В. Брошеван (Симферополь)

3-я стрелковая крымская дивизия

За день до освобождения Крыма частями Южного фронта РККА (командующий М.В. Фрунзе) [1] от войск Русской армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля, в Симферополе впервые обрела свою прописку 3-я стрелковая дивизия (начальник — К.И. Калнин, военный комиссар — Флигельман, начальник политотдела дивизии — Шербитов, умерший 25 августа 1921 г. от брюшного тифа (два последних были делегатами Х съезда РКП(б). [2]
Сформирована она согласно приказу Реввоенсовета Советской Республики от 14 ноября 1920 г. в результате слияния 68-й стрелковой бригады 23-й стрелковой дивизии и личного состава 3-й стрелковой дивизии, расформированной еще 5 ноября 1920 г. В декабре в дивизии было личного состава 24 809 человек, в том числе, по социальному составу: рабочих — 3368 человек, крестьян — 14 100, прочих — 7341 человек; по национальному составу: русских — 16 171 человек, татар (казанских — В.Б.) — 1653, евреев — 141, поляков — 90, прочих — 6754 человека.
Военнослужащие, согласно занимаемой должности, носили нарукавные знаки различия (приказ РВСР от 18.12.1918 г.):
1. Для младшего командного состава вводились красные суконные треугольники: отделенный командир — один, пом.ком. взвода — два, старшина — три;
2. Для среднего и старшего командного состава вводились красные суконные квадраты: командир взвода — один, командир роты — два, командир батальона — три, командир полка — четыре;
3. Для высшего командного состава вводились красные суконные ромбы: командир бригады — один, начальник дивизии — два, командующий армией — три, командующий фронтом — четыре.
Приказом были установлены и знаки различия родов войск — суконные петлицы: для пехоты — малиновые; для кавалерии — синие; для артиллерии — оранжевые; для инженерных войск — черные; для авиации – голубые. [3]
С расформированием Южного фронта в декабре 1920 г., дивизия подчинялась командующему 4-й полевой армией, штаб которой находился в Симферополе. [4] С этим решением военного командования согласилось и руководство Крыма. Свидетельством тому — постановление президиума Крымревкома за № 11 от 24 ноября 1920 г., рассмотревшего вопрос «О переполнении территории Крыма воинскими частями». «Ходатайствовать перед Реввоенсоветом Республики, — подчеркивалось в нем, — о выселении из территории Крыма всех воинских частей, кроме 4-й армии» (личного состава насчитывалось 60 тыс. человек) передислоцирована в другие места Советской Украины, все равно численность их была еще большая). [5] Например, в мае 1921 г. в 4-й армии имелось личного состава — 18 892 человека, всего же в Крыму насчитывалось 108 тысяч «едоков военных». [6]
Приказом РВСР от 13 декабря 1920 г. дивизии присвоено наименование «Казанская». В нем, в частности, говорилось: «Красная Армия — часть трудового народа; рабочий класс и трудовое крестьянство тесно связаны со своей армией и оказывают ей помощь в ее борьбе и нуждах. Ни на минуту трудовые массы не должны ослабить этой помощи и заботы, как о материальных, так и политических и культурных нуждах своей армии.
В сознании необходимости установления постоянного поддержания такой тесной связи армии с тылом, целый ряд городов и районов изъявили желание взять под свое покровительство и непосредственную заботу дивизии, особо отличившиеся и укомплектованные из рабочих и крестьян данного города или района.
Реввоенсовет Республики, идя с удовлетворением навстречу этому пожеланию, постановил приписать ряд новых дивизий к городам и районам, дав им, кроме номера, и название соответствующего города. В их числе:
а) 46-я стрелковая дивизия приписывается к городу Екатеринославу и впредь именуется: «46-я Екатеринославская стрелковая дивизия»;
б) 3-я стрелковая дивизия приписывается к городу Казани и впредь именуется: «3-я стрелковая Казанская дивизия». [7]
Однако недолго пребывала дивизия в составе 4-й армии. В связи с ее расформированием, (приказ командующего всеми вооруженными силами Украины М.В. Фрунзе от 25 марта 1921 г.), в 20-х числах апреля 1921 г. состоялось заседание Крымревкома. На нем речь шла о том, что «с 24 апреля Реввоенсовет 4-й армии перестает функционировать по распоряжению Фрунзе. Организуется Реввоенсовет Крымского военного округа под руководством И. Якира (в ряде документов называется Крымским районом: командующий войсками — Якир, член РВС — Левинзон, начальник штаба войск — Гарькавый).
