В. Крестьянников (Севастополь)

Сухопутная оборона Севастопольской крепости в конце XVIII — начале XX вв.

В конце XVIII века вопрос о расположении крепостей на границе с Турцией и их вооружении подвергался тщательной разработке, и здесь активное участие принимали Суворов, Мордвинов, Долгоруков, Князев и Потемкин. А.В. Суворов, отдавший в военном деле первенство подвижности войск и решительности действий, осознавал пользу, которую можно получить от фортификационной подготовки боевой позиции. Он первым указал на значение Ахтиара для обороны Крымского полуострова. Под руководством Суворова были заложены первые русские батареи на берегах Ахтиарской бухты на местах Константиновской и Александровской батарей. Чтобы предотвратить возможный удар с тыла, приказом его по Южной армии от 16 мая 1778 г. были возведены укрепления в Инкермане, у устья р. Альмы, четырехугольный редут неподалеку от устья р. Бельбек[1].

8 апреля 1783 г. своим манифестом Екатерина II присоединила Крым к Российскому государству[2], 2 мая в Ахтиарскую бухту вошла эскадра судов под командованием Ф.А. Клокачева. А в июне на берегу Северной бухты был заложен город, получивший название «Севастополь».

Правитель Новороссии князь Потемкин колебался: устроить на берегах Ахтиарской бухты операционную базу молодого Черноморского Флот, под защитой мощной крепости или построить здесь только адмиралтейство. Но императрица считала необходимым устроить здесь первоклассную крепость, и ее указом от 10 февраля 1784 г. «Об устройстве новых укреплений по границам Екатеринославской губернии» повелено было: «…устроить следущие укрепления: … 9. Крепость большую Севастополь, где ныне Ахти-Яр и где должны быть адмиралтейство, верфь для первого ранга кораблей, порт и военное селение»[3].

В 1786 г. она одобрила проект крепости, постройка которой обошлась бы казне в громадную для того времени сумму 6 миллионов рублей[4]. Но этот проект остался на бумаге, и к началу 1790-х годов Севастополь обороняли укрепления, построенные еще в 1778 г.

В 1792 г. была учреждена Экспедиция строения Южных укреплений, которую вскоре возглавил А.В. Суворов. В том же году ему было поручено разработать проект организации обороны Крыма и прилегающего к нему побережья. Эта работа была поручена инженерному полковнику Деволану.

В мемуаре от 20 мая 1793 г. он писал: «Окрестность Севастопольского порта дает полную возможность организовать со стороны моря оборону, соответствующую важности значения этого пункта. Зато положение Севастополя с суши представляется критическим и требует особого внимания. Фортификационные работы, предпринятые для укрепления Севастополя со стороны суши, потребуют много времени, хотя и теперь уже они ведутся беспрерывно, тем более что батареи и форты для обороны порта командуемы со стороны суши: однако, если даже все работы по укреплению местности будут выполнены, я все же останусь при убеждении, что во время войны в окрестностях Севастополя должны быть сосредоточены главные силы войск, предназначенных для обороны Таврического полуострова»[5]. Определяя главными пунктами высадки на западном побережье Крыма устье р. Бельбек, Качи, Булганак и район Евпатории, Деволан предлагал разместить войска в этих пунктах, причем в Севастополе разместить 2 пехотных полка, в Евпатории — 3. Всего предполагалось в Крыму разместить 7 пехотных, 2 кавалерийских и 4 казачьих полка и 2 артиллерийские роты.

Прибывший в Крым А.В. Суворов понимал, что получить 6 миллионов рублей на грандиозный проект укрепления Херсонесского полуострова невозможно, к тому же обострение отношений с Турцией препятствовало началу строительства оборонительных укреплений такого масштаба. Отказавшись от проекта 1786 г., он предложил усилить береговую оборону крепости Севастополь, но для непосредственной обороны порта и крепостной береговой позиции с сухопутной стороны считал необходимым построить на возвышенностях, господствующих над бухтой, два форта. Один — для обороны города и береговых батарей южной стороны крепости — на высоте в тылу береговой батареи «Николай» (на месте современного собора св. Владимира, усыпальницы адмиралов). Этот форт, названный «Екатерина», должен был представлять собой «земляное сомкнутое укрепление разного начертания, при сухих рвах и каменных эскарпах и контрэскарпах». Северный форт «Елизавета», намеченный для строительства на северном берегу бухты, был спроектирован в виде каменной квадратной башни, окруженной сухим с каменными одеждами рвом и гласисом, образующим восьмилучевую звезду, причем в исходящих плацдармах прикрытого пути намечалось устройство барбетных батарей. На Южном и Северном фортах намечалось установить 118 орудий. Суворовский проект укреплений Севастополя, за исключением сухопутных фортов, был высочайше утвержден 23 июля 1793 г. К возведению фортов «Екатерина» и «Елизавета» не приступали, но материалы частично были заготовлены[6].

В 1797 г. при Павле I Экспедиция была закрыта, а оставшиеся деньги и материалы были переданы в распоряжение Военной коллегии Артиллерийской экспедиции, действия которой ограничивались большей частью приведением в порядок данных по штату 24 декабря 1798 г. крепостей. Во всех южных крепостях работы почти полностью прекратились, хотя в 1801 г. Севастополю на усиление береговых батарей было выделено 59 200 рублей.

