Дело №2

М.Михайлов (Симферополь)

Адъютант Май-Маевского: чекист-нелегал или миф советской пропаганды?

Крымский полуостров испокон веков является ареной войн и вооруженных конфликтов международного и внутреннего характера. Не зря крымские законодатели, разрабатывая образец флага автономии, отдали должное героическому прошлому красной полосой в нижней части полотнища. Не стал исключением и XX век. Две мировые и гражданская война не обошли Крым, оставив самый заметный след в его и без того богатой истории.

В декабре 2005 года исполнилось 35 лет со дня смерти некогда одного из самых известных в Крыму людей Павла Васильевича Макарова. Легендарный чекист, партизан, писатель, первый советский разведчик-нелегал, прототип образа штабс-капитана Кольцова в телефильме «Адъютант Его превосходительства», автор ряда книг биографического характера — таким мы знали его благодаря советским средствам массовой информации как регионального, так и всесоюзного масштаба.

По сюжету фильма «Адъютант Его превосходительства» Павел Кольцов ведет активную разведовательно-диверсионную деятельность в логове Добровольческой армии. Имея разветвленную агентурную сеть, через курьеров подпольщиков передает информацию командованию Красной армии. Адъютант вмешивается в решения своего командующего, используя хитроумные комбинации, освобождает арестованных из тюрьмы, выводит на ложный след контрразведку. Широко использует он и методы оперативной работы: личный сыск, подслушивание, перлюстрацию корреспонденции. В конце концов, Кольцов проявляя личный героизм, пускает под откос литерный эшелон с английскими танками для белых, но попадает под арест, и военно-полевой суд приговаривает его к расстрелу. Актер Юрий Соломин блестяще справился с ролью, благодаря чему стал одним из самых популярных в стране. После этого телесериала письма Соломину приходили сотнями, причем в адресе многие указывали лишь: «Москва, Павлу Андреевичу Кольцову». Насколько сюжет фильма соответствует действительности, каковы истинные заслуги Макарова и в чем сходство его жизненного пути с биографией Павла Кольцова?

Павел Васильевич Макаров родился 18 марта 1897 года в г. Скопине Рязанской губернии в семье кондуктора товарных поездов Сызрань-Вяземской железной дороги 1. Рано осиротев, (отец погиб при крушении поезда в 1903 году), Павел идет на работу в типографию, а затем в малярно-кровельную мастерскую. Переехав в Крым, торгует газетами от редакции газеты «Южное слово», но затем за распространение информации, не пропущенной цензурой, подвергается аресту и меняет работу на кондуктора трамвая. После начала войны, окончив 4 класса училища, направляется в Тифлисскую школу прапорщиков, которую заканчивает в 1917 году и распределяется на Румынский фронт в составе 5-й роты 134 Феодосийского полка. Участвует в боях и получает ранение и контузию.

После развала фронта и начала братания с немцами, прапорщик Макаров распустил подчиненных и сам покинул окопы. Вернувшись в Крым, он примкнул к большевикам, идеи которых были близки ему еще с фронта. Историки Макарова утверждают, что по заданию Севастопольского военно-революционного штаба Макаров вместе с неким Цаккером был командирован на юг Украины для формирования частей Красной гвардии — Красной Армии. Но однажды в Мелитополе попал в расположение дроздовцев2, и опасаясь быть расстрелянным, рассказал о своей военной карьере, возведя себя в штабс-капитаны. Интересен и тот факт, что Цаккер в Мелитополь не поехал, а оказался в Бердянске и потом встретив своего коллегу уже в форме штабс-капитана, был очень напуган. Макаров рассказал ему о своих приключениях и просил передать в севастопольский штаб об этом превращении. Но как он сам признается позднее, передал ли эту просьбу Цаккер, ему так и осталось неизвестно3.

В своей книге «Адъютант Май-Маевского»4, изданной в 20-х годах, Макаров признается, что играть роль штабс-капитана ему было непросто. Не хватало грамотности и общего воспитания.