Политработа будет обслуживаться Политическим секретариатом под общим идейным руководством Крымского обкома РКП(б). Военные комиссариаты — органы подсобные Реввоенсовета. Мы будем иметь военный аппарат, специально обслуживающий Крым». [8]
В подчинение РВС Крымского военного округа перешли войска Крымского губвоенкомата численностью 3559 человек, штаб войск обороны Крыма (в состав которого входил и Крымский губвоенком), войска 3-й стрелковой Казанской бригады (с 20 мая по 23 июня ею командует Калнин) и 46-й стрелковой Екатеринославской бригады (созданы в результате расформирования 3-й СД), Военный совет частей особого назначения и Всевобуча Крыма, 638-й стрелковый полк по обороне и охране железных дорог, дислоцировавшийся в Севастополе, а также расположенные в Симферополе 1-й авиапарк, 9-й и 22-й полевые запасные госпиталя. [9]
Однако уже в июне 1921 г. штаб войск Крымского района был расформирован, так фактически и не начав действовать.
Вместо него с 29 июня 1921 г. (по другим данным с 05.06.1921 г.) приказом по войскам Украины и Крыма за № 724/284, в результате объединения отдельных 3-й и 46-й стрелковых бригад, вновь формируется 3-я стрелковая Казанская дивизия (начальник дивизии — И. Якир, с оставлением за ним должности командующего войсками Крыма). Она входит в состав Харьковского военного округа. [10]
24 ноября 1921 г. И.Якир отбыл из Крыма по распоряжению Председателя РВСР в г. Киев для вступления в командование войсками Киевского военного округа. [11] Врид (временно исполняющим дела) начальника дивизии вновь стал Калнин.
После 5 декабря 1921 г. командующим войсками Крыма и начальником 3-й стрелковой Казанской дивизии назначается Максимов И.Ф., военным комиссаром и начальником политотдела — Зорин, начальником штаба дивизии — Любомудров. Подчиняться непосредственно дивизия стала (до 21 апреля 1922 г.) командующему войсками Харьковского военного округа; с 27 мая 1922 г. — командующему Украинским военным округом), а оперативно с весны 1922 г. — председателю Военного совета обороны Крыма.
3 апреля 1922 г. у Председателя ЦИК автономной Крымской ССР Ю.П. Гавена состоялось заседание, на которое были приглашены председатель Совнаркома автономной республики Саид-Галиев; командующий войсками Крыма Максимов — начальник 3-й Казанской стрелковой дивизии (в это время на полуострове имелось 12 тысяч военнослужащих, в том числе в дивизии — 4208 человек, примерно один красноармеец приходился на 50 жителей); председатель Крымского политуправления Уральцев; управделами Крымского ОК РКП(б) Добров. Собравшимся было предложено рассмотреть только один вопрос: «О деятельности Военного совета обороны Крыма» и принять соответствующее постановление.
Было решено:
«1. Председателем Военного совета обороны Крыма избрать Ю. Гавена, секретарем — Доброва (всего в состав Совета вошли 7 человек).
2. Немедленно детально ознакомиться с состоянием обороны Крыма, для чего заслушать доклады:
— о состоянии обороны крымских берегов (Максимов);
— о внутреннем положении Крыма (Уральцев);
— о готовности частей особого назначения (ЧОН) (Лепин);
— о довольствии Красной Армии (представитель Военпродснаба);
— о готовности береговой обороны (Богданов из Севастополя).
3. Протоколы заседаний Военного совета обороны Крыма ни размножению, ни оглашению не подвергать». [12]
В 1923 г. 3-я Казанская стрелковая дивизия переподчиняется командиру 7-го стрелкового корпуса Украинского военного округа. В этот период в ее составе были: командование дивизии, политотдел, штаб, начальник артиллерии и дивизионный инженер; полки: 7-й стрелковый, 8-й стрелковый, 9-й стрелковый; эскадроны: кавалерийский, легкой артиллерии, гаубичный; артиллерийский парк и, кроме того, рота связи, саперная рота, автоотряд, санитарная часть и ветеринарная часть, дивизионная школа, начальник военного хозяйства — начальник снабжения дивизии, бронепоезд № 51.