В 1805 г. Главный командир Черноморского флота и портов маркиз де Траверсе поднял вопрос о том, что батареи «Николай», «Александр» и «Константин» не удовлетворяют требованиям времени и необходимости постройки новых батарей на берегах бухты. Прибывший в крепость для проведения фортификационных работ генерал-майор Гартинг спроектировал более обширную оборонительную работу из 17 новых береговых батарей, в то же время указал на необходимость строительства двух тыловых укреплений — Южного и Северного[7]. По настоянию маркиза де Траверсе, поддержанному Инженерной Экспедицией, было начато строительство Северного укрепления, продолжавшееся до 1811 г. Строительство Южного укрепления было отложено, а вскоре отменено[8]. Северное укрепление, спроектированное генерал-майором Гартингом по типу ретрашамента, отличалось от Суворовского проекта. Сооружено в форме восьмиугольника со сторонами от 170 до 210 м, по диагоналям в направлении северо-восток-юго-запад длина — 530 м, в направлении северо-запад-юго-восток — 500 м. На четырех исходящих углах (через один) расположены маленькие бастионы (капониры с земляными брустверами). Для организации бастионам фланговой обороны прилегающие части длинных фасов изломаны, образовывая 18 флангов, под которыми были казематы на одно орудие для обстреливания участков рва. Насыпи бастионов были высотой до 4,2 м, шириной до 3 м. Укрепление окружал ров с каменными одеждами, сложенными насухо, глубиной 3,6 м при ширине 5,4 м. Оно имело трое ворот (Симферопольские, Севастопольские и Инкерманские), прикрытые малыми полевыми укреплениями. Внутри укрепления построены казармы, пороховые погреба и цейхгаузы.

Следует отметить, что построенное без учета рельефа местности и имевшее невыгодные очертания, укрепление не прикрывало своим огнем впереди лежащее пространство, а орудия из-за малых размеров бастионов имели малый поворот. Лощины, проходящие около укрепления с востока и запада, оставались в мертвом пространстве[9].

В 1817 г. вновь назначенному командиру Южного инженерного округа полковнику Федорову было поручено Инженерным департаментом[10] подробно осмотреть и описать состояние Севастопольских укреплений. Федоров создал впервые проект сухопутных укреплений, охватывающих полукольцом южную часть Севастополя от Карантинной бухты до Киленбалочной, протяженностью до 5 верст (5,33 км). Стоимость укреплений повлекла бы за собой очень большие расходы, и поэтому предписано было ожидать приезда нового командира Севастопольской инженерной команды флигель-адъютанта полковника Мишо, чтобы совместно обсудить предстоящую строительную программу[11]. Однако Мишо считал, что при непрерывности укреплений сухопутной линии по длине 3–4 версты (3,14–4,2 км) для занятия ее необходим корпус, а поэтому предлагал строительство нескольких больших фортов, опираясь главным образом на сильные подвижные резервы. В марте 1820 г. в донесении он отказался от строительства фортов из-за каменистого грунта и предлагал основать всю оборону Севастополя на подвижном корпусе, маневрирующем в юго-западной части Таврического полуострова[12].

В мае 1818 г. Севастополь посетил император Александр I. Сопровождавший его генерал-адъютант А.И. Михайловский-Данилевский позже написал: «С сухопутной стороны город ничем не защищен, а потому неприятель может отвсюду обойти, кроме северной части, где вооружено одно укрепление, но оно слабое, не имеет воды и, кажется, сделано более против Крымских Татр, нежели против внешних врагов. Доколе мы будем в полуденной России иметь дело с одними турками, опасаться нечего, хотя однако же появление флота их перед Севастополем в 1811 г. было не без опасности, но не должно основывать могущество свое на невежестве неприятелей и соседей. Ежели Диван соединиться когда-нибудь с Англией или Францией или же державы будут иметь возможность посылать военные корабли в Черное море, то Севастопольская гавань, и, следовательно, Черноморский флот наш, для которого он должен служить убежищем и подпорьем будет находится в великой опасности»[13].

В 1827 г. Главный командир Черноморского Флота и портов вице-адмирал А.С. Грейг представил в Инженерный департамент новый проект сухопутной обороны города. В целом одобрив план обороны, он существенно откорректировал его. Укрепления рекомендовалось возводить на господствующих возвышенностях, а между ними расположить куртины. На ровных участках предписывалось строить казармы, а в ложбинах — каменные стены с бойницами для ружейной обороны. Все сооружения следовало защищать от прямых артиллерийских выстрелов земляными насыпями[14]. В 1828 г. архитектор Штауберг разрабатывает проект двухэтажной казармы на тысячу солдат. В 1831 г. откорректированный инженер-генерал-майором Латыниным проект сухопутной обороны крепости был утвержден Николаем I. Согласно этому проекту (рис.1) от береговой батареи № 10 до вершины Южной бухты намечалось возвести девять каменных оборонительных казарм, соединенных каменной оборонительной стеной. Далее оборонительная линия с тремя бастионами следовала восточнее Корабельной слободы и примыкала к береговой батарее № 5 в устье Ушаковой балки. Однако топографический план был составлен с большими погрешностями, не позволявшими осуществить проект. Для строительства укреплений в Севастополь в 1833 г. был послан инженер-полковник Бюрно, составивший новый проект сухопутной обороны крепости. Согласно ему сухопутная оборона состояла из семи бастионов, начинаясь от береговой батареи № 8 и заканчиваясь у Ушаковой балки. Горжевая часть бастионов оборонялась одноэтажной казармой на одну роту пехоты. В исходящих углах возводились пороховые погреба. В казематированных флангах бастионов были расположены квартиры для офицеров, кухни и склады. Предусматривалось строительство каменной стены для ружейной обороны между укреплениями с устройством рва и гласиса на всем протяжении. В 1834 г. Николай I утвердил план строительства сухопутной оборонительной линии, приказав перенести первый бастион за Ушакову балку и возвести еще один бастион.