В доверие к командующему Добровольческой армии генерал-лейтенанту В.З. Май-Маевскому Макаров, попал после того, как стал сообщать ему о крамольных разговорах среди офицеров. Май-Маевский не сомневался в преданности Макарова в отличии от начальника контрразведки полковника Щукина, который до конца не доверял офицеру-выскочке. Некоторые исследователи объясняют такое доверие Май-Маевского тем, что он сам чувствовал себя неловко среди офицеров, для которых кумиром был полковник Дроздовский. Поэтому Владимир Зенонович при выборе адъютанта и отдал предпочтение новичку Макарову5.

Со слов Макарова сам Врангель однажды заметил прыткому адъютанту: «Я в Ваши годы был всего лишь подпоручиком». На что Макаров встал и дерзко возразил: «Но в мои годы Вы не имели Анны на темляке. А у меня кроме нее еще три боевых креста и два ранения». Врангель якобы рассмеялся: «Сидите, капитан, я не хотел Вас обидеть. Обещаю, что Вы еще будете генералом и комендантом нашей первопрестольной столицы Москвы». Об этом факте известно со слов собеседника Макарова — журналиста еженедельника «Радио и телевидение», опубликовавшего это интервью в №6 за 1966 год.

Новоявленный капитан быстро оценил все преимущества работы в штабе и даже уговорил своего начальника принять на службу в качестве ординарца брата Владимира, который действительно был большевиком. Доверчивость Май-Маевского по отношению к своему адъютанту поразительна. Заметив отсутствие грамотности и воспитания у штабс-капитана, командующий не делает из этого выводов, а лишь указывает ему на это, помогая восполнить пробелы. Когда контрразведка арестовывает большевистский актив Севастополя и Владимира Макарова в том числе, Май-Маевский обещает адъютанту освободить задержанного, веря, что это недоразумение. Тем не менее, Владимир Васильевич Макаров был переправлен контрразведкой на крейсер «Корнилов», использовавшийся в качестве тюрьмы, где его казнили и тело сбросили в море.

Кстати, на доверчивость Май-Маевского обращается внимание и в фашисткой листовке 1943 года «Хамелеон», распространявшейся с целью скомпрометировать Макарова как руководителя партизанского отряда.

Не проявляют бдительности и бывшие сослуживцы П.В. Макарова по Тифлису и Феодосийскому полку. Увидев бывшего прапорщика в звании штабс-капитана и в должности адъютанта командующего, они только заискивают перед ним.

А Павел Макаров просто манипулирует окружением Май-Маевского в своих целях. Сначала он добивается выведения из штаба командующего начальника личного конвоя Май-Маевского амбициозного князя Мурата и «заменяет» его на «преданного» штабс-капитану князя Адамова. Потом таким же образом рокирует еще двух офицеров.

По поводу возможностей Макарова в освобождении задержанных имеются противоречивые сведения. С одной стороны Макарову действительно удалось убедить Май-Маевского освободить группу военнослужащих, задержанных контрразведкой за дезертирство. Один из освобожденных, прапорщик Сагиров (впоследствии в 20-х годах — начальник евпаторийской милиции), вспоминал, что адъютант командующего Макаров, беседуя с задержанным, признался ему, что связан с подпольным комитетом большевиков6. Все это выглядит неправдоподобным. Такой риск не был вызван острой необходимостью, а под пытками (которые широко практиковались в застенках контрразведки по свидетельству самого же Макарова) задержанные могли выдать своего благодетеля.

А вот С. Леонов, один из руководителей севастопольского подполья, спустя почти полвека в разоблачительном письме на имя секретаря ЦК ВЛКСМ Е.М. Тяжельникова утверждает, что сам лично обращался к Макарову с просьбой о содействии в освобождении заключенных из Севастопольской крепости. В ответ Макаров произнес: «А что я за это буду иметь?». На основании этого Леонов делает вывод, что «…Макаров П.В. советским разведчиком в штабе белых не был, а был активным белогвардейским офицером в кровавой дроздовской дивизии, в которой служил верой и правдой до конца ее существования…». Возникает вопрос, как тогда Севастопольское подполье посмело обратиться к «активному белогвардейскому офицеру» с такой просьбой?