Благодаря неустанной заботе командования о повышении боевой готовности личного состава, уже в этом году дивизия, по оценке командующего Украинским военным округом М.В. Фрунзе, «представляла крепкую, стройную, сознательную силу, готовую в любой момент выступить на защиту трудящихся».
В 1924 г. и до апреля 1925 г. дивизией командовал И.С. Кутяков. (в годы Гражданской войны — командир 25-й СД, соратник В.И. Чапаева, 45-летний командир корпуса, незаконно репрессирован, погиб в 1942 г. в лагере). По словам А. Рожкова, автора статьи «Под диктовку политруков» интерес представлял в этот период состав красноармейцев дивизии по физическим данным: 17% из них были низкорослыми (до 164 см), 58% — среднего роста (165–169 см), и только у двух процентов рост превышал 175 см. [13]
В мае 1925 г. командиром дивизии был назначен Судаков. Его назначение совпало с приказом РВСР за № 551 (май 1925 г.) о переименовании почетного названия дивизии (слово «Казанская» заменялась на слово «Крымская»). Теперь она стала именоваться: «3-я стрелковая Крымская дивизия». Приказом командующего войсками Украинского военного округа И. Якира от 21.09.1925 г. он являлся также Уполномоченным Реввоенсовета УВО при Совнаркоме Крымской республики, с подчинением ему начальника территориального управления Крыма. [14]
В связи с убытием к новому месту службы бывшего военкома — начальника политотдела дивизии — и с введением в Красной Армии единоначалия, приказом начальника Политуправления УВО от 25.ХI.1926 г. командир дивизии Судаков был назначен и военным комиссаром этой же дивизии. [15]
В этот же период командованием дивизии принимается решение о создании для боевой учебы красноармейцев и командиров учебного лагеря. Были выделены земли прилегающего к селу Ангара Джайлоуского плоскогорья (здесь летом располагались артиллерийские части дивизии), а также земли у Альма-Тамак, где для зенитчиков был оборудован полигон.
Постановлением ЦИК Крыма лагерю было присвоено наименование «Ангарский лагерный сбор имени Кашена». [16]
«Распорядок в лагерях, — писала 7 июля 1926 г. газета «Красный Крым», — был следующий: подъем — в 4:30; до 13 часов — политический час, занятия около орудий, строевые; в 13:00 — обед; с 15:00 до 16:00 — «мертвый час»; с 16:00 до 17:00 — физкультура; С 18:00 — работают ленинские уголки, гармоника, пляска, песни, читальни; проводятся собрания, читки газет. Лозунг лагеря: «Упустишь учебу в лагерях — будешь бит в первых боях».
В 1928 г. командиром и военным комиссаром дивизии был Антонюк, которого затем сменил И.А. Онуфриев.
В связи с 10-летием разгрома войск Русской армии генерала Врангеля в Крыму в ноябре 1920 г. Президиум ЦИК Крымской АССР на заседании 5 октября 1930 г. заслушал информацию Председателя Совнаркома автономной республики Самединова «О награждении 3-й стрелковой Крымской дивизии орденом Красного Знамени». В принятом постановлении говорилось: «Поддержать ходатайство правительственной юбилейной комиссии о награждении 3-й Крымской стрелковой дивизии орденом Красного Знамени и возбудить соответствующее ходатайство перед Центром». [17]
В это время дислоцировалась дивизия по всему Крымскому полуострову:
7-й стрелковый полк — в Севастополе;
8-й стрелковый полк — в Феодосии;
9-й стрелковый полк — в Симферополе;
3-й артполк — в Симферополе;
3-й конный эскадрон — в Евпатории;
3-я рота связи и 3-я саперная рота — в Симферополе.
Пополнялась призывниками по социальному и национальному составу, образовательному цензу. Например, только в году в дивизию прибыло 1529 человек молодого пополнения. Среди них, по социальному составу: рабочих — 466 человек, колхозников — 698, батраков — 38, бедняков-единоличников — 143, середняков-единоличников — 138, служащих — 36 человек; по национальности: русских — 866 человек, украинцев — 391, евреев — 41, татар — 111, поляков — 10, немцев — 4, белорусов — 9, других — 97 человек;
по образованию: грамотных — 830 человек, малограмотных — 515 человек; являлись членами: профсоюза — 94 человека, Осоавиахима — 289, кооперации — 65, МОПРА — 101 человек; занимали выборные должности12 человек.
