 9 человек, зачисленных со старшинством с 17 октября (1 ноября) 1918 года. По всей видимости этот приказ  зафиксировал уже существующее положение дел и лишь утвердил в должностях набранных в течении октября офицеров.

Большинство были старыми феодосийцами или связанны с городом по службе в его гарнизоне до 1914 года. Так капитан Квятковский Александр Валерианович, прошедший нелёгкие дороги первой мировой войны в составе 10 гренадерского Малороссийского полка  был женат на феодосийке и  жил в городе . Капитан Щуцкий Леонид Сергеевич и  штабс-капитан Бакута Лука Терентьевич были офицерами 52-го пехотного Виленского полка. Уже 23 октября (8 ноября) Подполковник Козин и капитан Щуцкий оставили команду и поступили в Сводный Крымский пехотный  полк Добровольческой армии, в составе которого собирались кадры 52-го пехотного Виленского полка. А вместо них на следующий день на службу поступили надворный советник Рамзайцев П.А. и поручик Алексеев[36].

Именно в это период и началось возрождение 52-го пехотного Виленского полка, к формирующемуся кадру которого, в Симферополь уехали  Козин и Щуцкий. 23 ноября под руководством генерал-майора Андгуладзе Г.Б. началось формирование сводного батальона 13-й пехотной дивизии, каждая рота которого представляла из себя кадр одного из её полков. Первоначально численность виленцев не  превышала 60 человек. Но уже в феврале 1919г. они принимают участие в боях на Перекопе, в марте в борьбе с красными партизанами в Феодосийском уезде, в мае-июне на Ак-манайских позициях. Ночью 5(18) июня крейсер «Кагул» принял на борт 160 человек, при 10 пулеметах 52-го Виленского полка, под командой полковника Королькова. Рано утром «Кагул» в сопровождении английского миноносца подошел к Коктебелю и с помощью буксира «Дельфин» без сопротивления высадил десант, который быстро пошел вперед и занял деревню Насыпкой. После этого «Кагул» с дистанции в 17 километров сделал 20 выстрелов по селению Старый Крым, где находились резервы красных. Кроме того, имея телефонную связь с начальником десанта, крейсер по его указанию оказывал ему огневую поддержку. Около 17 часов десант соединился с прорвавшими фронт левофланговыми частями генерала Боровского[37]. Отрезанные Заднепровские стрелковые полки Крымской красной армии, второе превосходящие силы белых побежали.

6 (19) июня 1919 года в оставленную красными Феодосию  вошли кубанские казаки 2го Таманского конного полка полковника Закрепы и сводная сотня Партизанского графа Татищева отряда штабс-ротмистра Лихвенцова[38]. К концу месяца Крым был полностью очищен от большевиков и 4-я (Крымская) пехотная  дивизия вышла в степи Северной Таврии.

На 31 июля(12 августа) 1919, Виленцы уже развернулись батальон 2-го сводного полка 13-й пехотной дивизии[39], который  состоял из трёх рот по 80 бойцов в каждой, т.е. около 240 бойцов[40]. С этого времени полк не выходил из боёв с большевиками, войсками УНР и  Революционной Украинской Повстанческой армии батьки Махно. Неся огромные потери и пополняясь добровольцами и мобилизованными не выходя из боёв  10(23) ноября 1919 был сформирован 52-й пехотный Виленский полк в составе восстановленной 13-й пехотной дивизии, которую возглавил генерал-майор Андгуладзе Г.Б.. Под командованием генерал-майора Слащева Я.А., который неоднократно в своих воспоминаниях упоминает Виленцев, оборонял Крым зимой 1920[41], за что в последствии был награжден знаками на головные уборы «За защиту Крыма. 1919-1920)

Следует отметить также, что к 29 апреля (12 мая) 1920года в 52й пехотный Виленский полк, были влиты 2-м батальоном кадры бывших 1-го и 2-го Партизанских генерала Алексеева пехотных полков и полк стал называться 52-м пехотным Виленским генерала Алексеева полком (его 2й батальон стал Алексеевским, а 3й, в  который влились остатки полков Сводно-гренадерской дивизии, Гренадерским, так же в в полк, влито 50 офицеров расформированного Симферопольского офицерского полка  Однако 14(27) июня бывшие алексеевцы были отделены от виленцев и полк   вновь стал называться Виленским пехотным (тогда же из полка выделились и гренадеры).

8(21)августа в дивизию был включен Отдельный конный Виленский дивизион, сформированный из 8 го кавалерийского полка и имевшегося в дивизии нештатного   эскадрона. После Северной Таврии и еще одной обороны полуострова в октябре-ноябре 1920г., остатки 13й пехотной дивизии были эвакуированы в Галлиполи , где при общей реорганизации армии были включены в составПартизанского пехотного Генерала Алексеева полка, в 1921г. переброшенного в Болгарию.  Осенью 1924 г. в Париже было образованно Объединение чинов 13й пехотной дивизии и 13й артиллерийской бригады. Его возглавлял бывший начдив. генерал-лейтенант Андгуладзе Г.Б., а на Балканах полковник Дмитриев С.С.. Объединение просуществовало вплоть до начала 2й Мировой войны[42].