В книге «Адъютант Май-Маевского», издававшейся только при жизни автора более пяти раз, прямо утверждается о том, что Макаров работал в штабе белых по заданию противника. Однако еще в тридцатых годах возникли серьезные сомнения в достоверности изложенных в ней сведений. Дело в том, что в неразберихе революции и гражданской войны возникло множество псевдогероев, приписывавших себе несуществующие подвиги и иные заслуги. И делалось это не только из тщеславия. Герои революции и гражданской войны имели право на персональные пенсии, внеочередное получение жилья и другие серьезные льготы. Это сейчас мы закрываем глаза на подобные явления самозванства в нашей действительности, считая стыдным копаться в чужом белье или сомневаться в чьих-то заслугах. А в то время в местные и центральные органы шел поток писем (и вовсе не анонимных), разоблачающих лиц, «примазавшихся к делу революции». Была создана Центральная Комиссия по выявлению бывших красных партизан и бывших красногвардейцев. Люди собирали свидетельства очевидцев своих заслуг перед страной, массу справок о том, что они в тот или иной период состояли или не состояли, воевали на той, а не на иной стороне и.т.п.

Макарову выдержать этот экзамен не удалось. После издания своих мемуаров в советские партийные органы посыпались письма недоброжелателей, разоблачавших лихого штабс-капитана, и Крымский отдел ВКП(б), занимавшийся изучением (а по сути созданием истории партии) т.н. Крымистпарт, был вынужден заняться проверкой фактов, опубликованных автором. По свидетельству 22 крымских подпольщиков, собравшихся в Москве, было установлено, что «Макаров никогда не был членом крымской подпольной организации большевиков, служил верой и правдой белогвардейцам — душителям рабочих7». Крымистпарт «установил», что попав в пьяный скандал, Макаров был посажен на гауптвахту, откуда бежал. Крымская повстанческая армия использовала П. Макарова получением от него кое-каких сведений, за что и дала ему приют в своих рядах. «Нынешние омерзительные пьяные выходки Макарова, говорят о том, что школа Май-Маевского не прошла бесследно для этого самозванца. Макаров должен быть разоблачен до конца»8.

Действительно П.В.Макаров в этот период злоупотреблял алкоголем, что признают даже его друзья. Это еще более усугубило его положение. В 1929 году Павел Макаров решением пресловутой Центральной комиссии был исключен из рядов Красных партизан и лишен персональной пенсии. Однако Крымистпарт все-таки признал, что адъютант Май-Маевского предоставлял повстанческой армии «кое-какие сведения», но до статуса разведчика эта работа явно не дотягивала.

В духе того времени обсуждения мемуаров Макарова проводились и в форме литературно-общественных судов над автором. Как в 1928 году сообщала газета «Вечерний Киев», рабочие Восьмой типографии города и сотрудники института им. Лисенко провели свой суд над коммунистом Макаровым, автором книги «Адъютант Май-Маевского». По свидетельству журналистов одни доказывали, что Макаров — самохвал, другие — что герой. Суд-диспут закончился вердиктом: «Макаров оправдан»9.

Совсем иное мнение высказал уже народный суд, рассмотрев материалы уголовного дела по обвинению П.В.Макарова, расследованному НКВД. В разгар репрессий в 1937 году он был арестован и более двух лет провел в местах лишения свободы. Историку С.Б. Филимонову удалось ознакомиться с уголовным делом нашего героя, до сих пор хранящимся в архивах СБУ.

Заслуживают внимания показания Макарова на допросах в НКВД. Следователя естественно интересовала причастность обвиняемого к сотрудничеству с иностранными разведками, участию Макарова в боях против Красной Армии и результаты его разведдеятельности в штабе белых. Мы представляем себе методы, использовавшиеся в ходе ведения следствия в годы репрессий, и можно было бы предположить, что Макаров стал их жертвой. Однако изложение показаний, их логичность и аргументированность, а также мягкость последовавшего приговора (ему вменялись в вину пропаганда и агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти ст.58-10,58-11 УК РСФСР, но в качестве наказания определено 2 года лишения свободы, после чего он был освобожден с учетом времени, проведенного под арестом10) позволяют нам принять их на веру. Макаров объяснил, что найденное у него фото в форме офицера румынской армии сделано в шутку еще на фронте у одной знакомой румынки, чьи братья служили в армии. Адъютант Май-Маевского отрицал свое участие в боях против красных. Выяснилось, что в мемуарах он немного слукавил, заявив, что был ранен в ногу, на самом деле лишь симулировал ранение. На службе в полку дроздовцев он никакой связи с красным подпольем не имел, и на прямой вопрос следователя о результатах своей деятельности, откровенно заявил, что ничего полезного для революции не сделал. Обвиняемый признал, что Май-Маевский первоначально использовал его как осведомителя, а потом перевел в адъютанты. Задержан он был после ареста брата, у которого при обыске нашли открытку двухлетней давности с компрометирующей информацией11.