Спустя 10 дней, 15 октября, Президиум ЦИК Крымской АССР выступил с новым предложением о награждении орденом Красного Знамени 8-го стрелкового полка дивизии. В связи с отсутствием подтверждающих документов об их награждении в Центральных военных, советских и партийных органах страны, мы предполагаем, что оно не состоялось. [18]
В период с 1931 до 1938 гг. дивизией командовал А. Тальковский (1931–1936 гг. — командир и военком; начальник политотдела — Т. Кубасов, затем Незлин; начальник штаба — Смирнов; 1937 г. — Тальковский, командующий 3-м дивизионным округом и командир дивизии; военный комиссар дивизии — бригадный комиссар Володарский; начальник политотдела дивизии — Заруба; начальник штаба дивизии — майор Семин). [19]
Свою боевую мощь и боевую готовность личный состав дивизии под руководством ее командира А. Тальковского демонстрировал на инспекторских проверках и тактических учениях, неоднократно заслуживая высокие оценки вышестоящего командования. В 1931 г. присутствующий на учениях дивизии в горах командующий Украинским военным округом И. Якир отметил высокую физическую выносливость, дисциплинированность и политическую сознательность воинов. «Бойцы 3-й Крымской, — говорил он, — золотые бойцы. Бойцы и командиры совершали суточные переходы в 40–45 километров, как днем, при жаре в 30–40 градусов, так и ночью».
Высокую похвалу получили зенитчики на отрядном учении ПВО частей 3-й СД в 1932 г. от присутствовавших на нем заместителя Наркома обороны Союза ССР М. Тухачевского и Начальника Генерального Штаба РККА А. Егорова. «Видна выучка. — Отмечали они. — Налеты самолетов отражаются организованно. При этом отдельные участки колонн, атакованные авиацией противника, применялись к местности и характеру дороги, организуя защиту, в то время как другие части продолжали движение и выполнение поставленных задач. Пулеметы работали очень хорошо, обороняя стрелков и артиллерию от реющих самолетов. Видно, что командный состав, партийные и политические органы и весь красноармейский состав много поработали над усвоением задач учения».
Особенно высоких результатов в боевой и политической подготовке добился личный состав соединения в 1932 и 1933 гг. В частности, в октябре 1932 г. командование дивизии информировало ЦИК Крымской АССР о том, что «за летний период обучения в 1932 г. 3-я СД вышла в ряды лучших дивизий в РККА. Среди артиллерийских частей РККА 3-й артполк дивизии занимает ведущее место.
На 1-е место в соединении вышел 9-й стрелковый Краснознаменный полк. За период учений 36 бойцов подали заявления о вступлении в партию большевиков, 48 человек — в комсомол, 9 — на сверхсрочную службу, 5 — после демобилизации в колхозы, 100 бойцов объявили себя ударниками имени “РВС СССР”.
Ходатайствуем: 1. Наградить 9-й стрелковый Краснознаменный полк высшей наградой — переходящим Красным знаменем ЦИК Крымской АССР. (Как писал «Красный Крым» 1 марта 1931г., “этот полк был создан из партизанских отрядов Урала — Орского, Байманского, Кувандынского. Сражался в боях с белочехами, с генералом Дутовым, Колчаком и Врангелем. За боевые заслуги на фронтах гражданской войны награжден 3 Почетными Красными знаменами. К 23 февраля 1931 г. приказом Реввоенсовета страны награжден орденом Красного Знамени. Завоевал в соц. соревновании право называться “Ударным полком имени 16-го съезда ВКП(б)”. Награжден переходящим Красным знаменем ЦИК Крымской АССР”).
2. Для поощрения отличившихся бойцов и командиров 3-й СД отпустить в фонд командования 3-й СД 25300 рублей». [20]
22 февраля 1933 г. президиум ЦИК Крымской АССР рассмотрел вопрос «О боевом и политическом состоянии 3-й стрелковой дивизии и 15-й годовщине РККА» и принял постановление, в котором говорилось: «Возбудить ходатайство перед Реввоенсоветом Союза ССР о переименовании 3-й стрелковой Крымской дивизии, рожденной в огне пролетарской революции, совершившей вместе с частями Южного фронта исторически непревзойденный боевой путь от линии Орла до берегов Азовского моря, боровшуюся не щадя своих сил с последними остатками контрреволюции — Врангелем за взятие Перекопа и за освобождение Крыма — в 3-ю стрелковую Крымскую дивизию имени ЦИК Крымской АССР».