Командиры и командующие 52-го пехотным Виленским полком 1811-1920
Губерт (Губертий) 1-й Александр Яковлевич полковник 1811.11.11.-1812.24.08.
Стремоухов майор С 1812.25.08-
Федоров майор С 1812.??.09.-?
Безобразов майор 1812.12.11
Сытин майор 1812.08.12-?
Соловов майор 1813.15.11.-
Ушков майор 1813.04.04-?, на1814.1.3
Космачевский майор 1814.??.09.-
Бурмин (Бурман) Иван  Ермолаевич полковник 1815 16.03.–1817.05.03.
Левандовский генерал-майор 1816.16.05.-1829.28.02.
Новицкий полковник 1829.01.04.-12.05.
Асланович 1-й Александр Осипович полковник 1829.12.05.-1832.15.07.
Глазатов полковник 1831.08.02
Кузовлев 2-й подполковник 1832.15.07.-1835.11.11.
фон Бринк полковник 1835.11.10-1836.28.11.
Губарев 2-й полковник, с 1843 генерал-майор 1836.14.12-1845.01.01.
Фрейтаг-Лерингоф 2-й Аркадий Богданович генерал-майор 1845.04.01-1854
Циммерман Апполон Эрнестович генерал-майор 1853.14.11
Шликевич Полковник 1854-1855.17.09
Алтухов Захарий Никифорович полковник 1855.9.11-1860.21.09
Скордули Георгий Дмитриевич Полковник 1860.21.09-1866.21.04
фон Клостерман полковник 1866.21.04-27.06
Спичаков полковник 1866.27.06.-1875
Синчаков Дмитрий Алексеевич полковник 1868-
Горданов полковник 1875.22.03. -1878.23.06.
Кушакевич полковник 1882.00.03.-13.05.1886
Гек Александр (Андрей ?) Константинович полковник 1886.13.05-1889
Иваницкий Александр Яковлевич полковник 1893
Голембатовский Михаил Григорьевич полковник 1898.05.02-1902.03.11
Герцык Александр Антонинович полковник 1902.03.11-.1906.24.07.
Котюжинский Евгений Яковлевич полковник 1906.24.06-1913.8.01.
Шевцов Александр Александрович Полковник 1914
Шатковский Николай Владимирович генерал-майор 1915
Корольков полковник Май 1919

[1] Все даты, кроме особо обозначенных указываются по старому стилю.

[2] Андреев Н.И.    Воспоминания \\Русский Архив, 1879, — т.3 — с. 179

[3] Федоров В.Н. Перезахоронение останков генерала Д.П.Неверовского \\ Дворянский Вестник № 1(56) Январь 1999

[4] По штату полагалось в полку иметь 1-го генерала (шеф) , 6ти штаб-офицеров , 54х обер-офицеров и 2457 нижних чинов.

[5] 7 июля, на основании положения от 29.10.1811, из полка были выделена 2-я гренадерская рота, включенная в состав 2-го сводного гренадерского батальона 27-й пехотной дивизии. Батальон действовал отдельно от дивизии в составе  Сводной гренадерской пехотной дивизии графа Воронцова.

[6] Гнедич Памятка 52 пехотного Виленского полка. Феодосия, типография И.М. Косенко 1891-с.6-7              

[7] Хлопов М.Д.     52-й пехотный Виленский Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича полк. Боевая жизнь и деятельность полка за сто лет. 1911-1911. Феодосия.,тип. Натковича и Винниковича, 1911 -с.5-6; Бородино. 1812.// отв. ред. Жилин П.А.  М.: Мысль, 1987  -с.61-62

[8] Раненными выбыли офицеры: майор Безобразов и прапорщик Сухов, причем первый награжден золотой шпагой «за храбрость»

[9] Хлопов М.Д.     указ. соч. -с.5-6;

[10] В июне 1813 полк вновь сведен в один батальон (600 человек)

[11] В мае 1820 дивизия получила № 24, в 1833 г. дивизия получила № 16, а позднее №13

[12] В 1864 году на базе батальона Прагского полка был сформирован 134-й пехотный Феодосийский полк.