Но вернемся в Севастополь 1920 года. К счастью, после ареста Макаров не был расстрелян, как герой актера Соломина, а совершил побег из-под стражи, и примкнул к так называемой красно-зеленой повстанческой армии. В фильме «Адъютант Его превосходительства» показана банда зеленых с характерным девизом, написанном на тачанке: «Бей белых пока не покраснеют, бей красных пока не побелеют!». Мы привыкли воспринимать зеленых как бандитов, не поддерживавших ни одну из сторон в гражданский войне. Однако отряды в которые попал Макаров, не придерживались нейтралитета. Французское слово partisan еще не прижилось в Крыму и добровольцы вооруженной борьбы на территории, занятой противником именовали себя зеленогвардейцами, повстанцами, красно-зелеными, но никак не партизанами. Макаров, возглавив т.н. Симферопольский полк краснозе-леных повстанцев, использовал весь свой военный опыт и знание противника в боях против войск Врангеля, Он был известен не только среди своих, но и среди врагов. Сам Врангель упоминает отряд Макарова в своих «Записках», изданных в Берлине, как подразделение зеленых, доставившего серьезное беспокойство его тылам в октябре 1920 года «…Симферопольский полк под командой уже известного капитана Макарова…»

Стороны вели и идеологическую борьбу друг против друга. Врангель заявил, что если «краснозеленые протянут им руку, то они ее пожмут». Но Макаров, потерявший в застенках брата, не мог в это поверить. В листовках, отпечатанных на трофейной машинке, и распространяемых как среди населения, так и в рядах белых, он наоборот призывал белых переходить на сторону повстанцев. И если в отношении офицеров такая пропаганда была малоэффективна, то солдаты белой армии уходили в леса целыми группами.

Военный прокурор белогвардейцев И.Калинин прямо указывает, что вождь зеленых капитан Макаров мстил за своего казненного брата. Его отряды пользовались поддержкой татарского населения. Местные отряды государственной стражи (полиции) не могли бороться с этими «шайками», и Врангель был вынужден создавать тыловую армию, поручив ее командование генералу Носовичу, но было уже поздно, так как и фронтовая армия дрогнула12.

Третий Симферопольский повстанческий полк под командованием Макарова нападает на расположенное в горах месторождение угля — Бешуйские копи и выводит их из строя. Отрезанный от Донбасса Врангель, надеялся на Бешуйский уголь для нужд флота. С этой целью была даже восстановлена узкоколейка от ст. Сюрень. За успешные операции против белогврадейцев Макаров был награжден штабом Крымской повстанческой армии именными серебряными часами, которые ему вручил лично И.Д. Папанин.
К моменту ухода Белой армии в отряде Макарова было 279 чел. На вооружении было: винтовок — 235; револьверов -12; пулеметов — 11. Для передвижения в отряде было 13 лошадей и 16 повозок 13.

После вступления в Крым частей Красной армии Макаров назначается командиром Истребительного отряда по борьбе с бандитизмом при Крымском ЧК. Скорее, этот период из биографии Макарова позволяет считать его чекистом. В соответствии с мандатом Крым ЧК Макарову разрешалось производство облав, обысков и взятие заложников. Он не мог быть арестован без ведома Крымского ЧК14. Отряд Макарова добивается определенных успехов, уничтожив целый ряд бандформирований, однако зам.председателя Крымского ЦИКа Вели-Ибраимов смещает его с этой должности и сам занимает ее. Обиженный Макаров увольняется из ВЧК и уезжает в родной г. Скопин, где руководит местной милицией. Однако без Крыма он уже не может и вновь переводится на полуостров. Павел Васильевич работает участковым надзирателем Алуштинской раймилиции, субинспектором уголовного розыска Симферопольской райгормилиции. В это время он и начинает работу над своей книгой «Адъютант Май-Маевского».