В последующем строитель Севастопольской крепости генерал-майор Павловский внес в проект новые изменения: он перенес на южной стороне бастионы на господствующие над Корабельной стороне высоты — Малахов курган и Бомборы. Следует отметить, что это было, пожалуй, первое применение идей генерала Теляновского на практике. Вместе с тем, основные работы велись на приморских казематированных батареях, на сухопутной линии с 1834 по 1844 гг. было освоено только 17 тысяч рублей[15].

С 1850 г., когда было окончено строительство береговых батарей, стало возможным выделить больше рабочих на сооружение сухопутных укреплений. 18 мая 1851 г. инженер-генерал Ден направил письмо управляющему Херсонским инженерным округом с рекомендациями по строительству укреплений, в частности он высказал мнение, что укрепления необходимо строить дальше от города, а на Корабельной стороне вынести за Киленбалочные высоты (к сожалению, это было исполнено только в ходе обороны Севастополя, в начале 1855 г.). Генерал писал следующее: «Выбор точек для бастионов и направление линий, долженствующих соединить оные, я поверить не мог, ибо для сего подлежало бы сделать подробную разбивку и трассировку, но, судя по плану, я нахожу:

1) Что полезнее будет выдвинуть некоторые из сих линий более впереди, оставляя начало или правый фланг при батарее № 8. Отдаление сие в продолжении направления Южной бухты, совершенно обеспечит город, вместе с тем и важнейшие городские и портовые здания от пожара, который бы неприятель не мог произвести, посредством гранат, и в особенности ракет. Сверх того этим расположением увеличивалось бы и довольно стесненное пространство внутренности города, удаление же левого фланга сих укреплений за Киленбалочную бухту, совершенно необходимо, ибо кроме сей бухты нет другого столь удобного места и хранению пороховых погребов и помещений для снаряжения снарядов морского ведомства, но близости воды для сообщения.

2) Бастионы закрывать в горже оборонительной стенкой, а для обстреливания оной и внутренностей бастиона — выстроить редюит в два этажа для помещения, сверх артиллеристов и пороховых хранилищ, равно кухонь и пекарен, до 300 человек пехоты с офицерами. Своды редюита делать только в один кирпич, для уменьшения издержек, т.к. бомб тут опасаться не должно … Таким образом бастионы имели бы во всякое время достаточный гарнизон, для отражения нападения, а если бы неприятелю и удалось ворваться в одну часть крепости, то прочие бастионы могли бы не только держаться самостоятельно, до прибытия подкреплений, но даже поражать неприятеля тыльными выстрелами…»[16].

Однако к началу Крымской войны оборонительные казармы были построены только на первом, пятом и шестом бастионах, да к началу обороны Севастополя — на Малаховом кургане, было построено немногим более километра оборонительных стен в районе пятого, шестого и седьмого бастионов. Так же была защищена оборонительной стеной горжевая часть береговой батареи № 8. Фактически, сухопутная оборонительная линия строилась после высадки неприятельских войск под Евпаторией в ходе героической обороны Севастополя (рис. 2)

После подписания Парижского мирного договора город и крепость представляли безрадостную картину: укрепления Южной стороны, портовые сооружения, жилые дома были разрушены и сожжены, главная сила флота — боевые суда — были уничтожены руками самих моряков. И хотя, выполняя договор, Россия упразднила военный порт и крепость, тем не менее, был предпринят ряд мер для безопасности Севастополя: после подавления в 1863 г. восстания в Польше в городе были расквартированы 50 пехотный Белостокский полк (а вскоре и 51 пехотный Литовский) и 13 артиллерийская бригада, с 1865 г. в Севастополе тайно началась заготовка компонентов подводных мин, был создан склад Керченской крепостной артиллерии (78 970 пудов пороха и 143 467 снарядов), для строительства и ремонта зданий и сооружений Военного ведомства была учреждена Симферопольская[17] инженерная дистанция 2 класса[18].

Правда она не имела «штатного управления», а «Севастопольские укрепления в том виде, в каком они ныне существуют, представляют лишь остатки прославившихся по беспримерной обороне укреплений 1855 г.»[19] После подписания в марте 1871 г. Лондонского трактата и отмены нейтрализации Черного моря, представилась возможность принять меры по укреплению южных рубежей России. Постройка Лозово-Севастопольской железной дороги (в январе 1875 г. открыто регулярное движение поездов) позволяла транспортировать военные грузы и материалы из промышленных центров.

Приказом по артиллерии в ноябре 1875 г. было введено в действие «Положение о вооружении крепостей»[20], где в статье 1 определялось вооружение приморских крепостей — сухопутное, подразделяющееся на охранительное и оборонительное, и приморское, для отражения нападения неприятельского флота. Для реализации вооружения оборонительных сооружений в Севастополе находился склад Керченской крепостной артиллерии с боеприпасами, и в 1876 г.артиллерийский деловой двор в Артиллерийской бухте был приспособлен для нужд крепостной артиллерии[21].