23 мая 1933 г. Реввоенсовет СССР принял постановление «О присвоении 3-й стрелковой Крымской дивизии имени ЦИК Крымской АССР». В нем говорилось:
«Удовлетворить ходатайство Центрального Исполнительного Комитета Крымской АССР о присвоении 3-й стрелковой Крымской дивизии имени Центрального Исполнительного Комитета Крымской
АССР и впредь ее именовать: “3-я стрелковая Крымская имени ЦИК Крымской АССР дивизия”.
Председатель РВС СССР К. Ворошилов,
Секретарь РВС СССР Венцов». (21)
4 ноября этого же года состоялось заседание президиума ЦИК Крымской АССР (протокол № 17), на котором был рассмотрен вопрос «Об итогах боевой и политической подготовки 3-й СД за 1933 год и ее 15-летнем юбилее». Отмечалось, что «под руководством ленинской большевистской партии, идя по правильному ленинскому пути, дивизия добилась огромных результатов в деле боевой и политической подготовки и заняла 4 место в войсках Украинского военного округа. По сравнению с 1932 г. дивизия, продвинулась с 8 места на 4, отвоевав 4 лучших места.
…9-й стрелковый Краснознаменный полк, укомплектованный в большинстве своей массы коренным населением Крыма, лучше всех дрался, за первенство и занял 1 место среди полков дивизии, дав сверх отличные показатели по всем видам боевой и политической подготовки».
Было принято постановление о награждении 9-го стрелкового полка, занявшего 3-й год подряд среди полков дивизии 1 место, переходящим Красным знаменем ЦИК Крымской АССР, выделении для поощрения личного состава дивизии 12 тысяч рублей и награждении ценными подарками 36 человек, из которых командиров и политработников — 29 человек, среди них: командир 9-го стрелкового — Бирген, военком полка — Чалбаш, ответственный секретарь партбюро полка — Караев, командир роты — Султан-Галиев…[22]
С конца декабря 1937 г. дивизией (с 17мая 1935 г. входила в состав Харьковского военного округа) командует Рубин, избранный в июле этого года депутатом Верховного Совета Крымской АССР первого созыва. В Госархиве АРК есть один интересный документ, относящийся к судьбе этого человека. 5 января 1940 г. Председатель Президиума Верховного Совета республики А. Менбариев направил телеграмму за № 1 председателю Ялтинского райисполкома Буртову. «Президиум Верховного Совета Крымской АССР, — сообщалось в ней, — просит принять срочные меры к обеспечению квартирой в г. Ялте семьи депутата Верховного Совета Крымской АССР командира дивизии Рубина, который из Западной Украины, где он работал до последнего времени, направляется в длительную командировку партией и правительством для выполнения важного государственного задания». [23]
Военным комиссаром дивизии был полковой комиссар Умников, начальником политотдела батальонный комиссар — Ф.Ф. Хазов (в подчинении у них было 78 политработников). [24]
К глубокому сожалению, Большой террор, охвативший нашу страну в 1937–1938 гг., не обошел стороной командный и политический состав дивизии. Одним из первых пострадал сам командир дивизии А. Тальковский (родился в 1894 г., русский, арестован 23.12.1937 г. и находился в заключении до своего освобождения 25 мая 1940 г. Затем в воинском звании «комдив» служил начальником курса Военной академии имени М.В. Фрунзе. Вновь арестован 30.06.1941 г. Постановлением Особого Совещания при НКВД СССР от 13.02.1942 г. приговорен к высшей мере наказания — расстрелу).