В 1926 году по состоянию здоровья П.В. Макаров оставляет службу в органах внутренних дел и переходит в управление исправительно-трудовых учреждений при Наркомате юстиции Крыма, где в 1932-1933 году возглавляет административный сектор. Далее уже упомянутая черная полоса в жизни Павла Васильевича выбивает его из колеи. Злоупотребление алкоголем, нападки завистников и недоброжелателей делают свое дело. Но, к счастью, его репутация хотя бы частично, но восстанавливается после долгих и настойчивых хлопот его самого и боевых товарищей. В ноябре 1939 года ему возвращают и персональную пенсию в размере 200 рублей в месяц.

Великую Отечественную войну П.В. Макаров встретил в штате отдела социального обеспечения. Когда встал вопрос о формировании подполья и партизанских отрядов, Макаров вновь ушел в горы и опять в составе Третьего Симферопольского партизанского отряда. Воспоминания об этом непростом периоде жизни Макаров изложил в своей книге «Партизаны Таврии».Нет необходимости доказывать вклад начальника партизанского отряда Павла Макарова в борьбу с немецкими оккупантами. Достаточно лишь привести тот факт, что фашисты в отместку за деятельность Павла Макарова в их тылу, уже в декабре 1941 года расстреляли его мать Татьяну Саввичну (перед этим они сожгли весь ее нехитрый скарб, а во время допросов выбили оба глаза), а также повесили и расстреляли родителей и невестку жены Макарова.

Жена и дети П.В. Макарова также принимали активное участие в боевых действиях против врага. Его супруга Анна Кирилловна Макарова (Квасова) также была бойцом Третьего Симферопольского партизанского отряда и награждена медалью «За боевые заслуги». Дочь Ольга награждена орденом «Отечественная война» второй степени и пятью медалями. Сын П.В. Макарова Георгий после начала войны поступил в Кременчугскую авиашколу, которая была переброшена в Среднюю Азию. Однако в связи с нехваткой самолетов и недостатком налета часов, часть курсантов была переведена в Ташкентское пехотное училище. Георгий Макаров попал на фронт в апреле 1942 года в 1 батальон 11 мотострелковой бригады 10 танкового корпуса. 1 февраля 1943 года в окрестностях Лисичанска он был убит во время атаки, которой руководил в качестве командира взвода автоматчиков.

Отряд Макарова воевал в знакомых ему еще по гражданской войне местах в окрестностях Чатырдага. В июле 1942 года он был переведен в Алуштинский отряд начальником штаба15. В октябре 1942 года Макаров был эвакуирован на большую землю вместе с другими бойцами. Сразу после освобождения Крыма Макаров со своими товарищами прошел по местам боев. Из фотоотчета об этом походе видно, что немцы так и не добрались до всех тайников партизан. Макаров отыскал продовольственные склады. На партизанской стоянке сохранился внешне вполне исправный пулемет «Максим», не сожжены и партизанские схроны. Кстати, участники этого перехода на всякий случай вооружились не только фотоаппаратом, но и более серьезным оружием: пистолетом ТТ и пистолетом-пулеметом Судаева.

После окончания войны старый партизан пережил вторую волну славы. Опубликовав книгу воспоминаний, он вновь оказался в центре внимания. Ему писали из разных уголков страны. Вспоминали его заслуги как в гражданскую, так и в Великую Отечественную. Восхищенные соотечественники даже обещали возбудить ходатайство о присвоении ему звания Героя Советского Союза, а пионеры писали письмо Министру Морского флота СССР с предложением назвать один из новых теплоходов Черноморского морского пароходства «Чекист Павел Макаров»16.

Павел Васильевич Макаров был награжден орденом Боевого Красного Знамени сразу после эвакуации из Крыма на Кавказ в октябре 1942 года. К концу войны он получил медаль «Партизану Отечественной войны» I степени и в 1967 году Орден Красной Звезды. Именем Макарова назвали пионерскую дружину в его родном Скопине. Там же организовали его музей. Он был желанным гостем в трудовых коллективах и в учебных заведениях. Не в пример сегодняшнему дню, в то время серьезное внимание уделялось воспитанию молодежи на поступках героев старшего поколения. Возникла целая волна произведений, написанных по мотивам его воспоминаний. Особенно популярной была его первая книга «Адъютант генерала Май-Маевского». Как только не изгалялись авторы, изменяя фамилию главного героя. Он был и Марковым и Макановым и Кольцовым, но никак не носил имени своего реального прототипа. «Адъютант» вышел в варианте для детей в журнале «Костер», где основной упор делался на судьбу Миши — сына погибшего князя (в телефильме он превратился в Юрия Львова). На сцене Симферопольского театра ставили спектакль о подвигах «Адъютанта».