В конце 60 — начале 70-х гг. XIX в. Севастополь неоднократно посещали генерал-инспектор по инженерной части и кавалерии Великий князь Николай и товарищ генерал-инспектора генерал-адъютант Э.И. Тотлебен[22]. Результатом этих инспекционных поездок явился проект сухопутной обороны Севастополя, составленный Тотлебеном в начале 1870-х гг. В проекте главным образом обращалось внимание на оборону Балаклавской и Камышовской бухт, а также на обеспечение транспортной связи между северной и южной сторонами Северной бухты. Проектировалось сооружение семи крупных фортов: два на Северной стороне, на Инкерманских высотах, у верховья Балаклавской бухты, на Сапун-горе, у вершины Стрелецкой бухты и у Камышовой. Около каждого форта предполагалось развить оборону постройкой примыкающих к нему траншей и батарей. Этим проектом предполагалось создать сильную сухопутную крепость[23], но он осуществлен не был. В 1875 г., накануне новой войны с Турцией, Симферопольская инженерная дистанция была переименована в Севастопольскую и перечислена в 1 класс, и ее офицерам пришлось выполнить большой объем работ по проектированию и руководству строительством береговых батарей в 1876 и 1877 гг. В 1881 г. Особое совещание, созванное для решения важнейших задач строительства флота, определил их следующим образом: «Первой заботой по восстановлению морских сил должно быть возрождение Черноморского флота, а затем уже и развитие на других морях». Разработанная судостроительная программа (пересмотренная в 1885 г.) намечала постройку в течение 20 лет для Черноморского флота большого количества боевых судов. В связи с возрождением флота на Черном море, необходимо было создать современные береговые и сухопутные укрепления, создать заново инфраструктуру крепости, где мог бы базироваться флот[24].

3 мая 1885 г., вследствие возникшего конфликта с Англией по поводу разграничений границ у Афганистана, вопрос об укреплении Севастополя был рассмотрен на особом совещании под председательством военного министра. В постановлении «О дальнейшем развитии обороны Севастополя» помимо перестройки 8 долговременных береговых батарей было решено для сухопутной обороны построить 8 укреплений временного характера на Южной стороне, оборонительную линию в 13,5 верст (13,9 км) с правым флангом у Херсонеса и левым на Суздальской высоте, и 4 на Северной стороне на протяжении 6 верст (6,4 км) от Учкуевки, близ устья Бельбека до Маячной горы (рис. 3).

На Южной стороне:

форт № 1 — южнее батареи № 12 у Херсонеса

форт № 2 — к востоку от южной оконечности Стрелецкой бухты (На 4 — 24 фунт., 2 — 9 фунт. пушек, 2 — 6» мортиры и две роты пехоты)[25]

форт № 3 — юго-восточнее южной оконечности Загородной балки

форт № 4 — к северу от оконечности Делагардовой балки (между Делагардовой и Лабораторной балками)

форт № 5 — Английский редут «Виктория» — западнее оконечности Киленбалки. (На 8 — 24 фунт., 4 — 9 фунт. пушек и две роты пехоты)[26]

форт № 6 — к востоку от Килен-балки и Каменоломенным оврагом

форт № 7 — в районе нынешней Максимовой дачи

форт № 8 — севернее Английского кладбища

На Северной стороне:

форт № 9 — к востоку от Сухарной балки

форт № 10 — к западу от оконечности Сухарной балки

форт № 11 — к северу от Братского кладбища

форт № 12 — южнее хозяйства Перовского[27]

Для обороны вероятных мест высадки неприятеля предполагалось построить отдельные укрепления у Балаклавской и Камышовой бухт.

Принятое решение по созданию сухопутной обороны выполнено не было из-за изменения политической обстановки и по экономическим соображениям, но легло в основу более поздних решений. Взамен этого, по предложению командующего войсками Одесского военного округа генерала от инфантерии Реона, решено было произвести фортификационную подготовку сухопутных позиций путем перестройки французских и английских укреплений у Камышовой бухты и на Сапун-горе периода 1854–1855 гг., а также восстановить Северное укрепление и пять редутов на Южной стороне города. Для этого в середине 1887 г. были утверждены «Правила о производстве ремонтных работ в г. Севастополе»[28]. Работы по постройке «центральной ограды вокруг г. Севастополя» велись в 1897–1890 гг. в летний период силами солдат 5-й саперной бригады. В 1890 г. было ассигновано и выполнено работ на сумму 14 754 руб.[29]

Одновременно создавалась инфраструктура крепости: в 1886г. были сформированы Севастопольское крепостное артиллерийское управление и крепостной артиллерийский батальон пятиротного состава[30], в 1891 г. Севастопольская инженерная дистанция была преобразована в Севастопольское крепостное инженерное управление[31], с подчинением ему саперной и минной рот.

К 1890 г. Севастополь имел в своих бухтах внушительную эскадру, и штаб Черноморского флота был переведен из Николаева в Севастополь. Главная база флота нуждалась в мощной защите с моря и с суши, и 17 мая 1890 г. Севастополь был объявлен крепостью 3 класса (с 1896 крепость 2 класса)[32].