[13] Постановления Феодосийской городской думы. Четырёхлетие с 1910 года ( с 12 августа 1910г. по 1 января 1915г.) Феодосия: Типография Натковича и Виниковича, 1915 –с. 212; План Феодосии 1920г. фонды НКГА д-2833

[14]Гавриил (Розанов), архиепископ.  Остатки Христианских древностей в Крыму. Уезд Феодосийский. // ЗООИД . Одесса , 1844 -т.1 -653с. -с. 320; он-же. Хронологико-историческое описание церквей Епархий Херсонской и Таврической // ЗООИД . Одесса , 1848 -т.2 — ч.1 -с. 199-200;  Таврическая Епархия. .Гермогена, епископа Псковского и Порховского, бывшего Таврического и Симферопольского. Псков , Типография Губернского  Правления 1887 – с. 376; Цитович Г. А. Храмы армии и флота. Пятигорск, 1913, -с.368-369

[15] Имеется информация, что в 1919 году икона эта была передана Феодосийским земством Сводному полку 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии

[16] Гнедич Памятка 52 пехотного Виленского полка. Феодосия, типография И.М. Косенко 1891-с.26-28

[17] Мыс Феодосийский, именуется так же «карантинным» и «Смерть-горой»

[18] Единственный погибший – нестроевой роты рядовой Волков Арсений.

[19] Гейман В.Д. К 40-летию русско-турецкой войны 1877-1878 гг. (по архивным данным и воспоминаниям очевидцев// ИТУАК, Симферополь, 1918 -№54 –с.207-315

[20] Иванов Петр Александрович, продолжал службу полку до начала XX в. Вышел в отставку в чине подполковника, в 1910 выбран гласным Феодосийской думы.

[21]Лубны-Герцык Александр Антонинович. Строевой офицер Павловского военного училища Командир Виленского полка(1902.03.11-.1906.24.07.), вр. Феодосийский генерал-губернатор (1905.11.- 1906.09.). 1908-1914 председатель «комиссии  по выработке образца автоматической винтовки». В 1913 генерал-майор, командиром 2-й бригады 1-й гвардейской пехотной дивизии. 16.1.-3.7.1915 генерал-лейтенант, начальник 1-й гвардейской пехотной дивизии.

[22] Королёв В.И. Бунт на коленях. Политические партии в Таврической губернии 1905-1907г  Симферополь: Таврия, 1993 -с. 28; Гейман В. Сумашедший генерал-губернатор//Брега Тавриды. 1996 — №1 – с. 237-240; Урановский  Я. Первая революция в Феодосии // Революция в Крыму. Революция в Крыму. Исторический сборник Истпарта Крыма. Симферополь,  1925 — №1 -с. 75-106

[23] Муратов Х.И. Революционное движение в Русской Армии в 1905-1907 гг. М. Воениздат, 1955 — с.185-186

[24] Постановления Феодосийской городской думы. Четырёхлетие с 1910 года ( с 12 августа 1910г. по 1 января 1915г.) Феодосия: Типография Натковича и Виниковича, 1915 — 358

[25] Памятная книжка Таврической губернии на 1914 год . Симферополь, Таврическая губернская типография 1913 -с. 167

[26] Кручинин А.С. Крымско-татарские формирования в Добровольческий Армии. История Неудачных попыток. М.: Библиотека Военной Были., 1999- с. 21-22

[27] ГААРК  ф. Р-998 оп.1 д. 72 л. 23

[28] ГААРК Р-2235 оп.1 д. 216 л. 56

[29] Три метрики

[30] Констансов И. указ. соч. -с. 85

[31] Фонды НКГА – Д-2184; Адрес-календарь и справочная книжка Таврической губернии на 1908 год Симферополь, Таврическая губернская типография, 1908 – с. 108; Адрес-календарь и справочная книжка

Таврической губернии на 1909 год Симферополь 1909 – 58; Адрес-календарь и справочная книжка Таврической губернии на 1910 год Симферополь 1910 – с. 61

[32] Мельгунов С.П. Красный террор в России. М. 1990  — с. 91

[33] Фонды ФКМ.  Ф. 14. Д. 1954

[34] Констансов И. указ. соч. -с. 86; Фонды ФКМ.  Ф. 14. Д. 1954

[35] Южные ведомости. От  25 января 1919; НКГА – Д. 2626 –л. 12

[36] ГААРК ф. Р-999 оп. 1 д. 135 –лл. 5,8,11, 13,23

[37] Варнек П. Образование флота добровольческой армии// Флот в Белой борьбе / Составление, научная редакция, предисловие и комментарий доктора исторических наук С.В. Волкова. — М.; ЗАО Центрполиграф, 2002. —  –с.97

[38] Фонды Феодосийского краеведческого музея. Д.3269,

[39] На 20 сентября во 2-м сводном полку 950 штыков при 15 пулеметах

[40] Моряки в борьбе за власть Советов на Украине. (ноябрь 1917-1920) Сборник документов. Киев: Издательство АН УСССР, 1963 – с.259

[41] Слащов-Крымский Я. А. Белый Крым 1920 год. Мемуары и документы. М.: Наука, 1990 год, -268с.

[42] Дерябин А.И. Виленский полк и 13я пехотная дивизия на полях Гражданской войны (1918-1920 гг.)// Феодосийский исторический вестник. Феодосия, 1998, 2-е изд. –с. 35-36

Уникальное видео: 52-й пехотный Виленский полк. Феодосия. 1912 г.

Поиск по сайту