Сам Макаров был против такой популярности. Его справедливо возмущало отсутствие каких-либо ссылок на его книгу и упоминание о нем как о прототипе главного героя. И когда в конце 60-х журнал «Вокруг света» стал публиковать сценарий телефильма «Адъютант Его превосходительства» авторов Болгарина и Северского, ветеран не выдержал и разразился гневным письмом в адрес главного редактора: «…Приходилось ли Вам, уважаемый редактор, наблюдать как от брошенного в реку куска хлеба бойкие пескари ловко отхватывают облюбованные кусочки? Подобно этим пескарям от пущенного в житейскую реку «Адъютанта генерала Май-Маевского», ловкие рыцари пера откусывают свои облюбованные куски. Среди них есть и такие, что хотят проглотить грешного «адъютанта» почти целиком»17.

Пытался Макаров усовестить и одного из авторов сценария — своего соратника по партизанскому отряду Г.Северского. Сначала Северский оправдывался тем, что телефильм только возвеличит Макарова, а затем это противостояние переросло в настоящую литературную войну. В конце концов авторы заявили Макарову, что это телефильм про вымышленного капитана Кольцова и сценарий не имеет никакого отношения к Макарову, а у Май-Маевского вообще было целых четыре адъютанта. Однако неугомонный герой узнал в кадрах телекартины фрагменты документального белогвардейского фильма «Взятие Полтавы войсками генерала Май-Маевского и встреча генерала Деникина», который был вывезен им из штаба белых и впоследствии сдан в один из московских архивов. Обидно было видеть себя в этом фильме и слышать, что «Адъютант Его превосходительства» никакого отношения к Макарову не имеет. Авторы пошли дальше и стали очернять Макарова в разговорах с кинематографистами и литераторами. А когда Юрий Соломин упомянул о Павле Васильевиче как о прототипе, ему позвонил Северский и посетовал больше этого не делать, поскольку Макаров не тот человек, о котором следует упоминать, рассказывая о фильме. Некоторые писатели вступились за оскорбленного автора. Предлагалось не только упоминать фамилию Макарова, но и предварять демонстрацию телефильма вступительным словом Макарова18. Но авторы сценария были категорически против, не желая уступать ни части авторства прототипу, давшему основание для столь захватывающего сюжета. И как оказалось, неспроста. После выхода фильма на экраны страны, его авторы были удостоены звания лауреатов Государственной премии СССР. Но у Макарова уже не было сил бороться с теми кого он считал плагиаторами. Павел Васильевич скончался 16 декабря 1970 года в возрасте 73 лет.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы:
1. П.В.Макаров, не был ни кадровым красноармейским разведчиком в тылу Добровольческой армии, ни чекистом- нелегалом. Он не имел связи с командованием Красной армии и стал офицером дроздовцев по воле случая, а адъютантом командующего — благодаря собственным стараниям которые, однако не были следствием какого-либо конкретного разведзадания.
2. Трудно судить о твердых большевистских убеждениях Макарова в тот период и его искреннем желании противостоять белогвардейцам. Думается, что казнь брата и собственный арест на фоне реальной перспективы поражения армии Врангеля стали решающим толчком в выборе Макаровым стороны большевиков и перехода в повстанческую армию красно-зеленых.
3. Заслуги П.Макарова не так значительны, как деятельность героя телефильма штабс-капитана Кольцова и исчерпываются фактами освобождения задержанных дезертиров и передачи севастопольским подпольщикам через брата некоторой информации о планах белого командования19.
4. Нападки и обвинения в адрес Макарова в самовосхвалении инициированы изданием книги «Адъютант генерала Май-Маевского» и их нельзя назвать абсолютно беспочвенными.
5. Все это нисколько не умаляет роли Макарова в повстанческом движении в гражданскую войну и в партизанском в Великую Отечественную. Ее уникальность заключается в повторении жизненных перипетий через два десятилетия почти в одном и том же месте перед лицом врага. Макаров и его родственники заплатили очень большую цену за преданность Родине и свои идеологические убеждения.