В 1890 г. на заседании комитета по обороне крепости Севастополь был выработан новый проект обводной позиции вокруг города, утвержденный Военным министром при посещении. В этом же году началось строительство участка Килен-балка — Лагерная высота[33]. Позднее и этот проект был пересмотрен и в окончательном виде был утвержден инженерным комитетом, причем стоимость всех работ по его осуществлению была определена в 1 071 000 рублей. В течение 1895 г. вопрос о сухопутной обороне вновь был пересмотрен комиссией генерал-лейтенанта Боголюбова, причем сооружение непрерывной ограды было признано бесполезным[34]. Предложено было вернуться к системе фортов и в первую очередь прикрыть сухопутными укреплениями приморские фланги обороны. В 1895 г. началось строительство сомкнутого укрепления (редута) в промежутке и впереди береговых батарей № 12 и 13 в Херсонесе[35]. В сентябре 1897 г. на заседании комиссии по вооружению крепостей обсуждалось предложение комиссии генерал-лейтенанта Боголюбова об устройстве опорного пункта у Стрелецкой бухты на 1 роту при 10 орудиях[36], который должен обеспечивать обладание важной позицией у Стрелецкой бухты. В журнале комиссии было записано: «… нельзя не смотреть на постройку форта у Стрелецкой бухты как на меру к развитию береговой обороны крепости, включив в состав ее вооружения от четырех до шести 9» пушек. Такой опорный пункт должен обеспечивать обладание важной позицией у Стрелецкой бухты, даже после прекращения огня батареи № 14[37], кроме того, господствовать над подступами неприятеля, направляющегося в обход приморской линии… Наивыгоднейшим местом для форта представляется пункт у Стрелецкой бухты с отметкою 24 между хуторами Моффит и Казначеева»[38].

Форт под номером «литер А» (рис. 4) был построен на оконечности Стрелецкой балки в 1901–1905 годах по типу форта, разработанного в 1897 г. профессором Величко. Это был образец для проектирования фортов во всех российских крепостях, возводившихся с 1898 по 1908 гг.[39] Форт на роту пехоты был построен фронтом на юго-запад и имел в плане форму многоугольника (трапеция с изломом напольного и горжевого фасов в сторону фронта). Сохранившаяся глубина рва — до 8,5 м. Оборона рва, высеченного в скальном грунте, обеспечивалась двумя двойными кофрами, в каждом по 10 ружейных бойниц на каждый примыкающий участок рва. Кофры потернами соединялись с двухэтажными казематированными постройками, расположенными внутри форта основной стрелковой позиции. В верхнем этаже постройки было убежище для стрелков, а в нижнем — два погреба для боеприпасов. В центре форта находилась одноэтажная казематированная казарма, общей площадью 140 м2. Въезд в укрепление осуществлялся с северо-восточного угла рва. Одновременно с фортом «литер А» на Северной стороне, севернее Бартеньевки, был построен форт «литер Б»[40] (рис. 5) на роту пехоты, но меньший по размерам, фронтом на северо-восток. Укрепление в виде многоугольника (трапеция с изломом горжевого фаса), окруженное рвом. Оборона рва обеспечивалась одним двойным и одним одиночным кофрами. На территории находилось небольшое убежище вместо казематированной казармы[41].

Самой слабой стороной обороны береговой крепости, а следовательно и самой уязвимой, является горжа крепости или сухопутный фронт. Сухопутный фронт Севастопольской крепости в начале ХХ века состоял из двух фортов, сразу же устаревших, редута впереди береговых батарей № 12 и 13 и неоконченной непрерывной ограды на Южной стороне. Однако следует учесть, что в случае осады крепости, все береговые батареи должны войти в общую систему батарей и фортов, защищающих крепость с горжи, то есть сухого пути. На вооружении Севастопольской крепости на 1907 г. состояло 12 береговых батарей (из них одна на временных основаниях в Херсонесе) со 104 орудиями большого калибра[42], большинство из которых имели угол обстрела по горизонту 360º, то есть круговой обстрел.

Помимо этого на вооружении крепости были 57 мм скорострельные береговые пушки Норденфельда и 3-х линейные автоматические пулеметы Максима на лафетах или треногах. Кроме крепостной артиллерии в составе гарнизона находилась 13 артиллерийская бригада из 6 батарей (48 полевых орудий). Полевые орудия можно было выставить на побережье, в районах предполагаемой высадки десанта, и для прикрытия проходов в горах, как это было в русско-турецкую войну 1877–1878 гг.[43]

