Военно-исторический журнал «Military Крым» № 15/2010 г.

Вступительное слово редактора
Вот и отгремели дни, связанные с празднованием 65-летия Великой Победы. Теперь, когда рассеялся дым салютов, а с трибун исчезли сальные физиономии чиновной братии, хочется поговорить о более достойном, нежели их созерцание, то есть о том, что мы забыли. Но и тут проблема. К сожалению, забыли больше, чем помним.
А зря. Что бы не говорили и какие бы мотивации не подводили, но этот день один из немногих оставшихся, соединяющих нас с исторической памятью. Той самой памятью, которая состоит из подвигов и трагедий. Для нашего маленького полуострова соотношение их обратно пропорционально его площади. Не случайно сказал один из современных военных историков, что «…если когда-нибудь будет издана карта, на которой интенсивностью окраски будет изображаться количество пролитой на данном клочке Земли крови, то Крым будет изображен на ней сплошным алым пятном. Древние его камни видели много человеческих трагедий».
Лучше не скажешь. Уж если есть в истории Отечества места, где столь часто отдавали за него свои жизни и с таким отчаянием сопротивлялись захватчикам, то Крым, наверное, главное из них.
Это я к тому, что почти во всем мире есть дни, подобные нашим Дню Победы и Дню Защитника Отечества. Называются они, правда, по-разному. День Армии, День Ветеранов, День Памяти и т.д. Но на этом сходство с нашим праздником заканчивается. Сколько я не пытался найти нечто аналогичное – не удалось. Во-первых, потому, что в этот день «у них», как правило, поминают павших за защиту Отчества. И в этом основная суть праздника. Американцы первым делом идут не в кабаки, куда у нас стройными рядами с раннего утра движется множество граждан, а всем народом устремляются на военные кладбища и военные мемориалы; флаг США приспущен до полудня по местному времени. В Израиле в самом начале этого дня все останавливаются и несколько минут стоят, склонив головы. Все правильно, сначала помянем погибших, а потом уже подумаем о чествовании живых. Первые свой долг уже выполнили, вторым нужно брать с них пример. А теперь скажите честно – вы можете у нас такое представить? Застывший в скорбной тишине город. Да в наших парках во время Дня Победы никто от бутылки с пивом во время Минуты молчания не оторвется! Разве не так?
А что вы хотите? Мы до сих пор даже нормальное обоснование этой даты сделать не можем.
Конечно, этот праздник нужен. Более того, он необходим для нашей, задыхающейся от скверны страны, как воздух. Но нужен не день скорби и покаяния, а день гордости и славы. Мы, имеющие гигантский исторический потенциал, с упорством, достойном лучшего применения, пытаемся найти свой исторический смысл. Наши вожди декларируют стране путь в Европу и не понимают, что люди с несостоявшейся судьбой там не нужны. Государства с громадным историческим потенциалом не хотят видеть в своих рядах исторических импотентов. Ну, разве что для того, чтобы улицы мыть. Те самые, из которых 65 лет назад наши танки все булыжники повыковыривали. Заодно с фашизмом.
Так может быть уже не нужно никуда идти? Тем более, что в этой самой Европе нас никто не только не ждет, но мы там и есть для нее те самые «незваные гости». В конце-концов, мы у себя дома и все, что нам нужно – навести в нем достойный порядок. Сделать генеральную уборку. При этом в первую очередь в головах.
Европу нужно строить здесь. А это совсем не сложно. Просто вести себя по-европейски. Посмотрите, мы каждый день ходим по улицам по колено в грязи, разгребая ногами мусор, который у нас валяется всюду и удивляемся, что нас называют свиньями?
В канун знаменательных дней это ощущается очень остро. У нас притупилась острота ощущения значимости этих дней, этих праздников. Конечно, нет привычных во времена Союза плакатов, флагов. На поздравительных открытках отдельные идиоты от полиграфии умудряются помещать изображения иностранных танков и самолетов. Но ведь неужели это обязательно нужно – напоминать об этом дне?
Хотя, все-таки нужно. Вот в прессе опять спорят о том, что кому-то отдали часть земель в районе 35-й береговой батареи под Севастополем. Начнем с того, что там «новые русские» уже давно все вокруг своими «хатками» застроили. Все читают, дискутируют, но не думают. Не думают, даже не допускают мысли о том, что речь идет о земле, на которой смешались великий подвиг и величайшее предательство. Где не сдавались и ждали помощи, но не дождались. Равно как и сегодня души их ждут помощи от собственных детей и внуков, но никогда ее не дождутся. Я не преувеличиваю. Ни в одной цивилизованной стране никто, во-первых, не додумался строить свои дома на этой земле, в, во-вторых, государство даже мысли не допустило бы, что в радиусе нескольких километров от этого места можно землю отдать, пусть даже за деньги. Если торгуют прошлым, значит найдутся покупатели и на будущее. К великому сожалению, наши люди приучены безмолвствовать. Слово молвят в основном штатные говоруны, которые и привели великую страну к большой катастрофе.
А зачем им думать о сохранении доблести предков? Им не нужно волноваться, что эту страну кто-то может завоевать. У них, на крайний случай, давно готовы пути отхода. Туда, где можно отсидеться. Их дети будут в безопасности в дальних и теплых странах. А в окопах сидеть — удел детей плебса, который можно и не считать. «Бабы еще нарожают» — это ведь тоже наше?
И преданных в 1942 г. солдат их потомки продают еще раз. Сегодня. Воистину, самый популярный вид народного творчества сейчас – это танцы на костях на пире во время чумы. Общество пластается в абстрактном преклонении перед подвигом фронтовиков и закрывает глаза на тех, кто с орденскими планками просит подаяния на паперти. Наши памятники умирают вместе с участниками Великой Отечественной войны, Афганской кампании, многочисленных кампаний в Азии и Африке, солдатами ядерного сражения в Чернобыле. Посмотрите на них. Это и есть символ нашего отношения к защитникам Отечества.
Страна всегда находила средства на пышные массовые празднества, на громаднейшие, безумно дорогостоящие монументы. Но их никогда не хватало на выживших в муках, искалеченных солдат-инвалидов, на лекарства и лечение, качественные протезы, инвалидные коляски, на прибавки к пенсиям, которые гарантировали бы не унизительное, нищее, полуголодное существование, а достойную старость.
После Крымской войны один французский генерал сказал: «Русские всегда отличались тем, что не делали никаких выводов». В результате мы отдаем последние рубежи нашего наследия.
Может быть хватит?
Сергей Ченнык
Главный редактор военно-исторического журнала «Military Крым»

Содержание журнала «Military Крым» № 15/2010 г.
Т.Литвин (Днепропетровск — Полтава) Поход казаков на Крым в 1628 г.: триумф и крах.
В.Илюхин (Симферополь) Штаб-лекарь Николай Оже.
А.Широкорад (Москва) Артиллерия Керченской крепости.
А.Папакин (Киев) Татарские воинские формирования в Крыму (ноябрь 1917 – январь 1918 гг.).
О.Ольховатский (Феодосия) Завод «Гидроприбор» — тяжелое время войны.
М.Михайлов (Симферополь) Расследование «Military Крым». Погружение в бездну. Судьба героя-подводника Н.И.Малышева после отставки (окончание).
А.Сакович (Евпатория) Наградное оружие князя Александра Сергеевича Меншиков в экспозиции музея Черноморского флота.
Роберт Ходасевич. Голос из-за стен Севастополя. Рассказ о Крымской кампании и событий осады (продолжение). Перевод Елены Савельевой (Севастополь).
А.Бадякин (Керчь) Последний причал «Дианы».

Поиск по сайту