В бывшем Центральном госархиве Красной Армии в Москве мною был найден ранее неизвестный документ — «Список уволенных из РККА, бывших политработников 3-й СД за 1937–1938 гг.». По разным причинам в него были включены фамилии 18 человек. 6 человек из них были арестованы и осуждены «как враги народа», в том числе:
— начальник политотдела дивизии бригадный комиссар Володарский Е.А.;
— политрук батареи политрук Тамарли И.В.;
— секретарь дивизионной парт комиссии батальонный комиссар Бирзгал Н.К.;
— ответственный секретарь партбюро полка политрук Баранский Л.М. [25]
С ноября 1939 г. 3-я стрелковая Крымская имени ЦИК Крымской АССР дивизия, согласно приказу Наркома обороны СССР, передислоцирована на новое место службы — на Дальний Восток. Здесь, приказом Наркома обороны СССР от 16 июля 1940 г. за № 0150, дивизии присваивается новое наименование, и она называется: «3-я стрелковая имени Президиума Верховного Совета Крымской АССР дивизия».
Согласно «Справки» о 3-й Краснознаменной стрелковой дивизии имени Президиума Верховного Совета Крымской АССР, любезно предоставленной автору зав. сектором отдела истории Крымского республиканского краеведческого музея Виктором Михайловичем Надиктой, Великую Отечественную войну дивизия встретила в составе 2-й армии Дальневосточного фронта (дивизией командовали: генерал-майор Можаев С.Ф.(21.01.1939– 20.07.1942 гг.; генерал-майор Пичугин И.П. — 21.07.1942–22.12.1943 гг.; полковник Шеин К.Ф. — 23.12.1943– 03.09.1945 гг.).
В ее состав входили: полки: 8-й стрелковый, 18-й стрелковый, 70-й стрелковый, 65-й артиллерийский, 147-й гаубичный артиллерийский ( до января 1942 г.), а также 13 различных отдельных батальонов, дивизионов, рот и групп боевой поддержки, обеспечения и обслуживания.
В период 1941–1943 гг. направила на фронт 13 945 человек маршевого пополнения. С 9 августа 1945 г. и по 3 сентября была в составе действующей армии. За участие в разгроме Квантунской армии милитаристской Японии, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 г. дивизия награждена орденом Боевого Красного Знамени.

Подпись на фотографии: Симферополь в память совместной службы с начальником штаба Р.И.Лейтендарф в артиллерийском полку 3-ей Крымской 16 сентября 1926 года

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
1.ГААРК, Ф.1, оп.1, д. 418, л. 248; Ф. 663,оп.1, д. 345, л.л.2,4.
Фрунзе Михаил Васильевич (1885–1925 гг.). С сентября 1920 г. командовал войсками Южного фронта и руководил операцией по разгрому белогвардейских войск генерала Врангеля в Крыму. С 1920-по 1924 гг. — командующий всеми войсками Украины и Крыма, командующий Украинским военным округом, Начальник Штаба РККА, начальник военной академии, зам. Председателя РВС СССР и Наркома по военным и морским делам. С января 1925 г. — Председатель РВС СССР и Нарком по военным и морским делам, кандидат в члены Политбюро ЦК партии.
В день смерти М.В. Фрунзе 1 ноября 1925 г. секретарь Крымского обкома партии (располагался на улице Ленина, дом № 11) Петропавловский направил радиосхему в партийные органы Евпатории, Севастополя, Ялты, Джанкоя, Феодосии, Керчрайком. В ней говорилось: «День похорон тов. Фрунзе 3 ноября, является днем большой горечи по утрате стойкого борца за дело освобождения трудящихся. Выбытие старых борцов из рядов Ленинской гвардии должно еще больше сплачивать нашу партийную организацию вокруг Ленинского ЦК.
День похорон 3 ноября отмечается траурной демонстрацией воинских частей, партийных, комсомольских и профсоюзных организаций… Во время демонстрации провести летучие митинги, вечером организовать траурные заседания горсоветов с участием воинских частей и всех общественных организаций. Предварительно по клубам и кружкам провести беседы, доклады. По советской и военным линиям даны соответствующие указания. Для проведения Дня траура выделить тройку из представителей райкома партии, райисполкома и начальника гарнизона».
3 ноября состоялось объединенное траурное заседание президиумов КрымЦИКа, Совнаркома Крыма, городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов с представителями партийных, профсоюзных, общественных организаций и воинских частей, посвященное памяти члена ЦИК Союза ССР, Председателя Реввоенсовета СССР и Наркомвоенмора СССР Тов. М.В. Фрунзе. На нем присутствовало 516 человек, в том числе: членов КрымЦИК — 5 человек, членов Крымского правительства — 3, членов Симферопольского горсовета — 14 человек. С докладом «О жизни и революционной деятельности М.В. Фрунзе», выступил тов. Судаков.