После поражения России в русско-японской войне, из-за нехватки средств военное ведомство стремилось, и не без основания, сократить количество крепостей. Бывший в то время военным министром генерал А. Редигер писал, что все наши крепости были далеко не закончены, вооружены большей частью устаревшими орудиями и не имели нужных запасов. На завершение крепостных сооружений и на снабжение крепостей современной артиллерией нужно было около 800 миллионов рублей, на одни инженерные работы в крепостях требовалось около 300 миллионов рублей, а ежегодно на это отпускалось 7 миллионов. Таким образом, все эти работы могли быть выполнены в 500 лет[44]. В 1909–1912 гг. было принято решение об упразднении ряда второстепенных крепостей, в том числе составлявших береговую оборону Черноморского побережья Российской империи, среди которых Керчь, Батум (Михайловская) и Очаков. В 1910 г. была ликвидирована Керченская крепость, и в Керченском проливе осталась отдельная Керченская крепостная артиллерийская рота[45], к середине 1917 г. в Очакове осталось только 3 батареи[46]. Из приморских крепостей России только в Кронштадте, Владивостоке и Севастополе решено было продолжить крепостные работы[47], и началось строительство крепости имени Петра Великого. В связи с увеличением объема работ по возведению новых батарей и фортов для усиления обороны крепостей в 1912 г. были образованы временные управления Строителя крепостей Усть-Двинск, Ковно, Карс, Осовец, Новогеоргиевск и Севастополь[48]. В 1911 г. в Севастополь для участия в составлении фортификационных проектов крепости был командирован преподаватель Николаевской инженерной академии военный инженер-подполковник С.А. Ильяшов, с 1912 г. — старший производитель работ в Севастопольской крепости. Для руководства составлением проекта крепости в 1912 г. был командирован постоянный член Инженерного комитета военный инженер генерал-майор Буйницкий[49]. В период с 1912 по 1915 гг. в крепости Севастополь были заложены 12 новых береговых батарей калибром орудий от 6» до 12», из них к 1917 г. были окончены и вооружены 8. Всего в 1917 г. в крепости состояло 22 береговые батареи, вооруженные 142 орудиями[50].

Следует отметить, что проектируемые в этот период береговые батареи имели оборону с горжи, а на флангах бетонных массивов батарей имелись погреба для противоштурмовых орудий. Примером может служить батарея № 14, спроектированная в 1910 г. военным инженером Ф. Энбергом.

На левом фланге началось строительство двух укреплений — Северного и Южного по проекту военного инженера Полянского, согласно утвержденной 29 марта 1913 г. Инженерным комитетом «Временной инструкции для устройства перекрытий и стен казематированных крепостных помещений». Укрепления расположены на высотах 211 и 361,2 к востоку от Балаклавской бухты, городом Балаклавой и долиной Золотая балка.

В то время как Южное укрепление обращено к крутому скалистому обрыву и обеспечивает оборону флангов, Северное (рис. 6), расположенное в 1,5 км от него, обеспечивает круговую оборону. Укрепление, состоящее из нескольких рвов глубиной и шириной 2–3 м, построено в выемках в скалистом грунте с крутыми откосами. На обращенной в сторону неприятеля кромке рва из грунта образован вал с бруствером. Обращенные к противнику откосы рва на всем протяжении снабжены бетонной одеждой, а через каждые 8–10 м устроены лестницы шириной 4,5 м. Через каждые 30 м имеются ниши площадью 3 м2. Восточный и западный рвы Северного укрепления соединены между собой потерной длиной 124 м, шириной 2,6 м, высотой 3,5 м и толщиной перекрытия 1 м. Потерна оборудована койками, через каждые 7–10 м вентиляционными отверстиями в стенах, а через 25–30 м — шахтами с лестницами. С запада она примыкает к командному пункту. Вход в пункт защищен стеной и имеет две амбразуры. У восточного конца потерны отрыт котлован для бронекупола. В стенах рва построены огневые точки полевого типа, а на траверсах устроены пулеметные гнезда временного типа. На укреплении сооружены три орудийных барбета с аппарелями.

Южное укрепление (рис. 7) располагается на разных уровнях по высоте, стрелковые окопы уступами поднимаются к вершине высоты. Укрепления оборудованы пятью казематированными сооружениями, убежищами для противоштурмовых орудий с расположенными рядом барбетами. Вторая линия обороны оборудована только на правофланговом опорном пункте, занимая по фронту около 100 м[51]. Оба укрепления не были окончены.

Северное и Южное укрепления могли быть прикрыты огнем через Балаклавскую бухту береговыми батареями № 21 и 22.

На правом фланге приморской обороны на северной стороне в районе имения Перовского накануне Первой мировой войны началось строительство 12» береговой батареи № 26 и для прикрытия ее с востока — Бельбекское укрепление. Но дальше земляных работ на укреплении строительство не пошло.

В таком положении сухопутные укрепления Севастополя оказались в начале Первой мировой войны. Части 13-й пехотной дивизии с 25 июля эшелонами стали выдвигаться на запад. Согласно приказа коменданта крепости Севастополь оборона была разделена на приморский фронт, Северный и Южный отделы обороны. В задачу Северного отдела входило прикрытие от возможного десанта с северного направления. С этой целью северный передовой отряд, усиленный тремя дружинами Государственного ополчения (№ 473, 474 и 569) и 13-й легкой ополченческой батареей, должен был выдвинуться на Альминское поле сражения к деревням Калымтай и Аджи-Булат. Южный передовой отряд по тревоге, усиленный 475 дружиной Государственного ополчения, должен был выдвинуться по Ялтинскому шоссе к деревне Варнутка[52].

17 августа 1916 г. Румыния вступила в войну на стороне Антанты. С момента вступления в войну и до конца года румынские войска не выиграли ни одного сражения, потеряв Добруджу, Валахию и часть Молдавии. Россия была вынуждена перебросить в Румынию войска, образовав с союзниками новый Румынский фронт, остановившийся в устье Дуная. Приближение фронта к Крыму вынудило командование принять меры по укреплению побережья и укреплению сухопутной обороны крепости. С этой целью на побережье Крыма в августе–ноябре 1916 г. было установлено 6 батарей в местах возможной высадки десанта:

в Евпатории — 1-я прибрежная двухорудийная батарея 6» пушек в 190 пудов, 6-я прибрежная четырехорудийная батарея легких пушек;

в Ак — Мечети — 10-я прибрежная двухорудийная батарея легких пушек;

в Ливадии — 5-я прибрежная четырехорудийная батарея батарейных пушек;

в Судаке — 11-я прибрежная двухорудийная батарея легких пушек;

в Феодосии — 12-я прибрежная двухорудийная батарея легких пушек[53].