И сегодня жизнь и деятельность Павла Васильевича Макарова заслуживает дальнейшего изучения и благодарной памяти потомков.

Комментарии:
1.Впоследствии Макаров представится генералу Май-Маевскому сыном начальника этой дороги. Об этом упоминается и в фильме.
2.Полк Дроздовского считался самой боеспособной частью Добровольческой армии. В декабре 1917 года полуторатысячный отряд офицеров-добровольцев под командованием 36-летнего полковника Генерального штаба М.Г. Дроздовского прошел с непрерывными боями путь более чем в 1200 километров из города Яссы через Украину в Ростов, где влился в состав Добровольческой армии, Л. Г. Корнилова.13.01.19 года генерал Дроздовский скончался от тяжелого ранения, и его имя было присвоено полку, которым он командовал. Одним из первых в Добровольческой армии дроздовцам была выдана особая военная форма, всех участников перехода из Ясс на Дон наградили специальной медалью, а офицеров дивизии — памятным знаком.
3.Филимонов С.Б. Тайны судебно-следственныхдел.-Симферополь:Таврия Плюс,-2000.-128с. С.65.
4.Макаров П.В.Адъютант генерала Май-Маевского.-Л.:Изд-во «Прибой»,1927.-195с.
5.Судьба первая: адъютант командующего Павел Васильевич Макаров, Архив за 2001//«Монитор»[Электронный ресурс]: Электрон, журн. -Нижний Новогород: Нижегородский бизнес еженедельник.2002.- Режим доступа к журн.: http://www.monitor.nnov.ru/2001/number11/ art32.phtml; Netscape Navigator или Internet Ехрlorer, — Загл. с экрана
6.Сагиров Г.З. В пороховом дыму, — Баку: Азербайджанское государственное издательство, 1968.С. 79.
7.Правда об «Адъютанте Май-Маевского»,//Красный Крым.-Ниюля 1929.
8 .ГААРК Ф.1566, оп.1., л.658.
9.Макаров оправдан// «Вечерний Киев» — 6 марта 1928 года №56(327).
10.Спустя несколько месяцев после вынесения обвинительного приговора определением судебной коллегии Верховного суда РСФСР Макаров П.В. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, лжесвидетели и работники госбезопасности были привлечены к ответственности. Исследователь И. Мосхури утверждает, что Макаров был освобожден благодаря вмешательству прокурора А.Я. Вышинского и всесоюзного старосты М.И. Калинина. Возможно этим высоким покровительством и объясняются последовавшие репрессии в отношении следователей П.В. Макарова.
11. Филимонов С.Б. Тайны судебно-следственныхдел.-Симферополь:Таврия Плюс, — 2000. — 128с. С.64-68.
12.Калинин И. Под знаменем Врангеля. — Л.:Изд-во «Прибой».-1925. С.110-111.
13.Ремпель Л.И. Архив крымских повстанцев (зеленых).//Крым . №1(9).-1929. С. 189.
14.Подлинник мандата хранился в личном деле Макарова П. В, №1163 в архиве УВД Крымоблисполкома, однако дело из архива исчезло и об этом документе нам стало известно благодаря копии, снятой П.Качурой.
15. Этот перевод с понижением стал причиной всевозможных пересудов уже после войны и обвинений Макарова в плохом командовании, особенно в зиму 1941-1942 года. Якобы партизаны Макарова из-за его просчетов больше боролись с голодом, чем с врагом.
16.Батхин Е. Адъютант его Превосходительства//3намя шахтера — №23(2259)-23 февраля 1971
17. При подготовке статьи использованы материалы, собранные ныне покойным хранителем музея крымской милиции П.Качурой.
18.Ю.Андреев. Ради восстановления справедливости/Литературная Россия №28(392) от 10 июля 1970. С.14
19.Видимо этим можно объяснить и скромную официальную оценку заслуг П. В. Макарова Советской властью. Так к 50-летию Октябрьской революции он был награжден лишь орденом Красной Звезды, хотя другие его соратники получили более высокие награды, в т.ч. и высшую награду страны орден Ленина.

Поиск по сайту