Собравшиеся приняли резолюцию, в которой выражалась «глубокая горечь и печаль по поводу потери одного из лучших бойцов старой большевистской гвардии. Борьба за освобождение угнетенных всего мира взяла и потребует еще многих и многих жертв. Его беззаветной преданностью делу борьбы за рабоче-крестьянскую Республику мы будем воспитывать нашу смену. Лучшим памятником павшему борцу будет наша работа по укреплению мощи СССР — маяка, освещающего путь угнетенным народам, сохранение боеспособности Красной Армии и Флота — защитника социалистического Отечества, созданию которых он отдал всю свою жизнь. Тяжелая рана нанесена Советскому Союзу смертью тов. Фрунзе. Но бодрее вперед, к осуществлению целей, за которые жил и боролся, ушедший от нас тов. Фрунзе».
2. Там же, Ф.1,оп.1, д. 99, л.50;
3. «Военно-исторический журнал», 1990, № 2, с. 19;
4. Приказом РВС Южного фронта от 18.10.1920 г. создана армия, которая 12 ноября объединена с 13 Армией под наименованием 4 Армия. В нее входили: стрелковые дивизии — 2-я Донская (ноябрь 1920 — январь 1921), 3-я (ноябрь 1920), 9-я (ноябрь — декабрь 1920), 23-я (октябрь 1920 — март 1921), 30-я (октябрь. 1920 — апрель 1921), 42-я и 46-я (ноябрь. 1920 — март 1921), 51-я, 52-я и Латышская (ноябрь 1920), Сводная (октябрь 1920 — январь 1921), а также 3-й конный корпус (ноябрь. 1920 — март 1921). Участвовала в контрнаступлении Южного фронта 1920 г. в Северной Таврии против войск генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля, затем в Перекопско-Чонгарской операции в ноябре 1920 г. 25.03.1921 г. расформирована, войска переданы Кавказскому фронту и Харьковскому Военному округу.
Командующие: В.С. Лазаревич (октябрь 1920 — февраль 1921), А.С. Белой (февраль — март 1921).
5. ГААРК, Ф. 1188, оп. 3, д. 21, л. 12; Ф. 1, оп.1, д.42, л.73.
6. «Армия и революция», 1921, № 1, с. 120.
7. ГААРК, Ф. 3285, оп.1, д.16, л. 90.
8. Там же, Ф. 1,оп.1, д. 78, л. 208; оп. 3, д. 21, л. 106.
9. ЦГАСА, Ф. 539, оп. 1, д. 40, л. 26.
10. ГААРК, Ф.1, оп.1, д. 99, л. 50.
11. Там же, Ф. 652, оп. 1, д. 10, л. 3.
12. Там же, Ф. 653, оп.1, д. 214, л. 275; ЦГАСА, Ф. 25889, оп. 2, д. 336,л. 132,
13. Журнал «Родина», 2003, № 3.
14. ГААРК, Ф. 652, оп. 1, д. 831, л. 538.
15. Там же, Ф.1, оп. 1, д. 464, л. 181.
16. Там же, Ф. 652, оп.1, д. 84, л. 17; Ф. 652, оп. 1, д. 84, л. 17.
17. Там же, Ф. 663, оп. 2, д. 671, л. 24.
18. Там же, Ф. 663, оп. 2, д. 164, л. 26.
19. Там же, Ф. 652, оп.10, д.173, л. 29.
20. Там же, Ф. 652, оп. 4, д. 542, л. л. 1–3.
21. Брошеван В. Кто осуществлял охрану Крымского полуострова в довоенные годы (ноябрь 1920 — июнь 1941 гг.//Крымская АССР. 1921–1945. Вопросы-ответы. Вып.3. — Симферополь.: «Таврия», 1990. С. 112–115.
22. ГААРК, Ф. 4093, оп. 2, д. 52, л. 159; Ф. 663, оп. 5, д. 239, л.1.
23. Там же, Ф. 2055, оп. 6, д. 30,л. 24.
24. ЦГАСА, Ф. 25900, оп. 6, д. 234, л. 31.
25. Там же.

Поиск по сайту