Эти батареи, от Тендоровского залива до Чаудинского маяка, были подчинены коменданту Севастопольской крепости[54], вскоре из них был сформирован полк прибрежных батарей крепости[55].

Для обороны Севастополя с суши были возведены семь укрепленных позиций полевого типа (рис. 8):

№ 1 Альминская в районе м. Лукулл;

№ 3 близ д. Бельбек;

№ 5 близ д. Дуванкой;

№ 8а при ж/д станции «Бельбек»;

№ 8б при д. Черкез-Кермен;

№ 11 при д. Варнутка;

№ 12 при д. Варнутка.

Позиции не имели постоянного гарнизона, охрану каждой составляли шесть солдат от 86 и 88 ополченческих рабочих рот[56].

В середине 1917 г., согласно приказу коменданта Севастопольской крепости, были утверждены четыре отдела обороны крепости:

1) Северный — от реки Бельбек до Северной бухты;

2) Южный — от Северной бухты до Херсонесского маяка включительно;

3) Дополнительный — от Херсонесского маяка до Балаклавы включительно;

4) Отдел воздушной обороны — согласно плана воздушной обороны[57].

Для отражения воздушного противника служили 9 батарей зенитной артиллерии, вооруженные 75 мм и 3» пушками, 14 прожекторных установок[58] и малокалиберная судовая артиллерия.

 Севастопольская крепость, в середине 1910-х гг. имевшая приморский фронт большой протяженности и свыше 140 орудий большого калибра на батареях, была способна противодействовать судам неприятеля. В то же время сухопутный фронт, замыкающий круговую оборону крепости, только начинал формироваться. Севастопольская крепость и в 1783, и 1854, и 1877 годах оказалась незащищенной с сухого пути.

[1] Тимченко-Рубан Г. Суворов и инженерное дело. // Инженерный журнал. 1913. № 4. ч. неоф. С.511–512.

[2] ГАРФ, ф. 1294, оп. 1, д. 21, л. 100–101.

[3] Севастополю 200 лет.1783–1983. Сб. документов и материалов. — К., 1983. С. 29.

[4] Тимченко-Рубан Г. Указ. соч.// Инженерный журнал. 1913. № 6–7. ч. неоф. С. 758.

[5] Предсказание об обороне Севастополя, относящееся к XVIII столетию // Инженерный журнал. 1901. № 8. ч. неоф. С. 975.

[6] Тимченко-Рубан Г. Указ. соч. С. 789,791.

[7] На строительство укреплений по проекту генерал-майора Гартинга требовалось 929 283 руб.

[8] Столетие военного министерства. Главное инженерное управление. Исторический очерк. 1802–1902. Т.VII. Ч.1. Кн.4–5. — СПб., 1902. С. 343, 344.

[9] Описание обороны Севастополя. Ч.1. — СПб., 1863. С. 97–98.

[10] Возглавлял Вел. кн. Николай Павлович, посетивший Севастополь в 1816 г.

[11] Столетие военного министерства. Главное инженерное управление. С. 424.

[12] Там же. С. 426.

[13] Достойный поклонения. Восточная (Крымская) война 1853–1856 годов: первая героическая оборона Севастополя. — Севастополь, 2005. С.35.

[14] РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 1143.

[15] Скориков Ю.А. Севастопольская крепость. — СПб., 1997. С. 67.

[16] РГА ВМФ, ф. 19, оп. 4, д. 94, л. 9об.-11об.

[17] Находилась в Севастополе

[18] Крестьянников В.В. Воссоздание крепости «Севастополь» во второй половине XIX — начале XX вв.// Крымский архив. № 3. — Симферополь, 1997. С.15.

[19] Всеподданический отчет Военного Министерства за 1870 год. — СПб., 1872. Прил. 4.- С.12; Артиллерийский журнал.. — 1871. № 9. Ч. неоф. С. 1360.

[20] Приказ по артиллерии № 147 от 10.11.1875. — Библиотека МГОиОС.

[21] РГА ВМФ, ф.ГИУ, оп. 26, д. 2861.

[22] Приказ по инженерному корпусу №71 от 07.11.1869; № 28 от 22.05.1871; № 31 от 31.05.1875; № 60 от 25.10.1875.- Библиотека МГОиОС.

[23] РГВИА, ф. 802, оп. 2, д. 836, л. 94

[24] С.П. Моисеев. Список кораблей русского парового и броненосного флота (с 1861 по 1917 гг.)- М., 1948.- С.16

[25] РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 5435

[26] РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 5442

[27] РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 5234

[28] Приказ по инженерному корпусу №17 §9 от 12.06.1887. — Библиотека МГОиОС.

[29] Всеподданнейший отчет Военного Министерства за 1890 г. — СПб., 1892. Прил. 4. С. 47.

[30] Циркуляр Главного штаба № 86 от 4.05.1886; Приказ по артиллерии № 32 от 28.03.1886. — Библиотека МГОиОС.

[31] Приказ по инженерному корпусу № 10 § 2 от 21.04.1891.- Библиотека МГОиОС.

[32] РГВИА, ф. 1345, оп. 1, д. 130; Всеподданнейший отчет военного министерства за 1896 г.- СПб., 1898.- Прил. 5.- С. 9.

[33] Куликово поле, где находился летний лагерь 13 пехотной дивизии.

[34] РГВИА, ф. 802, оп. 2, д. 836

[35] По проекту 1885 г. форт № 1. РГА ВМФ, ф. 3, оп. 26, д. 2694

[36] По проекту 1885 г. форт № 2.

[37] Батарея № 14 была построена на мысу между Стрелецкой и Песочной бухтами в 1913 г.

[38] РГВИА, ф. 802, оп. 2, д. 1790

[39] Яковлев В.В. История крепостей. — М., 1931. С. 204.

[40] По проекту 1885 г. — форт № 11.

[41] Борьба за Севастополь 1941–1942 гг. Дополнение к докладным запискам об иностранных укреплениях Инспектора инженерных и крепостных войск вермахта от 1 апреля 1943 г. — М., 2004. С.92, 94.

[42] 11» пушка обр. 1877 г. в 20 калибров длиной 4 батареи 16 орудий.

 11» пушка обр. 1887 г. в 35 калибров длиной 1 батарея 8 орудий.

 9» пушка обр. 1867 г. 1 батарея 12 орудий.

 6» пушка Канне в 45 калибров длиной 3 батареи 12 орудий.

 11» мортира обр. 1867 и 1877 гг. в 10 калибров длиной 2 батареи 16 орудий.

 9» мортира обр. 1877 г. в 10 калибров длиной 3 батареи 40 орудий.

11» пушки береговых батарей, стрелявшие на 10 верст (10,7 км), своим огнем могли достичь берега между устьем рек Качи и Бельбек, Инкермана, хутора Дергачева, хутоар Нельговского, бухты Омега. Соответственно, 6» пушки Канне, стрелявшие на 14 верст (14,2 км), достигали огнем устья р. Качи, д. Бельбек, Мекензиевых гор, Инкерманского монастыря, Английского кладбищя, Французского кладбища, хутора Бравера, Камышовой бухты.

[43] Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877–1878 гг. на Балканском полуострове. — СПб., 1899. Вып. 17. С.107.

[44] Редигер А. История моей жизни. Воспоминания военного министра. — М., 1999. Т.2. С. 73.

[45] Циркуляр Главного штаба № 194 от 11.11.1910. — Библиотека МГОиОС.

[46] Приказ Командующего Черноморским флотом № 178 от 30.06.1917; № 215 от 2.09.1917. — Библиотека музея КЧФ РФ.

[47] Величко К.И. Русские крепости в связи с операциями полевых армий в мировую войну. — Л., 1926. С. 35–36; Новиков Н.В. Операции на Черном море и современные действия армии и флота на побережье Лезистана Т. 2. — Л., 1927. С. 115.

[48] Приказ по военно-инженерному ведомству № 49 §1 от 19.10.1912. — Библиотека МГОиОС.

[49] Всеподданнейший отчет Военного Министерства за 1911 г. — СПб., 1913. — Отчет ГИУ. С.49; Всеподданнейший отчет Военного Министерства за 1912 г. — СПб., 1916. — Отчет ГИУ. С.44, 48.

[50] 11» пушка обр. 1844 г. в 20 калибров длиной 5 батарей 20 орудий.

 11» пушка обр. 1884 г. в 35 калибров длиной 2 батареи 12 орудий.

 10» пушка обр. 1895 г. в 45 калибров длиной 2 батареи 12 орудий.

 9» пушка обр. 1867 г. в 20 калибров длиной 1 батарея 12 орудий.

 6» пушка Канне в 45 калибров длиной 6 батарей 22 орудия.

 120 мм пушка Викерса 2 батареи 8 орудий.

 11» мортира обр. 1867, 1877 гг. в 10 калибров длиной 2 батареи 16 орудий.

 9» мортира обр. 1877 г. в 20 калибров длиной 3 батареи 40 орудий. Батареи №17, 18, 25 и 26 окончены не были.

[51] Борьба за Севастополь 1941-1942 гг.- С.95, 96.

[52] РГВИА, ф.13145, оп.1, д.5, л.23, 23об.

[53] Приказание Командующего Черноморским флотом № 20с от 13.01.1917. — Библиотека Музея КЧФ РФ.

[54] Приказ Командующего Черноморским флотом № 94с от 19.03. 1917. — Библиотека Музея КЧФ РФ.

[55] Приказ начальника ГАУ № 2309 §2 от 2.12.1917. — Библиотека МГОиОС.

[56] Приказ войскам Севастопольского гарнизона и крепости «Севастополь». Ведомость караульного наряда по г. Севастополю за февраль и апрель 1917 г. — Библиотека Музея КЧФ РФ.

[57] Приказ войскам Севастопольского гарнизона и крепости «Севастополь» № 337 от 6.06.1917. — Библиотека Музея КЧФ РФ.

[58] Приказание Командующего Черноморским флотом № 137с от 9.05.1917. — Библиотека Музея КЧФ РФ.

Поиск по сайту